Форум «Замка разноцветных муз»

На Замке начался Марафон фотоисторий! Пишите истории или стихи о понравившихся фотографиях и приносите свои. Никаких сроков и ограничений, и всего одно правило - чтобы вам было весело!

Читайте свежие новости нашего Замка в Вестнике Глашатая!


Вернуться   Форум Замка разноцветных муз > Парк у Замка > Игровая площадка
Регистрация Справка Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 12.08.2009, 09:33   #1
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 55
Сообщений: 5,670
По умолчанию Новая сказка про вампиров, или кто убил мадам Паучко

попутчик (25 Июня 2009 21:47)

Элина проснулась на закате. Вот чего ей всегда не хватало в прошлой жизни – возможности спать, сколько хочется... Вампирша сладко потянулась и невольно поморщилась. Рука все-таки болела. Может, не стоило вчера так усердствовать на тренировке, но доказать дневной смене, что следователь по особо нужным делам Элина Кровайская заткнет за пояс кого угодно – было жизненно необходимо. И так, после того несчастного укуса, их группу полгода мурыжили по госпиталям, да и сейчас приходится раз в месяц проходить психологическое тестирование. Это еще чудо, что вообще оставили на службе. Хотя... то, что проблема ночных дежурств решена раз и навсегда радует всех, а не только руководство.
Элина вздохнула и быстро спрыгнула с кровати. До заступления на смену оставалось совсем немного времени, а еще предстояло позавтракать и разбудить соседей. Нет, укус вампира – это, конечно, не подарок. В средние века следственной бригаде грозило бы сожжение на костре. Еще лет сто назад их бы просто тихо спрятали в специальный санаторий и наблюдали через окошко за реакцией на дневной свет и чеснок... Но сегодня, к счастью, времена просвещенные. Выяснено что вампиризм - просто заразная болезнь.. передающаяся со слюной... ну, может и не просто, но в любом случае не настолько опасная, чтобы списывать со счетов хороших работников. Да, оставлять вампиров жить в городе - опасно. Для самих вампиров, между прочим, в первую очередь. Сколько идиотов мечтают совершить подвиг, не понимая, что воевать надо со злом, а не с теми, кто на тебя не похож. Да, вампир. Но на страже порядка! Лучше бы народные дружины организовали, да уличную преступность снижали...
Элина нахмурилась. Хорошее вечернее настроение опять начинало портиться…
Да, группу поселили в прекрасном коттедже на территории милицейской школы, да, рядом лес и озеро. Да, у них есть любимая работа. Но ждать, пока созреет вакцина для обратного превращения, еще лет пять…
Вампирша тряхнула черными волосами и резко постучала в соседнюю дверь.
- Юрис, вставай, опять опоздаешь…
Потом еще в одну.
- Семен Семенович, пора...
Третья распахнулась сама.
Высокий плечистый вампир улыбнулся Элине.
- Давай, буди свою команду, а я пока двигатель разогрею…
Девушка с сожалением посмотрела вслед водителю.
К Алексу судьба была явно несправедлива. Жена эксперта-криминалиста Семена Семеновича, занятая малолетними внуками легко согласилась на переезд мужа в коттедж, и даже иногда навещала его, привозя домашние пирожки и не боясь пересудов соседей. Опер Юрис и следователь Элина и так с утра до ночи пропадали на работе и о личной жизни давно забыли. А вот у Алекса намечался страстный роман с милой продавщицей мороженого... Вернувшись после больницы, парень кинулся к возлюбленной. И получил категоричный ответ – с вампирами не общаюсь!
Можно подумать, тот хлыщ из офиса, которого Алекс выследил возле киоска, лучше!..
Вампирша взглянула на часы и заторопилась - опоздания начальство не прощало никому, будь ты хоть трижды вампиром.
Управление порядка стояло на месте. Это радовало. Хотя… нет, лучше пусть стоит, - решила Эллина. Кивнув Алексу, троица поднялась в кабинет.
После дневной смены, как всегда, остались немытые чашки , полные пепельницы и записка на столе: «Все нормально, мы – на деле. Пашите!»
- Что бы новое сказали, - вздохнул Юрис.
И как накаркал…
По громкой связи донеслось:
- Ночная смена, на выезд. Убийство на улице Забитых фонарей…

(26 Июня 2009 17:13) Пост Альки

- Влипли? - поинтересовался Юрис, увидев дом.
- Да уж, ситуевинка, - согласилась Элина невесело.
Жилище было не просто элитным, а запредельного, недоступного простым смертным уровня. Об этом свидетельствовал и нежно-розовый, без единого пятнышка, цвет стен, и ухоженная территория, огороженная высокой кованой решеткой. В доме было двенадцать этажей, и что-то подсказывало милиционерам, что местные жильцы могут даже не знать друг друга в лицо.
- Опять начнется: «Я не буду отвечать без своего адвоката», «Да вы понимаете, кто я такой?» и прочие выкрутасы, - поморщился оперативник. - Опять же старушек, которые бы на лавочке сплетничали, тут не найдешь. Откуда информацию брать прикажешь?
- Может, нам и не потребуется опрашивать соседей. Чтоб в таком домике - и без охранников обошлось? Да ни в жизни! Сейчас они нам быстренько продиктуют список визитеров этой Паучко.
Увы, вместо бравого детинушки в форме служителей закона встретила хрупкая старушка. Вместо автомата или хотя бы резиновой дубинки она держала в руках стаканчик, распространявший резкий запах валерианы, и периодически отхлебывала из него, пугая народ отсутствующим выражением лица. Вампиры дружно поморщились - при их куда более остром, чем у людей, обонянии такие ароматы вызывали желание немедленно надеть противогаз. Ну, или хотя бы проветрить помещение.
Посмотрев на старушку, Юрис даже не решился, как обычно, спросить, в какой квартире проживает труп. Лично ему эта шутка казалась очень смешной.
- Нам куда пройти-то? - вместо этого сказал он. - Мы из милиции.
Дополнение было излишним - все четверо и так были в форме, не заметить которую мог только слепой. В отличие от своих коллег-людей вампиры к внешнему виду относились трепетно, будто специально ставя себя на одну доску с остальным человечеством.
- Второй этаж, четвертая квартира, - на автомате ответила бабуля, внимательно глядя мимо милиционера. - Там она, бедняжка.
Алекс, ты снами? – подмигнул эксперт.
- Нет, я в машине посижу, - водитель окинул дом взглядом. – Заодно посмотрю не собирается ли кто нас спешно покинуть...
- Юрис, пройдись по квартирам, пока народ совсем спать не лег, - предложила Элина. - А мы с Семенычем на труп глянем.
- Думаешь, от этого будет польза? - усмехнулся Юрис. - Поспорить готов, что никто ничего не видел, не слышал и не знает.
- А ты все-таки поспрашивай. Вдруг кто с нашей мадам на кухне чай вместе пил или хотя бы в один фитнесс-клуб ходил.
- И силу по пустякам не используй, - включился в инструктаж
эксперт-криминалист. - У нас из-за тебя и так два строгих выговора за прошлое дело.
- А что всегда я-то? - проворчал оперативник, отступая к лестнице. - Как Элине подозреваемых очаровывать, так оно можно?
- На меня хоть раз жаловались? - фыркнула вампирша. - И я никогда не заставляла подследственных гулять по карнизу, размахивая австралийским флагом!
- Предлагаю закончить вечер воспоминаний и вернуться к работе, - кашлянул Семен, покосившись на консьержку. Так хоть и выглядела божьим одуванчиком и умирающим лебедем одновременно, явно навострила уши.
- С тобой не поспоришь, - улыбнулась Элина. - Идем.
На лестнице эксперт принюхался.
- Черт, тут народу было - как в метро в час-пик, - огорченно заметил он. - Да еще баба какая-то прошла, ее духами по всему подъезду несет. Теперь даже если кого из побывавших тут на улице встречу, уже не узнаю.
- Да ладно, и по старинке поработаем, - махнула рукой девушка и позвонила в квартиру. Над дверью подозрительно поблескивала глазком камера.
- Интересно, здесь запись ведется или изображение просто на экран транслируется? - заинтересовался Семен Семенович. - Хорошо бы первое, да только я в чудеса не верю.
Милиционерам открыла перепуганная девушка.

Agdaha (26 Июня 2009 22:22)

- Здрасте, - сказала девушка и посторонилась. – Проходите…
Милиционеры прошли за девушкой в широкую гостиную.
- Здесь уже побывали криминалисты, - сообщила девушка. – Они же забрали тело мадам Паулины…
Элина попыталась поудобнее устроиться за низеньким кофейным столиком... достала портативный компьютер и быстро начала выстукивать:
- Имя, фамилия, род занятий…
Худенькая, мышастого вида девушка, запинаясь, ответила:
- Петелька… Петра… Мышкевич…
Элина подумала, что некоторым имена подходят очень точно.
- Кем приходились убитой?
Девушка вжала голову в плечи и тоненько пискнула.
- Домработницей…
- Что можете рассказать об убитой? Первой тело обнаружили вы? Не заметили ничего подозрительного?
Девушка вытаращила глаза в ужасе.
- Да все, все подозрительно! Я как зашла – с порога почуяла – что-то неладно! Меня никогда предчувствие не подводило!
Петра пару раз по-заячьи дернула носом.
- Потом захожу, а она… лежит…
Элина быстро пролистала первые документы оставленные криминалистами. Положение тела, отпечатки пальцев, орудие преступления… не найдено.
- Успокойтесь, пожалуйста и постарайтесь вспомнить что-нибудь важное для следствия. Что вы можете сказать о покойной? Не было ли у нее врагов? Может, вы в курсе, какие отношения были у нее с коллегами по работе?
- Мадам Паучко была святой женщиной, - Мышкевич шумно высморкалась в замурзыканный платочек. – У нее был свой банк, вы знаете, наверное… но при этом у нее совсем не было врагов. Она всем помогала, как могла. Занималась благотворительностью, курировала два детских дома… открыла контору помощи начинающим предпринимателям. Народ с благодарностями шел – не продохнуть бывало от гостей!
А что в открытых с ее помощью конторах она была соучредителем - так как еще присмотреть, куда свои деньги вкладываешь? Сейчас столько мошенников… а мадам Паучко всегда была добра к людям. Всегда выдавала ссуды под низкий процент… вот мне надо был телевизор – ссудили, без вопросов. А в других банках замучилась бы бумажки собирать…
- И что, совсем не было недовольных? Никто ни разу не жаловался, не угрожал мадам Паучко?
Мышкевич замялась.
- Ой, как сказать…
- Да? – Элина внимательно посмотрела на домработницу.
Петра поерзала в кресле, потом заговорила:
- Была одна дамочка… взяла у мадам Паулины крупную ссуду и открыла галерею. Может слышали? Галерея "Новый взгляд"?
- Нет, не приходилось, - сухо ответила Элина, ставя себе заметку, навести справки о галерее.
- Вот то-то и оно, мазню всякую в ней выставляют… мадам Паучко не нравилось… и никто в ту галерею не ходил. А дамочка та, что ее открыла, решила, что это мадам Паучко ей вредит и натравила на нее своего кавалера! Приходил он третьего дня… ругался так, что стекла звенели…
Мышкевич еще раз дернула носом и добавила:
- Я так думаю – они ее и убили…
- Это мы проверим! – пообещала Элина. – А кто-нибудь еще заходил часто в дом? Были у мадам Паучко родные, близкие друзья? Муж, дети?
- Нет, не было у мадам детей, - погрустнела домработница. – Муж был, да развелись давно, он лет десять, как в другой стране живет. Мадам Паулина была одиноким человеком… потому всем и помогала… Вот только часто заходил ее помощник, правая рука. Но он святой человек, они всегда душа в душу… захожу, бывает, в кабинет, с кофе – сидят как два голубка над бумагами и улыбаются друг другу… звонил он. Вот прямо перед тем, как вы пришли. Кто-то доложил уже о смерти мадам… убит горем, бедняжка…
- А были ли у вашей хозяйки какие-то привычки? Может что-то, что поможет нам опознать убийцу?
Домработница задумалась, потом, воровато оглядевшись по сторонам подалась вперед и шепотом сообщила:
- Она любила блестки! Все личные вещи посыпала своими блестками!
«- Значит - преступник перемазан в блестках! - сделала еще одну заметку Элина. – Будем искать!»

попутчик (28 Июня 2009 19:07)

- Ты собираешься проверять весь список? – с ужасом спросил Юрис, глядя на общую тетрадь, в которую убитая по старинке записывала всех облагодетельствованных.
- Нетушки, - тряхнула волосами Эллина, - а на что у нас дневная смена? Беседовать с народом – святая обязанность милиции. А мы - вампиры. Нам или жертвы или уже специально отобранные подозреваемые.
- Правильно, - разулыбался Юрис. – человек пять, не больше. И желательно – уже в блестках..
- Вот вы напрасно шутите, молодой человек, - покачал головой пожилой эксперт. – современная косметика создается на основе таких материалов, что отмыть эти самые блестки за день - два мало кому дается. Так что, если у нас будут подозреваемые...
- Вот именно, - согласилась вампирша. - Кстати вот эта сладкая парочка – галерейщица и ее кавалер, кажутся мне очень перспективными... Может познакомиться с ними поближе?
- Прямо сейчас? – удивился Юрис, взглянув на часы, - они конечно, богема, но ломится в полночь...
- Ничего, у нас тут убийство, потерпят, - Элина хитро прищурилась. – Но для начала надо взглянуть на вложение капитала... Где у нас эта галерея "Новый взгляд" находится?
- Если вы имеет в виду этот маленький подвальчик с вывеской: «Галерея Новый взгляд. Настоящее искусство» - то совсем рядом, - Семен Семенович отошел от окна. – Я и не знал , что в этом районе есть галереи современного искусства.
- Не было тут ничего без мадам Паучко, - всхлипнула из угла девушка Петра, о которой стражи порядка успели забыть. - Это она договорилась про подвал. Разве могла она подумать, что эта... эта... художница... такую гадость потащит в приличный район? Она же думала – там цветочки будут, бабочки, ну в конце концов портреты… А там... мадам портреты любила. Она говорила у нее эти, как их.. визуальные ассоциации – вот – хорошо развиты. Вон видите сколько альбомов?
- Альбомов? – Элина подошла к столу, на котором были свалены огромные искусно переплетенные книги, - вот это альбомы? О... да, мадам Паучко явно увлекалась... ассоциациями. Визуальными...
Юрис заглянул из-за плеча коллеги и хмыкнул:
- Славные мальчики. Были бы фотографии – я б фотографов то привлек.. Атак – бог их знает, может и правда – искусство… не станешь же на каждую порнушку приглашать искусствоведа...
- Элина захлопнула альбом.
- Интересно, что же наша мадам в таком случае называла гадостью? Семен Семенович, может, посетите галерейку?
Пожилой вампир оторвался от созерцания огромной люстры и удивленно посмотрел на следователя.
- Ты считаешь, я самый большой знаток живописи в этой компании?
- Вы- самый свободный знаток живописи, - заявила Элина, вытаскивая из сумочки фотоаппарат, - вы поснимаете, что там на стенах висит, придем на работу – разберемся... Юрис, ты закончил опрос свидетелей?
- Никто ничего никогда нигде не видел, - бодро доложил вампир. – тебе осталось побеседовать с привратницей, я ей велел допить свой валокордин и подняться для дачи показаний, и можно ехать...
- Тогда, пока я буду консьержку допрашивать, сходи, познакомься-ка ты с нашим главным подозреваемым... как его там звать то? Чем занимается?
- Ай, да ничем он не занимается, - махнула рукой Мышкевич, потом воровато оглянулась, и, наклонившись поближе к следователю, зашептала:
- Был бы приличный кто, а то – поэт.. Живет в мансарде, ходит вечно в берете красном, важный такой, никогда не остановится, ни о чем не спросит... Только сквозь зубы бросит «здравствуйте», и все мимо бежит. А куда бежит-то? На службу не ходит, дела своего не имеет. А что стишки кропает и по журналам таскает – так разве же это работа для мужчины! Вон у нас в классе девочки тоже стишки кропали в тетрадки. И что? А ничего. Как миленькие, вон, пошли работать. Кто продавщицей, кто горничной…
Мадам его одно время даже считала приличным человеком. Предлагала помощь. А он только фыркнул – дескать, ему помощь не требуется… надо же, всем требовалась, а ему – нет. Подозрительный он, точно говорю. Страшный человек! А как он кричал на мадам, когда третьего дня пришел… Аж трясся весь. « Вы, -говорит, - своей паутиной пытаетесь запутать красоту». Да какая там красота, видели бы вы эту художницу! Никакого лоска! Вечно тряпки какие-то синие, шарфики убогие… Было бы о чем кричать!
- А вы говорили, он угрожал убитой? – напомнил Юрис.
- А как же, и угрожал, - закивала Петра. – Таких как вы, говорит, уничтожать надо! Вот! Как есть угрожал, кровопийца! И вот теперь мадам убита, а я без работы осталась… - и девушка зашлась в рыданиях, закрыв лицо руками, но Элина заметила, что она внимательно наблюдает за реакцией следовательницы из-за чуть раздвинутых пальцев.
- Успокойтесь, - Элина снова взяла в руки общую тетрадь, - мы разберемся. Где он тут записан?
- А нету его в тетрадке-то, - Петра опустила руки и посмотрела на вампиршу совершенно сухими глазами, - я же говорю, отказался он от помощи. А живет он в доме напротив. На 12 этаже, снимает угловую однокомнатную. Вон видите окна?
- Значит давайте, Семен Семенович, жду снимков из галереи, надеюсь проблем с проникновением в подвал у опытного вам... оперативника не возникнет, - Элина насмешливо посмотрела на эксперта. - А ты, Юрис, навести господина поэта. И глянь, нету ли на нем блесток… А я пока посмотрю записи, фотографии, да и консьержка уже должна выпить всю свою валерьянку.
- Валокордин, - усмехнулся Юрис, - правда он у нее разлит в бутылочку из-под мадеры.
- Ах, друг мой, работающая женщина имеет право на маленькие слабости, - усмехнулся эксперт, увлекая оперативника к двери, - и тот мужчина, который это понимает, обречен на успех!

Believinga (29 Июня 2009 23:32)

Антонина Ивановна Панкееву не читала, Шеллара III не знала, но сидя в своем закутке, произнесла именно ту, заветную фразу короля: «Тут надо сесть и крепко подумать».
Бессменная консьержка элитного дома была в растерянности. За годы работы, (а начинала она ещё в доме, который снесли, чтобы построить этот, элитный ) Антонина Ивановна привыкла все знать, все предвидеть, быть в курсе любых событий. Сказать, что она знала, что говорили, ели, пили, носили, чем дышали в каждой из квартир – ничего не сказать. Она в буквальном смысле слова проживала жизнь с каждым из жильцов. И старалась прожить её так, чтобы ощутить от соучастия в чужой жизни конкретную материальную выгоду. Может быть, небольшую такую выгоду, но курочка по зернышку…
Антонина Ивановна была очень наблюдательной и умной старушкой. Умной, не в смысле там посчитать интеграл или книжку какую премудрую процитировать - все знания, не касающиеся напрямую повседневной жизни, она считала излишними. Добрый гений элитного дома - Антонина Ивановна отличалась практической сметкой и талантами психолога. Кто бы мог подумать, что бабушка не только все примечает и все знает, но и иногда «дергает за ниточки»:
- Ах, Роза Ивановна, Ваш Боренька сейчас привел девушку домой, да, официантку из кафе… да что Вы, всегда рада… Да мне ли не понимать материнское сердце…
А получасом позже, когда разгневанная Роза Ивановна влетает на всех порах в подъезд и мчится наверх, забыв про лифт:
- Ах, Боренька, может Вам интересно будет узнать, что Ваша маменька неожиданно вернулась … да, сейчас прошла мимо меня… да, всегда рада, мне ли не понимать, что такое молодость… любовь…
Потом Антонина Ивановна пыталась угадать, успеет ли девица одеться и сбежать на верхний этаж или Роза Ивановна так и застукает потенциальную невестку в неглиже. Стоит ли говорить, что и Роза Ивановна и Боренька давали щедрые чаевые, как и прочие жильцы дома. А уж старая одежда (ну, немодная в этом сезоне норковая шубка), старая мебель, техника… у Антонины Ивановны был надежный стоковый центр с твердым процентом – вещи-то не ворованные! И вот тут способности бабушки перещеголять любой калькулятор, твердо отследить рыночную цену превосходили способности любого топ-менеджера.
А сейчас хитрая консьержка сидела и думала трудную думу. Кто убил мадам Паучко? Почему она недоглядела? Почему не заложила в это мероприятие свою выгоду? Что сказать на допросе, куда её вызывают? А ведь пора идти…
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...

Последний раз редактировалось Аждаха; 14.11.2009 в 18:53
попутчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.08.2009, 09:37   #2
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 55
Сообщений: 5,670
По умолчанию

Алька (30 Июня 2009 22:43)

На двери галереи "Новый взгляд" красовалась табличка «Закрыто». Семен Семенович подергал ручку, огляделся в поисках вездесущих бродяг, но никого не обнаружил.
Сигнализация была установлена плевая. Работы на пять минут даже начинающему домушнику, а что уж говорить о вампире-эксперте! Семен Семенович запустил когти в стену, нащупал проводок питания и разорвал его.
- Входи, кто хочет, - неодобрительно покачал головой он, достав из кармана приветливо звякнувшую связку отмычек, и через пару минут уже вошел в галерею.
Картины, висевшие на стенах, действительно голых мальчиков не изображали. Цветы, пейзажи, лошади, пасущиеся у реки, - все картины были удивительно светлыми, навевали умиротворяющее чувство покоя. Семен Семенович сделал пару снимков, потом спохватился, включил свет и продолжил фотографировать.

Юрис пешком поднялся на двенадцатый этаж – лифт, как это всегда бывает в высотных домах, не работал. Конечно, с его физической подготовкой это не было проблемой, но настроение все-таки испортилось. Оперативник прикинул расположение окон и позвонил в дверь. Потом еще раз. И еще. И еще.
Поэт упорно не открывал. Либо витал в Эмпиреях, либо ушел в запой, либо просто ушел. В конце концов, для богемы и вампиров в двенадцать ночи жизнь только начинается.
После пятой трели, изданной звонком, дверь все-таки распахнулась, и Юрису стало стыдно. Заспанный Валерьян Лютиков в ночном колпаке и веселенькой пижамке в полосочку щурился на свет и выглядел дико недовольным, что его подняли с постели в такое позднее время.
- Добрый вечер, - поздоровался Юрис, смутно догадываясь, что доверительная беседа вряд ли получится. Невыспавшиеся поэты – далеко не лучшие собеседники. – Милиция, капитан Вильдяев.
- И чего вам надо? – сразу насторожился Лютиков. – Если по краже в соседней квартире, так меня дома не было и я ничего не слышал.
- Мы так и будем на лестнице разговаривать? – сощурился вампир. – Может, в дом пригласите?
Поэт окинул взглядом глазки соседних дверей, покосился но свой ночной наряд и, отступив в сторону, впустил милиционера в прихожую.
- Вы знали Паулину Паучко? – прямо спросил Юрис, поняв, что дальше его приглашать не собираются.
- Лучше б не знал, - скрипнул зубами поэт. – Таких стерв еще поискать! А что, это она вас ко мне отправила? И в чем обвиняет? Я у нее спонсорской помощи попросил и стих про нее не написал?
- Вообще-то гражданка Паучко убита…
- Слава Богу! – эмоционально воскликнул поэт, и Юрис мысленно вычеркнул его из списка подозреваемых. Ну, не в его характере было совершить хладнокровное убийство! Этот бы шарахнул вазой по голове, сам вызвал милицию и утверждал бы еще, что полностью прав.
- Жаль, что этого не произошло раньше, - дополнил подозреваемый.
- Почему? – заинтересовался Юрис.
- Да какая вам разница! Убили, и ладно.
- Это вам – ладно, - не согласился оперативник. – А нам убийство раскрывать.
- Чтоб убийцу в тюрьму отправить? – возмущенно спросил Лютиков. – А вот я бы ему руку пожал и медаль выдал.
- За что? – продолжил доставать поэта Юрис, прикидывая, не пора ли применить гипноз.
Валерьян серьезно посмотрел на него, прикидывая, насколько можно доверять родной милиции, и сказал:
- В общем, тут все не так просто. Для вас как – есть труп, значит, надо разобраться. Виновных наказать, непричастных подвинуть, чтоб не мешались… А о личности покойного вроде как знать и не надо. Нет, вы только поймите меня правильно, я вовсе не хочу плохого говорить о покойной, но и хорошего о ней сказать нечего!
- Это грустно, - дипломатично заметил оперативник. – Самое печальное, это когда человека и ничем хорошим вспомнить нельзя. Если бы люди почаще об этом вспоминали, возможно, у нас меньше работы было бы.
- Вот именно, - согласился Лютиков. – Вот тут вам про Паулину расскажут, что она молодым талантам помогала. Мол, бескорыстная женщина, ценительница искусства и наставница молодых дарований. А на деле она этих талантливых ребят просто использовала!
- В каком смысле?
- В прямом! Думаете, она просто так деньги давала? Как же! – широко махнул рукой Валерьян. - По сути дело все равно принадлежало ей, и как только оно начинало приносить прибыль, его основатель и идейный вдохновитель переводился на фиксированный оклад, и вся прибыль шла в карман Паучихе.
- Вам она тоже предлагала такое сотрудничество? – подкинул вопросик Юрис.
- Ну да, - уже более спокойно сообщил поэт. – Поэтический журнал хотела издавать. Я отказался. Возможно, немного резко, но уж очень она меня тогда разозлила…
- А как вы думаете, кто мог совершить убийство?
- Да кто угодно. Круг интересов мадам Паулины был очень широк, - Лютиков зевнул. – Извините. Просто я привык в это время уже спать.
- Это вы простите, - Юрис улыбнулся, привычно не показывая клыков. – Заработался и совсем забыл про время. Если вызовем вас в управление, повторите то же самое под протокол?
- А это обязательно? – снова насторожился поэт.
- Да, - со вздохом подтвердил оперативник. – Сами понимаете, формальности!
- Хорошо, присылайте вашу повестку, - сдался Лютиков. – Но только днем, хорошо?
- Конечно, - кивнул Юрис и вышел на лестницу, представляя, как счастлива будет Элина, когда узнает, что проверять придется всех. - Да, кстати, а как насчет Жюли Киршуа? Могла она?..
- Нет! – поэт мигом подобрался, и даже его ночной наряд вдруг показался Юрису сверкающими рыцарскими латами. – Она не могла, ясно вам?
- Ну, не могла так не могла, -довольно кивнул вампир и побежал вниз по лестнице.
Он был уже к районе третьего этажа, когда услышал, как на двенадцатом наконец хлопнул замок.

Agdaha (3 Июля 2009 00:50)

Мелодично тренькнул дверной звонок. Петра подскочила с испуганным видом и побежала к двери.
- Кто там? – в голосе домработницы отчетливо слышался страх, как будто и за ней вот-вот должен придти убийца.
- Антонина Иванна, - донеслось до чуткого слуха Элины. – Меня вызывали сюда…
Элина в один момент оказавшись рядом с Петрой (так, что та в ужасе шарахнулась к стене), кивнула девушке и та открыла, впуская консьержку в квартиру. Старушка прошмыгнула внутрь вместе с запахом мадеры. Маленькие глазки, спрятанные за толстыми стеклами очков, зашарили по стенам.
- Это ж скока добра-то пропадет! – вырвалось у Антонины Ивановны и ее мелкие кудряшки затряслись от жадности.
- Это добро не пропадет! – в голосе Петельки отчетливо послышался металл. – У мадам Паулины завещание было, уж она-то всем своим добром распорядилась, как полагается умному человеку!
- А кому она все завещала, вы не в курсе? – ненавязчиво поинтересовалась Элина.
- Нет, - сразу сникла Петра. – Чего нет, того нет… но мадам Паулина…
- Умная женщина, я помню, - кивнула следователь. – Не подскажете адрес нотариуса мадам Паучко?
- Это вам надо узнать у помощника мадам, - развела руками Петра.
- Телефон нотариуса – 55-66-67-07, - быстро подсказала консьержка. – Нотансон Георгий Яковлевич. Часы работы с девяти утра до семи вечера. Выезд на дом платный…
- Спасибо! А вы не знаете, кому могла завещать все свое состояние мадам Паучко? – Элина повела под ручку Антонину Ивановну, как хорошую знакомую, в гостиную.
- Я так думаю, что главный наследник – Ипполит Бобинский, - сообщила та. – Помощник мадам Паучко. С мужем мадам не разговаривала… родственники к ней никогда не приезжали, даже не знаю, был ли кто…
- Не было никого, - вставила Петра. – Мадам была совершенно одинокой… я у нее восемь лет работаю – все про нее знаю!
- А что вы можете рассказать про мадам Паучко? – спросила Элина у Антонины Ивановны, проигнорировав реплику Петры. – Кто к ней приходил? Кто был сегодня? Не было ли у нее ссор с кем-нибудь?
На лице консьержки стала видна напряженная работа мысли.
- Лютиков был из соседнего дома... Любимец этот мадам, прилизанный…
- Да вы не переживайте, - приободрила ее Элина. – Посидите, расслабьтесь, подумайте…
На слове «расслабьтесь» вампирша сделала едва заметное ударение и Антонина Ивановна, словно повинуясь, в задумчивости откинулась на спинку дивана. Взгляд ее побежал по стене, по висящим на ней картинам, полкам…
- Вспомнила! – воскликнула она.
- Что? – оживилась Элина.
- Вот эту шкатулочку мне мадам Паучко обещала подарить! – консьержка указала на покоящийся на полке сундучок инкрустированный самоцветами.
- Чееего?! – Петра возмущенно вытаращилась на Антонину Ивановну и встала перед ней, спиной закрыв шкатулку. – Она косарь зеленых стоит! Вы что, с ума сошли?!
- П-п-позвольте, - начала заикаться от возбуждения консьержка. – Подарок, есть подарок… это, может, последняя воля мадам Паучко? Остановилась она передо мной, вчера и говорит: «Тетя Тоня, так мол и так, вы завсегда на страже… хочу вам подарок сделать! Зайдите ко мне, я вам шкатулочку с камушками подарю!» Вот вам крест! – фальшиво заявила она и перекрестилась левой рукой.
Элина с трудом сдержала усмешку. Тем временем, скромная тихая Петелька становилась с каждой секундой все больше похожей на разгневанную фурию.
- Во народ пошел, а! Во дают, на ходу подметки у штиблет рвут! Да вы сами думаете чего говорите? «Завсегда» - передразнила она консьержку. – Да мадам слова-то такого не знала! Деревня!
- Ну, может, слово «завсегда» мадам и не говорила, - сварливо ответила та. – Я дословно не запоминала…
- Да вы вообще ничего не помните! – с наскока пошла в атаку Мышкевич. – Даже не помните, кто приходил к мадам, а еще про последнюю волю говорите! Меньше спать надо на посту, сторожиха! – презрительно добавила она.
- Эт ты, милая, зря! – голос консьержки стал медовым. – Я, может, не грамотная, да в людЯх разбираюсь… и помню, к кому шастают мужики, когда мадам на работе…
- К кому?! – с видом оскорбленной добродетели ахнула Петра. – Какие мужики?!
- Какие-какие… знамо какие! Лютиков, Бобинский… да ладно они, что я, не знаю, что ты с того народа, что к мадаме за деньгами водила, таксу брала? Сколько у тебя пропускной билетик-то стоил, а?
Мышкевич побелела и затряслась от злости.
- Вы… вы… мелочная побирушка! О честных людях по себе судите!
- Я, может, мелочная, но я чужие вещи не присваиваю, - прошипела, как гюрза консьержка. – Куда из прихожки делись серебряные рамки для фотографий?!
- Паршивая врушка! – Мышкевич вцепилась в волосы консьержки.
- Воровка! – не осталась в долгу та и принялась мутузить соперницу по дележке имущества.

попутчик (4 Июл 2009 22:33)

Элина с веселым интересом наблюдала за дракой.
- Да вас из милости держат, все равно охрана на выходе есть, вам не чета, - повизгивала домработница, старясь ухватить консьержку за подрагивающие кудряшки. – Да я до домоуправа дойду...
- А ты то кто такая, чтобы с тобой говорить? Приживалка! – Антонина Ивановна ловко уходила от драки, тыкая сухоньким кулачком в бок рыдающей Петре. – Ты тута по какому праву сидишь? Надеешься, что тебе эта квартира обломится? Может, ты и убила благодетельницу свою, чтобы не мешала твоим шашням с мальчонкой...
- Да вы, да как вы смеете, - задохнулась от негодования Мышкевич, и тут опытная склочница нанесла меткий удар кулачком в лицо.
- Спасите, убивают, - заверещала девушка, картинно упав на диван.
Антонина Ивановна цыкнула зубом, отряхнула руки и повернулась к вампирше.
- А вы проверьте, где находилась девушка Мышкевич в момент убийства.
- Проверим, обязательно проверим, - весело кивнула следователь. - А вы сами-то где в этот момент находились?
- В какой такой этот? – насторожилась консьержка. – Я весь день на своем рабочем месте. А во сколько убили-то болезную?
На диване затихла Петра, косясь на Элину.
- Около обеда, - кивнула та. - По всему выходит, где-то в районе обеда.
- Так меня и не было вовсе, - заторопилась Петра, - я как в одиннадцать ушла в магазин, так еще в химчистку заскочила, костюм забрать, потом еще по делам...
- В химчистку она забежала, - фыркнула старушка, - вот скажите, зачем, - обратилась она к следовательнице, - держать в доме эту фрю, если тратиться то на химчистку, то на прачечную? Я же говорю – приживалка! И еще и гулящая. Причесочку-то с утра для кого наводила? Чтобы в прачечную идти? Точно вам говорю, - снова повернулась она к Элине, - встречалась она с кем-то в городе. Со своим сообщником…
- С каким сообщником, с каким сообщником?! - замахала руками Петра, - что вы такое говорите? Да, господин Бобринский пригласил меня выпить чашечку кофе в кафе. И что? Преступление?
- Так это он сразу от мадам к тебе, значит, так побежал, - хмыкнула консьержка. – Ишь, молодец! Всех охмурил зараз!
- А во сколько вы встретились с господином Бобринским? – уточнила следователь.
- Мы договорились на полдень. Но я его подождала немного...
- Ага, час-полтора, - хмыкнула Антонина Ивановна, - он к мадам только в половине двенадцатого прошел. А меньше часу он с ней никогда не общался…
- А что такого, у него дела...
- Знаем мы эти дела, - хмыкнула Антонина Ивановна.
- А поэт – Лютиков – во сколько был?
- А поэт сегодня вроде и не заходил, - задумалась консьержка. – если только в одиннадцать, когда я газеты разносила, да посылки...
- Разносила она! - фыркнула домработница, - чай пила с бабкой из двенадцатой квартиры, - вечно вы как сядете сплетничать, так хоть застучись...
- А вот не твое это, милая, дело, - отрезала Антонина Ивановна, - у меня по контракту три часовых перерыва в смену…
- Это ж надо, какая у тебя работа хорошая, - уперла Петра руки в боки, - сидишь, весь день дурака валяешь, да еще три часовых перерыва по контракту.
- А ты научись сперва так работать, чтобы тебя люди уважали… - начала консьержка, но ее прервал звонок в дверь.
- Ох, кто же это может быть, - побледнела Петра, - В час ночи кто ходит-то по домам?
- Милиция, - устало ответила Элина и пошла открывать.
Первым в комнату вошел Семен Семенович.
- Что за шум, а драки нет? – усмехнулся он, потом пригляделся к лицу Петры, и кивнул - а, все в порядке, вижу, и драка была…
Следом показался довольный Юрис.
- Ну что, ты закончила? – спросил он Элину.
- Да, основное выяснила, - кивнула та, покосившись на присмиревших спорщиц. – Антонина Ивановна, вы можете идти. На днях, если понадобится, мы пригласим вас повесткой в управление.
- Конечно, конечно, - закивала старушка, метнулась к шкафчику, схватила шкатулку и пулей выскочила в дверь.
- Стой, - метнулась за ней домработница, но Юрис ее опередил. Перехватив резвую старушку у лифта, он осторожно вытащил из цепких рук шкатулку.
- Позвольте, до конца расследования все вещи должны оставаться на своих местах, - вежливо объяснил он обиженной консьержке, сунул шкатулку в руки счастливой Петры и позвал:
- Ну, пошли уже, еще ведь писать доклады…
И троица милиционеров отправилась в управление.

* * *

Ранним вечером, когда солнце еще раздумывало, падать ли за горизонт, Элину разбудил сигнал пришедшей смс-ки.
Недовольно открыв глаз, вампирша нащупала сотовый, и глянула на экранчик...
- Идиоты, - подскочила она, накинула халат и кинулась к двери опера.
- Юрис, вставай, наши дневные братья опять напортачили...
- Что такое, - раздался недовольный голос.
- Я вчера поручила дневной смене проверить показания свидетелей, а они заключили под стражу твоего Лютикова.
- За что? – удивленный вампир распахнул дверь.
- По подозрению в убийстве.
- Так он разве был вчера у мадам Паучко? Вроде последним посетителем значится Бобринский...
- А он заявил, что постучал, но ему не открыли...
- Час стучал? – скривился Юрис. – Не верю!
- А вот Прокопчук поверил, - вздохнула Элина - Собирайся, поедем разбираться, хорошо бы успеть в ИВС, поговорить с Лютиковым и посетить господина Бобринского, пока он не успел придти в себя…
- Будем брать свеженьким? – хищно улыбнулся вампир. – Жестокая ты женщина. Мальчонка только расслабился, поверил в свою удачу…
- Вот расслабленного и будем брать, - кивнула следователь. – Буди народ, поехали!

Алька (12 Июль 2009 20:42)

- Подъем! – Элина толкнула дверь и зашла в полутемную комнату. – Алекс, пора на работу!
Коллега лежал на кровати, вытянувшись поверх покрывала и сложив руки на груди. Для классического образа вампира не хватало только черного плаща да кровавых пятен на губах.
- Алекс! – девушка потрясла «покойника» за плечо.
- Никуда я не поеду, - вампир отмахнулся и уткнулся лицом в подушку. – Потому что никому не нужен…
- Ты что, опять пил? – возмутилась Элина.
- Линка, ну мы вампиры или нет? – водитель перевернулся на спину и посмотрел на девушку мутными глазами. – Живем тут, то ли как в санатории, то ли как вообще в доме престарелых! Мы, мать нашу, ужас и страх, летящий на крыльях ночи…
- Алекс, завязывай смотреть на ночь ужастики, - фыркнула вампирша. – Лучше скажи, как мы теперь на работу добираться будем?!
- Бери машину, - щедро предложил коллега.
- Ну, ехать на ней я, может, и сумею, но толкать ее до станции техобслуживания, если она опять сломается, - ни за что! – отрезала Элина. - Кстати, ужас на крыльях ночи, ты кровь где брал? Надеюсь, не в парке охотился?
- Как ты могла подумать! – Алекс даже подскочил от возмущения. – Это в холодильнике осталось…
- Алкаш ты все-таки, - покачала головой девушка и вышла в общую гостиную. – Коллеги, у меня для вас есть новость – на работу идем пешком!
- Алекс опять кровь стаканами глушит? Помяните мое слово, сопьется он когда-нибудь у нас, - неодобрительно заметил Семен Семенович.
- Да ладно, кровь не водка, много не выпьешь, - пошутил Юрис.
- Между прочим, это первый шаг к кровезависимости, - наставительно поднял палец эксперт. – А там и до охоты на людей недалеко!
- С гематогена скорее с ума сойдешь, - вампирша с отвращением вонзила клыки в коричневый батончик. – И озвереешь.
Недавно врачи выяснили, что банальный гематоген отлично заменяет вампирам столь необходимую им кровь и, вроде как, даже не дает побочных эффектов. Ясное дело, команда вампиров-милиционеров тут же была переведена на новый паек. Хотя и совсем без кровушки их не оставили: выдавали по двести грамм в месяц.
- Ты нас разбудила, чтобы позавтракать? – спросил Семен Семенович. – Юрис меня как на пожар поднимал.
- Ага, два ведра воды вылил, - согласился оперативник. – А то…
- Ладно, перейдем к делу, - резко посерьезнела Элина. – Мы остались без водителя, поэтому предлагаю разделиться. Собственно, нам как раз и нужно нанести три визита: этот твой, Юрис, поэт, гражданин Бобринский и нотариус. Кто кого берет?
- Я лучше к поэту, - тут же отозвался оперативник. – Мы с ним как бы уже знакомы.
- Хорошо. Семен Семенович, как насчет визита к нотариусу?
Криминалист страдальчески вздохнул, понимая, что приказ есть приказ, даже если он высказан в форме намека.
- Ладно, что с тобой делать… Если не даст почитать завещание, лезть в сейф?
- Лезть, - развела руками Элина. – Нам надо знать, кто наследник и насколько он был заинтересован в смерти мадам Паучко. Только не попадайся!
- Сама давай, поосторожнее там, - предостерег Элину Семен Семенович. – В прошлый раз после твоей прогулки по городу во всех травмпунктах очереди стояли.
- Ну уж, - смутилась девушка. - Восемь человек – это разве очередь? Так, господа, хватит трепаться! За работу!
На улице было практически светло, вампиры дружно поморщились и надели темные очки.
- Матрица, часть четвертая, неотснятая, - прокомментировал Юрис. – Подумать только, сколько людей, оказывается, живет в нашем городе… Я уж почти и забыл, как выглядят не пустые улицы.
Стражи порядка ностальгически помолчали. Вернуться к обычной жизни хотелось неимоверно, но, по прогнозам врачей, вести ночной образ жизни всей четверке предстояло еще долго.
- Ну все, я поехал, - Семен Семенович вскочил в подкативший к остановке троллейбус. – Привет нотариусу передавать?

Agdaha (12 Июля 2009 20:46)

Лютиков сидел как-то скукожившись, вжавшись в стул, угрюмо глядя в пол. Юрис, успевший порадоваться, что подозреваемого не успели увести из кабинета, при виде поэта посерьезнел и с порога заявил:
- Вы должны точно вспомнить, кто мог угрожать Паучко кроме вас, когда, по какой причине, зачем, почему. Все, что может помочь следствию. В противном случае, мы ничем не сможем вам помочь…
Лютиков поднял глаза на следователя.
- Да любому, кого она обобрала. Сотни три человек вам хватит?
Юрис усмехнулся.
- Ну, раз вы шутите, значит, не все потеряно!
- Да, - невесело усмехнулся поэт. – Мне шьют умышленное убийство в сговоре с группой лиц, сроком до двадцати лет… как тут не шутить?
Следователь вздохнул. Ситуация, как ни крути, была неважнецкой. Благодаря тугодуму Прокопчуку, Лютикову придется париться в КПЗ как минимум три дня…
- А в сговоре с кем вы действовали? – полушутя спросил Юрис, не успевший узнать это заранее. И вопрос попал в точку. Лютиков дернулся и твердо произнес.
- Не шутите такими вещами. Жюли здесь совершенно не при чем! Она не видела эту… - Валерьян скривился и произнес, словно выплюнул: - покойницу с тех пор, как выплатила ей последнюю сумму по ссуде. Жюли не при чем и пострадала исключительно из-за моего несдержанного характера!
- Вот как… она тоже задержана?
- Жюли под подпиской о невыезде, - хмуро ответил Лютиков и вдруг спросил с надеждой. – Но вы-то мне верите? Верите, что я ее не убивал?
- Верю, - честно ответил Юрис. – Только на одном доверии дело не решится. А пока мы будем перебирать триста подозреваемых… вас посадят и вы успеете отсидеть половину срока. Поэтому, давайте перейдем к делу. Кому может быть выгодно убийство Паучко?
Поэт пожал плечами.
- Я, к счастью, не настолько хорошо ее знал… а может и к несчастью… Детей у нее не было, хотя по возрасту уже пора бы внуков воспитывать… а все туда же!
- Куда туда? – переспросил Юрис, вспомнив содержимое альбомов убитой.
- Куда-куда, - Валерьян скривился. – Мальчишек соблазнять! Я и то почти вдвое ее моложе, а тот же Бобринский еще младше!
- Вы хотите сказать, он с ней спал? – Юрис вспомнил внешность Паучко и его слегка замутило.
- Ну, исключительно по долгу службы, - съехидничал Лютиков. – А с Мышкевич – только по велению сердца…
- Так, - Юрис в задумчивости взлохматил волосы. – А сама Паучко об этом знала?
- Об этом все знали, - отрезал поэт. – Спросите у любого в их окружении – все шептались про этого альфонса…
- Но это же все меняет! – следователь в возбуждении хлопнул ладонью по столу.
- Да ничего это не меняет, - устало сказал Вениамин. – Он нищий, как церковная мышь. Все его деньги были от нее, и он теперь остался без спонсора… поверьте, ему куда выгодней было жить с ней, чем убивать. А значит – я по-прежнему единственный подозреваемый…
- А завещание? – спросил Юрис.
- Хотите сказать, что она ему что-то оставила? – Лютиков печально усмехнулся. – Вы не знаете Паучко. Одно дело спать и платить за это, да вместе обирать окружающих, и совсем другое – бескорыстно оставить что-то, пусть даже после своей смерти…
- Ладно, пусть так… но кому-то же она все-таки оставила завещание! Кому? Мышкевич?
- Мышкевич? Может быть… но будь у нее надежда на имущество Паучко, она не стала бы бегать за каждым встречным со столичной пропиской.
- И откуда вы все это знаете? – уныло спросил Юрис.
- Сложно не разбираться в том, чему стал невольным участником, - развел руками Лютиков.
- Позвольте, выходит, что вам предлагали ту же роль, что и Бобринскому? – следователя разобрал нервный смех. – Ай да дамочки!
Поэт брезгливо скривился.
- Ничего смешного. Теперь вы понимаете, почему я ругался с Паучко три дня назад?
- Теперь, да, в полной мере. С Мышкевич вы тоже из-за этого в ссоре?
- С Мышкевич вышло еще более гадко, - Лютиков устало потер глаза. – Впрочем, это было давно и не имеет отношения к делу...
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...

Последний раз редактировалось Аждаха; 14.11.2009 в 19:51
попутчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.08.2009, 09:39   #3
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 55
Сообщений: 5,670
По умолчанию

Алька (12 Июл 2009 20:48)

Элина остановилась перед квартирой Бобринского и позвонила в дверь. Послышались шаги, чье-то напряженное сопенье и, наконец, неуверенный голос:
- Вам чего?
- Милиция, - вампирша махнула перед глазком удостоверением. – Капитан Кровайская. Может, откроете?
- Да, - после паузы выдавил подозреваемый и залязгал замками. – Проходите... А зачем вы ко мне?
- Я по поводу убийства Паулины Паучко, - сообщила Элина, разглядывая открывшего ей парня. Лет Бобринскому было, пожалуй, чуть за двадцать, а его внешность полностью отвечала эстетическим требованиям мадам Паучко. Смоляные кудри ровными волнами опускались на лоб, белая футболка обтягивала накачанный торс. Если б не дрожащие руки и бегающие глаза парнишка вообще был бы идеалом.
- Но… - брюнет беспомощно огляделся, - кого-то вроде уже арестовали?
- Человека виновным может признать только суд, - менторским тоном напомнила вампирша. – А пока этого не случилось, мы продолжаем работать. Итак, в каких отношениях вы состояли с убитой?
- Да я же уже говорил вашим, - всплеснул руками Серж. – Люблю я Паулину, любил! Вот вы мне сейчас начнете говорить о разнице в возрасте…
- Кстати, паспорт ваш сначала посмотреть можно? – перебила следователь пафосную речь парня.
- Да, конечно. Сейчас.
Сбитый с проторенной дорожки Бобринский растерялся и побрел в комнату за документами. Элина, чуть подумав, бесшумно скользнула за ним. Ее не оставляло ощущение, что знойный мачо знает чуть больше, чем высказывает в своих вдохновенных речах.
Увы, в комнате ничего криминального не оказалось. Бобринский просто отыскал требуемый документ и протянул его Элине.
- Сергей Бобиков? – удивленно прочитала девушка, глядя на страничку с фотографией. – Вроде бы вы представились иначе.
- Ну, понимаете, - покраснел Серж, - Паулина вращалась в таких кругах, куда меня с моей фамилией и близко не подпустили бы… Вот мне и пришлось обзавестись псевдонимом.
- Ясно…
- Да что вам ясно? – снова впал в пафос паренек. – Вам, небось, все легко давалось. И прописка местная, и квартира есть, и денег хватает! А мне всего самому пришлось добиваться. Я ведь и учусь, и работаю, и родители у меня на пенсии… через пять лет будут. Я о будущем должен думать!
- Рада за вас, - нейтрально улыбнулась Элина. – Вернемся к мадам Паучко. Говорите, вы ее любили?
- Да. Она была, - Серж Бобиков смахнул слезу, - необыкновенная! Сразу располагала к себе.
Кровайская вспомнила фотографию покойной – хорошо пожившей тетки с фальшивой улыбкой и тяжелым взглядом – и поняла, что ей просто-напросто вешают лапшу на уши.
- Продолжайте, продолжайте, - подбодрила девушка подозреваемого. – Где вы познакомились?
- Я шел домой с занятий, - послушно стал вспоминать Бобринский. – Была осень, но ранняя такая, красивая. Паулина шла мне навстречу по аллее, поросшей кленами…
- Ну, а если честно? – слегка надавив, сказала любопытная вампирша.
- У нас по факультету – я ж на искусствоведа учусь - давно ходили слухи, что какая-то тетка ищет талантливых ребят и денег им дает, - взгляд Сержа стал слегка рассеянным, но в остальном он остался вполне вменяемым. – Мы с другом, который стихи пишет, пошли к ней. Стихи ей не понравились, а я – так очень даже. Ну, она и предложила мне ее помощником стать, если я в брюнета перекрашусь. И сама меня даже в парикмахерскую сводила…
Очередной монолог о нелегкой доле альфонса перебил звонок в дверь. Серж вздрогнул и почти с отчаянием уставился на Элину, явно желая, чтобы она провалилась сквозь землю.
«Ладно, терять уже нечего», - мысленно махнула рукой вампирша и, заглянув в глаза Бобринскому, четко сказала:
- Меня здесь нет. Мы поговорили, и я, так ничего и не узнав, ушла.
Парень посмотрел сквозь нее и направился в прихожую открывать.

Agdaha (12 Июл 2009 20:50)

Семен Семенович подоспел к нотариальной конторе как раз вовремя - высокий худой мужчина, выражением лица и статью напоминающий английского дворецкого, уже запирал дверь. Седые прилизанные волосы длинными прядями закрывали лысину. Серые глаза смотрели на оперативника с холодной вежливостью. Однако, едва он увидел документы Семен Семеновича, вежливость сменилась неприязнью.
- Ничем не могу помочь, - сухо сказал он. – Этот документ я не имею права показывать до положенного срока кому бы-то ни было. Вот огласим его при наследниках, и, - пожалуйста, приходите. А сейчас я должен идти домой, прошу прощения!
Нотариус кивнул вместо прощания и устремился прочь от конторы.
Семен Семенович озадаченно посмотрел ему вслед. В долгой карьере следователя такое сулчилось впервые. Всякое бывало: юлили, притворялись, уходили от темы… убегали в другую страну наконец!… но такое игнорирование было впервой!
«Нет, братец! Врешь, не уйдешь! - с непонятной лихостью подумал Семен Семенович. – Раз надо – все равно прочитаю!»
Вампир огляделся по сторонам – контора выходила в тихий безлюдный двор – и достал перчатки и отмычки. Сигнализации на двери конторы не было.
- Халтурщики! – буркнул он себе под нос. – Вот и связывайся с такими нотариусами!
Замок щелкнул и Семен Семенович бесшумно проскользнул в контору. Свет можно было не включать, был свой плюс в вампиризме – способность превосходно видеть в темноте. Вот то, что при солнечном свете вампиры почти слепли, было, конечно, хуже…
Сейф в конторе был надежней двери. Точней говоря, с одного взгляда на него стало понятно, на что потрачены сэкономленные деньги!
Семен Семенович вздохнул и принялся изучать незнакомую конструкцию. Возиться с ней, похоже, предстояло долго…
- Ничего, - приветливо сообщил сейфу оперативник. – Я еще тот Маугли! Кого хошь достану!
Минут через сорок вампир добродушно похлопал сейф по стенке и извлек из него документы.
- Так, ну и где здесь паучиха? – вздохнул Семен Семенович аккуратно перебирая исписанные листы. - Ага… а вот и она…
По мере изучения завещания лицо оперативника становись все более задумчивым…

Алька (14 Июл 2009 147)

- Заходи быстрее, - Серж за руку втянул Петру в квартиру. – Не хватало еще, чтобы тебя кто-нибудь увидел!
- А что здесь такого? – безмятежно спросила Мышкевич. – Подумаешь, пришла навестить своего жениха!
Элина навострила уши. Похоже, разговор ожидался еще более интересный, чем могла надеяться.
- Да, конечно, - чуть раздраженно ответил Серж. – Но ты вообще-то расстраиваться должна, а не по гостям бегать!
- Так ты тоже что-то особо не рыдаешь, - заметила домработница, и молодые люди наконец-то прошли в комнату. Вампирша с удобством устроилась на подоконнике за шторой и приготовилась слушать дальше.
- Да я тут такой спектакль перед капитаншей из милиции разыгрывал! – вскинулся оскорбленный в лучших профессиональных чувствах Бобиков-Бобринский. – Уж в таких красках ей Паулину расписал – мол, почти святая была. И я ее за это без ума любил.
Петра тихонечко хихикнула:
- Ну да, любил. Конечно.
- Хватит! – нервно одернул ее Серж. – Лучше показывай, что принесла.
- Да пожалуйста.
Вжикнула молния сумки, и любопытная Элина высунула нос из укрытия. Домработница выкладывала на низкий журнальный столик серебряные рамочки для фотографий.
- Серебро, какая-то там проба, девятнадцатый век, - прокомментировала Мышкевич и достала следующую вещь. – Шкатулка из того же набора. Ложки из сервиза, работа не помню чья, но хозяйка говорила, что вещь дорогая. Вечно меня эту гадость заставляла чистить!
- А статую принесла? – осведомился Бобринский, вертясь в своем кресле, как будто решил перещеголять йогов в сидении на гвоздях
- Да на свой монумент! Еле дотащила, - пожаловалась Петра, выставляя на тот же столик небольшую, сантиметров пятьдесят высотой, статуэтку, изображавшую атлетически сложенного мужчину. – Зачем хоть она тебе?
- А ты как думаешь? – спросил Серж, и Мышкевич с визгом оттолкнула статую.
- Ты!.. Я ж до нее руками дотрагивалась!!! А ты даже не сполоснул, небось!
- Сполоснул. Статуэтка после этого вся в крови была… Я же не дурак, отнес в ванную, под краном помыл, только, говорят, следы все равно найти можно…
Элина от злости цапнула себя за руку: «И почему мы решили, что преступник забрал орудие убийства? А эта дурацкая статуя все это время стояла на самом виду!»
- А может, ее с хлоркой почистить? – предложила Петра деловито. – После нее точно ничего не останется!
«Я вам дам – почистить! – мысленно запротестовала Элина. – Так, улику надо все-таки изымать официально… Эх, опять акробатикой заниматься!»
Вылезти с подоконника в форточку, при этом даже не задев штору, действительно нелегко. Девушке повезло, что дом был старой постройки со стенами толщиной в метр, так что номер все-таки удался. С подоконника вампирша перескочила на чей-то балкон, а уж с него почти с удобством спустилась до земли.
- Еще раз добрый вечер, гражданин Бобринский, - улыбнулась Элина, второй раз заходя в квартиру. – Что же вы дверь-то не закрываете? Извините, что поздно… Так, а это у нас что? Вы ведь знаете, что воровство – это уголовно наказуемое деяние?
Если бы взглядом можно было испепелить, от Кровайской осталась бы лишь горстка пепла. Но, увы, капитаны милиции испепеляются редко, поэтому Элина достала мобильный телефон и набрала номер своих коллег:
- Семеныч, я тут орудие убийства нашла. Приезжайте, будем разбираться. Что?! Ка-ко-го убийцу вы нашли?!

Agdaha (15 Июл 2009 22:46)

- Я проверял, - на ходу сообщил Семен Семенович. Это единственный в городе Бабушкин-Пеньков.
- Интересно, кто он Паучко? – задумчиво протянул Юрис.
- Скоро увидим! – коротко бросил коллега.
Бабушкин-Пеньков, как выяснилось, проживал в довольно захудалом районе. Открыла дверь оперативникам женщина в годах, укутанная в шаль, поверх ночной рубашки. Видимо, оперативники вытащили ее из постели. Узнав, к кому пришла милиция, она сразу спала с лица, и, сложив ладони на груди, залепетала:
- Вы к Кешеньке? Что-то случилось? Кеша не мог, он такой славный мальчик, в жизни мухи не обидел… и в школе его всегда хвалили, и в институте хвалили, и на работе хвалят…
- А вы ему кто? – поинтересовался Юрис.
- Мама, - тихонько ответила та.
- Вы не волнуйтесь, нам нужно только кое-что узнать у него, - не стал раньше времени расстраивать женщину оперативник. – Он дома?
- Дома, только, - женщина замялась. – Он… нетрезв…
- Ну, это нестрашно, - добродушно усмехнулся Семен Семенович. – Мы и не такое видели…
Оперативники зашли в спальню Иннокентия. Хозяин комнаты сидел за столом, печально глядя на пустую бутылку. Выглядел мужчина до крайности невзрачно: на вид лет тридцати с неопределенным хвостиком, невысокий, с узенькими плечами, заметными залысинами. На лице ни одной четкой линии – с такого замучаешься составлять фоторобот… Женщин с такой внешностью называют серыми мышками. Подходящего синонима для мужчин Юрис не подобрал.
Пьян мужчина был до крайности, но каким-то чудом еще соображал.
- Вы ко мне? – спросил он. – Я вас не знаю…
- Мы по делу, из нотариальной конторы - Семен Семенович решил не признаваться сразу, что они из милиции и даже почти не солгал. – Скажите, кем вы приходи… тесь мадам Паучко?
Иннокентий помрачнел.
- Это моя тетя. А что такое?
- Видите ли… - Юрис замялся, но потом все же нашелся. – Мы должны были проверить, что с человеком указанным в завещании мадам Паучко все в порядке. Что он проживает по указанному адресу и с его поиском не будет проблем.
- Ааа, - глубокомысленно протянул племянник. Пару минут он потаращился на бутылку, после чего вздохнул, и спросил:
- А что, она меня в завещание вписала? Ну надо же…
- А что вас так удивляет? – поинтересовался Юрис.
- Да удивишься тут, - снова вздохнул Иннокентий. – Я же с ней разговаривал… вчера… кажется… она ни словом не призналась, что меня вписала…
- Вчера, говорите? – насторожился Семен Семенович. – А когда именно вчера?
- Ну, с утра, - неуверенно ответил племянник, не замечая взглядов, которыми обменялись поздние гости. – Я к ней зашел… денег хотел попросить…
- Так, - в напряжении спросил Юрис. – А потом?
- Не дала! – всплеснул руками тот. – Я сорок минут упрашивал… первый раз в жизни… не дала ни гроша! Мы даже поругались…
- А, простите, зачем вам деньги?
- Я жениться собираюсь… ну, не совсем жениться… точней, Мария даже еще не знает, что я ее люблю… я кольцо хотел купить, с бриллиантом, в ресторан ее пригласить хотел…
- Понятно, - кивнул Юрис. – Мотив налицо. Звони Элине!
Семен Семенович кивнул и в этот момент зазвонил его мобильный.
- А вот и сама Элина, - сказал оперативник, посмотрев на экранчик. – Алло. Да? Это хорошо. А мы, похоже, нашли убийцу!Алька (21 Июл 2009 21:17)- Алекс, подъем! – скомандовала Элина, как только водитель взял трубку. – Бери машину и приезжай за нами. Мне по фигу, что ты выпивши, у нас тут трое подозреваемых! Нам их что, на такси везти?! Слушай, ну, ты же умница, ты вести в любом состоянии сможешь. А если остановят, честно соврешь, что не пил, и можешь даже подышать в трубочку… И вообще едешь зигзагом исключительно по оперативной необходимости! Все, давай, мы тебя ждем.
- Теперь, - Кровайская обернулась к все еще сидящим у стола подозреваемым, - займемся вами!
- Я ничего не знаю! – поспешно открестился от всего Серж.
- А я еще меньше, - поддержала его Мышкевич. – И вообще, это все не наше!
- Милиция разберется, - утешила их Элина. – А теперь я очень прошу вас тихо посидеть и подождать, пока я сбегаю за понятыми.
«Третий раз за вечер гипнотизирую! – мысленно подсчитала она, когда парочка застыла, явно подражая бронзовому юноше. – Ладно, это же для дела! Если кого-нибудь из них за соседями отправишь, то могут сбежать. Самой идти, их здесь оставив, статую помоют… Короче, выбора у меня нет!»
Алекс добирался недолго, но Элина за это время успела найти понятых, перебудив всех соседей Сержа по лестничной площадке, поругаться с теми соседями, помириться с ними же и составить протокол изъятия ценностей.
- Слушай, а чего здесь такой бардак? – поинтересовался водитель, только переступив порог квартиры.
- Это я обыск проводила, - гордо сообщила Элина. – В одиночку.
- И паркет сама ковыряла? – не поверил коллега.
- Ага. Я там тайник искала. Ладно, бери вон те три сумки и тащи вниз.
Водитель приподнял одну:
- У вас там что, кирпичи?
- Хуже. Предметы искусства.
- Ох, и тяжел культурный багаж человечества, - уважительно признал Алекс, закинул все три сумки на плечо и потопал вниз по лестнице.

- Все, я пошел, - сообщил Семен Семенович, как только вампиры добрались до управления.
- Куда? – недоумевающее уставились на него коллеги.
- В лабораторию, статую вашу исследовать, - он гневно потряс упакованной в пластиковый мешок уликой. – Хоть немного по специальности поработаю!
- А мы пока задержанных оформим, - решила Элина. – Начнем, пожалуй, с вас, гражданин Бобринский.
- Проходите, присаживайтесь, курите, - Юрис завел подозреваемого в кабинет. – Ночь длинная, времени куча. Все обсудить успеем. Кстати, как вам сегодняшняя погода?
- Я не буду отвечать без своего адвоката! – отрезал насмотревшийся фильмов Серж.
- И про погоду не будешь? – изумился вампир.
- Нет, - Бобринский задрал подбородок и изобразил непримиримого борца за свободу. Свою собственную.
- Да нам, в принципе, ваши ответы и не нужны, - сухо заметила Элина, перекладывая папки на столе. – В общих чертах мы и сами все знаем. Вы пришли к Паучко утром, пока домработница бегала по поручениям. Хозяйка пригласила вас в комнату, угостила кофе, а вы ударили ее статуей по голове. Нехорошо, кстати, обижать пожилых людей!
- Да ладно тебе, - привычно включился в разговор Юрис. – Тетка, небось, сама виновата? Сержик, скажи, ты ведь не просто так ее долбанул? Денег, наверно, не дала, да?
- Я ее не бил! – ожидаемо сорвался Бобринский, и вампиры обменялись довольными взглядами. Какая разница что он будет врать, лишь бы не молчал.
- Конечно, - Кровайская холодно улыбнулась. – И статую вы просто так украсть попросили.
- Да! То есть, нет! То есть вы ничего не понимаете!
- А ты объясни, - доброжелательно посоветовал Юрис. – Вот пришел ты утром к тетке…
- Пришел, - наконец-то признал Серж. – А она – лежит! И статуя эта около… Не убивал я ее!
- Гражданин Бобринский, может, за убийство нам вас привлечь и не удастся, но свои семь лет за кражу получите точно,- сообщила Элина. – Если, конечно, не вспомните ничего, полезного следствию.
Подозреваемый поерзал на стуле и выдал:
- Короче, я знаю, кто ее мог убить! Раньше, до меня, Паулина дружила с одним… ну, тоже парнем. А он из института как раз вылетел. Вроде как попросил Паучко, чтоб его в армию не забирали, а она… Короче, с весенним призывом укатил он куда-то в горячую точку, а сейчас вернулся. Точно говорю, сам его на улице видел!
- Фамилия, имя, адрес?
- Романов Мишка, а адрес не знаю, - охотно сообщил Серж. – Он два года назад в моем универе учился.
- Ясно. Юрис, проводи гражданина Бобринского в камеру.
- За что? Я же все рассказал!
- Чтоб на глазах был, - пояснил Юрис, стаскивая подозреваемого со стула. – Пойдем, пойдем. Посидишь, о своем поведении подумаешь. Элин, дальше кого вести?
- Давай племянника, - решила Кровайская.Agdaha (22 Июл 2009 20:31)Иннокентий опасливо сел за стол, скрестив ноги в лодыжках под стулом, как гимназистка. Хмель еще не совсем вышел их племянника убитой, и при взгляде на него, казалось, словно сейчас он позовет исповедника и будет каяться во всех своих грехах, вплоть до двойки по поведению в первом классе.
Элина поняла, что на такого кадра можно и не давить. Еще не дай бог нарушишь тонкую психику!…
- Ну, рассказывайте, - спокойным тоном воспитательницы детского садика «Ромашка», произнесла она.
- А что рассказывать? – Иннокентий растерянно моргал, испуганно глядя на вампиршу.
Элина вздохнула.
- Все, с самого начала. Когда вы в последний раз видели свою тетю, о чем говорили, что делали.
- А… вчера. Утром, - правая щека племянника нервно дернулась. – Простите, можно водички? Я вчера немного превысил норму, ну, вы понимаете…
Элина протянула подозреваемому стакан воды, которую тот опрокинул в себя практически одним глотком.
- Премного благодарен… так вот… вчера. Вчера утром я пришел к Паулине…честно говоря, я и не надеялся застать ее дома…
- Подождите, вы называли свою тетю просто по имени? – вопросительно приподняла брови Элина. – Как постороннего человека?
- Ну, да, - кивнул тот. – Понимаете, мы никогда не общались близко…. Иногда, раз в пять, а-то и больше, лет виделись где-нибудь, и все… она не хотела, чтобы ее что-то с нами связывало. Понимаете… у нас скромные доходы и Паулина считала, что мы можем на ней наживаться… я еще маленьким был, а она уже ругалась об этом с моей мамой…кроме того, я рос без отца а это могло послужить поводом для пересудов в желтой прессе… Паулина была на этот счет очень щепетильна…
- Я понимаю, - кивнула Элина, перебивая поток полупьяных воспоминаний Иннокентия. Кроме того, образ высоконравственной Паучко вызывал у нее какие-то брезгливые чувства. – А что же вас привело к ней вчера?
- Глупость, - честно признался племянник. – Мне нужны были деньги и я надеялся, что она одолжит мне небольшую сумму… небольшую для нее, разумеется…
- И когда она отказала, вы просто пристукнули ее по голове и утащили несколько ценных вещей, - словно бы невзначай продолжил молчащий до того Юрис.
Племянник побледнел, как-то сразу осунулся и, заикаясь, произнес:
- Ну ч-что вы говорите? Все было не так! Точней, не совсем так… точней, совсем не так…
- А как?
- М-м-можно еще водички?
Элина протянула Иннокентию еще один стакан. Этот он пил дольше, кадык на бледной шее ходил туда сюда, сбоку билась синяя жилка, полная вкусной сладкой крови…
Элина вынула из одного из ящиков стола стратегические плитки гематогена, одну кинула Юрису, вторую принялась жевать сама. Отдать третью Иннокентию или оставить Семен Семеновичу она пока не решила…
- Я пришел ближе к полудню, - начал рассказывать тем временем подозреваемый. – Думал, что если и будет она дома, то в такое время. Богема ведь в это время спит еще обычно… правда, Паулина уже давно встала…
- Почему давно? – на автомате переспросила Элина, занятая гематогеном.
- Ну, она уже причесанна была, - Иннокентий изобразил на голове какую-то сложную конструкцию. – Накрашена… женщинам же на это времени много нужно… и у нее гость был. Кофе они пили… вот…
Элина с Юрисом переглянулись и, не сговариваясь, пришли к одному мнению – пока не перебивать показания подозреваемого.
- Впустила она меня в квартиру, гость сразу засобирался уходить. Вроде как, разговор и так не клеился, а тут к ней еще визитер… я дождался, пока она его проводила, завел разговор о деньгах… можно еще водички?
Элина рывком подвинула ему весь графин с водой.
Напившись, Иннокентий достал из кармана носовой платок, вытер лоб, шею, сложил его вчетверо, засунул в один карман, потом переложил в другой…
- В общем, отказала она мне, - наконец продолжил он. – Я как только не упрашивал… первый раз в жизни!.. а она сидит, кофе свой потягивает и кривит… лицо… вот я и не выдержал... – закончил он почти шепотом.
- И что? – тихо спросила Элина.
- Схватил что-то со стола и стукнул ее, - Иннокентий закрыл лицо руками. – По голове… она так и откинулась на спинку… а я… струсил… понял, что сделал и струсил… домой побежал… то есть, сначала в магазин, за водкой… ну и, дома уже вы меня нашли…
Подозреваемый замолчал и в кабинете стало очень тихо.
- Статуей стукнули? – спросил Юрис.
- Нет… не помню… правда, не помню, - помотал головой тот.
- Хорошо, - вздохнула Элина, которой почему-то было очень жалко незадачливого убийцу. – Последний вопрос: вы помните гостя, что был до вас у Паучко?
- Ну, - пожал плечами он. – Помню… плохо, но в общем, помню…
- Такой молодой брюнет? – подсказала вампирша.
- Брюнет, - кивнул Иннокентий. – Но немолодой. Старше меня, точно…
Элина и Юрис снова переглянулись. На сей раз озадачено. Подозреваемых в убийстве Паучко, такого возраста, у них еще не было...

Алька (23 Июл 2009 21:50)

- Юрис, я уже совсем запуталась, - честно созналась Элина. – Смотри, у Паучко мог быть этот Романов, но он вряд ли старше Бабушкина…
- Согласен, - вздохнул коллега. – Знаешь, давай уж сразу всех мужчин в городе в подозреваемые запишем? Тогда точно не ошибемся!
- У нас в КПЗ места на всех не хватит, - подумав, отвергла ценную мысль Кровайская. – Хотя, конечно… Итак, что мы имеем? Незнакомого мужчину, пившего с покойной кофе.
- В это время тетка была жива и здорова, - напомнил Юрис. – К тому же ее не отравили, а тюкнули по прическе, так что мужик нам как бы не особо и нужен.
- Надо бы найти, для порядка…
- Как? По цвету волос?! – оперативнику жуть как не хотелось бегать по городу, отлавливая брюнетов среднего возраста. Элина хотела что-то возразить, но ее перебил звонок телефона.
На проводе оказался эксперт-криминалист, которому лень было подниматься из подвала ради коротенького отчета.
- Посмотрел я статую, - без предисловий сказал Семен Семенович. – Действительно, с головой покойной она соприкасалась и, возможно, не один раз. Сегодня еще труп посмотрю, тогда скажу точно.
- А с отпечатками что?
Юрис, услышав этот вопрос, спрыгнул со своего места на подоконнике и пристроился к трубке с другой стороны.
- Во-первых, сама покойная, - методично начал перечислять эксперт. – Во-вторых, домработница, в-третьих, Бобринский. Ну, и четвертый все-таки Лютиков. Все пальчики достаточно свежие, но два или там четыре дня назад их оставили, этого я точно не скажу.
- Спасибо, - озадаченно поблагодарила Элина и посмотрела на Юриса. – Что скажешь?
- Что племянник статую не трогал, - выделил главное оперативник. – Если и треснул тетку, то чем-нибудь другим. Не таким… бронебойным. Диванной подушкой, к примеру.
- Да, это как же надо довести мужика, чтоб он на женщину с диванной подушкой кинулся?
- Слушай, - Юрис внезапно просиял, - как же нам повезло, что у нас Паучко не свидетельницей проходит!
- Действительно – повезло…
Некоторое время вампиры помолчали, потом Элина подвинула к себе чистый лист и начала писать, попутно комментируя вслух:
- Итак, первым пришел некий тип, которого угощали кофе. После этого брюнета, частично с ним пересекаясь, заходил племянник. Потом, надо понимать, был Бобринский. Лютикову вроде бы в этом расписании и приткнуться некуда, но статую он все-таки трогал…
- Так давай его расспросим? – предложил Юрис. – И, если что, сразу отпустим! Чего мужику лишний раз за казенный счет ночевать?
- Зови, - согласилась вампирша.
- Сейчас Алексу позвоню, пусть он приведет. А то тоже, вздумал спать, когда другие работают!
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.08.2009, 09:40   #4
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 55
Сообщений: 5,670
По умолчанию

Agdaha (27 Июл 2009 19:39)

Небритый, слегка помятый Лютиков уже не производил впечатления рыцаря в сверкающих латах. Скорей, рыцаря плененного… но все еще не поверженного!
- У нас к вам осталась пара вопросов, - сказала Элина, постукивая карандашом по столу.
- Ну, задавайте, - буркнул Валерьян, который, похоже, за два дня уже накушался неволи.
- Скажите, пОмните ли вы у убитой такую статую, - Элина попыталась вспомнить орудие убийства. Кроме веса, детали всплывали в памяти смутно. – Такую…
- Двое обнаженных бронзовых юношей обнимаются на скале, - подсказал Юрис.
- Конечно помню, - невозмутимо ответил Лютиков. – Ее подарили Жюли, а она просила отнести ее Паучко… выкинуть было жалко…
Элина, не удержавшись, прыснула, но тут же взяла себя в руки и вернула на лицо прежнее невозмутимое выражение.
- А что, неужели нашелся такой чудак, которому понадобился этот, с позволения сказать, шедевр? – продолжал Лютиков.
- Этим шедевром убили Паучко, - ровным тоном ответила вампирша.
- Бедная женщина! – с неприкрытым сарказмом воскликнул Лютиков. – Погибнуть от столь любимого ей искусства!..
В этот раз захихикал Юрис, которому некстати вспомнились альбомы Паучко.
- Человек же все-таки убит, – сказала вдруг Элина. – Вам ее совсем не жалко?
- Нет, - отрезал поэт. – За все поступки рано или поздно придется расплачиваться. Мне жаль только того беднягу, которого эта… мадам довела до того, что он решился на убийство. Но правду говорят: зло что ты сделаешь, вернется к тебе в тройном размере. Вот ей и вернулось с полной отдачей…
- Быть жертвой, не значит быть плохим человеком, - все еще упорствовала Элина. – Не все убитые люди сволочи!
- Не все, - согласился Лютиков. – Всякое бывает… но видели бы вы сколько вокруг нее гадостей и подлостей творилось. Подобное притягивается к подобному, вы же знаете… посмотрите хотя бы на Мышкевич с этим ее помощником Бобринским… И лично мне кажется, что мадам Паучко из тех, рядом с кем в людях просыпаются худшие качества. Поэтому, мое мнение о ее убийстве было и остается неизменным: она получила по заслугам.
- Полагаю, переубеждать вас в этом глупо, - кивнул Юрис. – Значит, статую Паучко принесли вы… а когда именно?
- В тот же день, что мы поругались, - ответил Лютиков. – Можно сказать, что это был наш прощальный подарок Паучко…
- И больше вы не приходили? – переспросила на всякий случай Элина.
- Нет, я уже говорил.
- Хорошо, - кивнул Юрис. – Тогда последний вопрос. Что у вас все таки была за нехорошая история с гражданкой Мышкевич?
Лютиков скривился.
- Я же вам примерно описал ситуацию…
- Видите ли, - сложил руки на груди следователь. – В нашей работе не бывает лишней информации. И если что-то может помочь делу, лучше не недоговаривать…
- Ну, что ж… - вздохнул поэт. – Петра… девушка без комплексов. А я не люблю, чтобы девушки проявляли инициативу в общении с мужчинами… Я консерватор, для меня настоящая женщина - это дама, которую нужно завоевать, а не та, которая сама притащит к твоей постели голову дракона…
- А Мышкевич из тех, что притаскивают?
- Ну, в некотором роде, да. Она частенько приглашала меня в кино, приглашала попить кофе… напрашивалась в гости… пришла как-то… Ну и… ну не люблю я такого! Некрасивая сцена получилась… мне потом еще пришлось возвращать детали ее туалета…
Лютиков окончательно смутился.
- Все ясно, - поспешил свернуть «допрос» Юрис. – Больше вопросов нет. Сейчас я выпишу пропуск и вы сможете идти домой. Только, все же, пока идет следствие, не покидайте пределы города.
Когда за Лютиковым закрылась дверь, Юрис с Элиной переглянулись.
- Что скажешь? – спросила вампирша.
- Что тут сказать, оговорила дамочка мужика и глазом не моргнула! Чуть под убийство не подвела… Вот тебе и серая мышка! – Юрис ошалело покачал головой.
- Что-то мне подсказывает, что расколоть ее будет не так-то просто, - мрачно подытожила Элина. – ладно, который у нас час?
- Половина первого, - посмотрел на часы Юрис.
- Для дальнейших допросов поздновато, - задумчиво протянула Элина. – Ну, что же… пусть пока Мышкевич с Бобринским посидят в камере, о смысле жизни подумают. Им не помешает… а мы пока хоть поедим нормально, - вампирша достала из сейфа чайные пакетики, сахар, и сухие супчики в пакетах. – И попробуем узнать, чьи еще отпечатки находили в сети… то есть, дома у Паучко…

попутчик (27 Июл 2009 22:05)

- Не квартира, а проходной двор, - ворчал Семен Семенович, рассматривая снимки. – Это Мышкевич, это Лютиков, это консьержка. А это кто?
Он быстро запустил компьютер, отхлебнул из чашки, которую заботливая Элина поставила на стол эксперта, и , пока программа производила поиск, обернулся к следовательнице. – А, знаешь, есть в словах Лютикова какая-то правда. Я вот сколько раз замечала – живет, бывает, человек. Вроде ничего плохого не делает. А вокруг него все время какие-то неприятности – то его знакомые аварию устроят, и с места преступления смоются, то кто-то кого-то в бизнесе обманул, то драка, да такая, что до суда дело доходит. А приглядишься поближе, ба, да человечек-то и сам с червоточинкой – хлебом не корми, дай ближнего подставить, или гадость какую сказать. Черт, да это ты..
- Кто? – удивился Юрис, - я - с червоточинкой?
- Нет, твои это пальчики. – Семен Семенович раздосадовано убрал отпечаток и достал следующий. – только время на тебя потерял…
- Семеныч, ты сам виноват, коллег пора узнавать по одному опечатку пальцев, - хохотнул Юрис. – а вообще в чем-то ты прав. Но учти – только в чем-то. От драки да аварии никто не застрахован. Как и от убийства..
- Но эта мадам просто нарывалась, чтобы ее по голове статуэткой, - вздохнула Эллина, оторвавшись от дела. – смотрите, что наша дневная смена накопала - мадам Паучко выступала свидетельницей по делу о самоубийстве молодого художника. За недоказанностью дело о доведении до самоубийства прекращено, но картины молодого человека перешли к мадам Паучко и были проданы за хорошие деньги. Дальше – выступала истицей в деле о банкротстве книжного магазина. Ребята только свой бизнес раздернули, мадам потребовала расчета, они прогорели. Та же примерно история с издательством.. Тоже молодые люди оказались банкротами.. И это видимо только те, кто пытался из ее лап вырваться…
- Оторвись от паучихи, - по-дружески посоветовал Юрис. Лапшичка уже заварилась, сейас мы туда свежей колбаски накрошим, и будет у нас королевский обед…
- Портите вы себе желудки, молодые люди, - эксперт достал из сумки бутерброд и любовно разложил его на столе. – сухомятка – она и есть сухомятка, так я хоть вижу, что ем...
- Семен Семенович, пока мы вампиры язва желудка нам не грозит, - невесело улыбнулась Кровайская. – Должны же у нас быть хоть какие-то преимущества?
- Ничего себе какие-то, - искренне удивился эксперт, - я вон сегодня одним почти пальцем галерею вскрыл, пулей смотался туда и обратно, и какие снимки принес! Эта девочка, Жюли, скажу я вам, понимает в искусстве. Не знаю где она нашла такого художника, но ради него мадам Паучко точно сжила бы ее со свету...
Так что, вполне возможно, наш неизвестный убийца просто спас девушке жизнь…
Эллина отодвинула дело и с наслаждением погрузила ложку в горячую лапшу.
- Нет, что не говорите, а обед – это благо...
- Особенно если проводить его не на рабочем месте.- улыбнулся пожилой вампир. - Вот взяли бы, вышли из душной конторы, прогулялись по ночному городу... Эх, молодежь, не цените вы свободные минуты…
- Да когда гулять-то? – удивилась Элина. – Не успеешь добежать до парка, пора уже обратно. Разве что народ испугаешь...
- Да нарвешься на каких придурков, которых придется тащить в дежурное отделение, - поддержал коллегу Юрис. - Давай, лучше, Семеныч, ты нам картинки покажи. Красивые...
- Да пожалуйста!
Эксперт вставил в компьютер карту памяти, и вампиры увидели удивительный лиловый сад, размытый дождем… золотистый корабль, покачивающийся на поверхности лунного света, серебристую кошку, играющую с колокольчиком…
- Эх, есть же где-то таланты, - вдохнул Юрис.
- Есть, - кивнул Семеныч, - совсем рядом. Можно сказать в соседнем подвале...
- Вот люди занимаются искусством, - надула губы Элина, - создают, можно сказать, прекрасное, а мы вечно в какой-то грязи копаемся... кто убил мадам Паучко, кто убил мадам Паучко.. Кто надо, тот и убил...
- Да, похоже наш обед пора заканчивать, - с сожалением констатировал Семен Семенович, - а-то вы, молодые люди, непозволительно расслабились. А карту-то я домой возьму, на сон грядущий еще посмотрим...
- Интересно, а если попросить эту самую Жюли провести ночную выставку? Ну чтобы – все как по-настоящему - с шампанским, автором, речами? – предложил Юрис. – Тысячу лет не был в приличном месте…
- А и попроси, - согласилась Элина. – Во через Лютикова - вы же хорошо знакомы…
- И попрошу, - насупился Юрис. – Мы его, между прочим, выслушали, пожалели, мы ему почти родня теперь...
- Опа-ля, - прервал перепалку возглас эксперта, - а ты откуда тут взялся, Казимир Лисовский? Я тебя уже двадцать лет не видел….
- Как отравили? – перекрыл его не менее удивленный возглас Эллины.
Юрис, спешно доедавший остатки лапши, замер с полным ртом и переводил глаза с одного коллеги на другую.
- Веселая у вас ночка, - констатировал, входя, Алекс. А там внизу в дежурку притащили толпу фанатов с футбола. Мат, крики, я даже кино досматривать не стал, к вам сбежал…
-И правильно сбежал, - Семен Семенович довольно потер руки, - мы сейчас с тобой к одному интересному человеку съездим. Ах, какой был обещающий аферист двадцать лет назад… и как это я его из виду потерял. А он вот. Сам пришел…
- Вы о ком? - удивилась Элина. - Вы о чем вообще? Вы слышали, что я сказал? Мадам Паучко скушала смертельную дозу яда!
- Ну, скушала и скушала, - эксперт похлопал следователя по плечу, - ее аппетиту уже ничто не повредит. А господин Лисовский имел такую привычку - исчезать под утро. Так что наведаться к нему среди ночи – самое время…

попутчик (2 Авг 2009 21:53)

- Ну, что так долго-то? – пробурчал Алекс, когда Семен Семенович наконец вышел к машине. – Ты же сказал - быстро едем, а сам там возишься.
- Мой юный друг, - эксперт подмигнул Юрису и Элине, уютно устроившимся на заднем сиденье и важно уселся на переднее, - пока что на отпечатках пальцев не пишут адреса преступников, так что пришлось забежать к дежурному, уточнить, где ныне проживает господин Лисовский Казимир Леопольдович. Давай, гони на набережную…
- Неплохо устроился господин аферист, - вздохнула следователь. - На набережной квартиры дорогие…
Деньги ему всегда доставались легко и он также легко с ними расставался… и поймать его с деньгами в руках долго не удавалось. Поэтому и звали Казимира счастливчиком… не повезло ему только вот раз, когда мы собственно и познакомились. Он тогда крупную сумму собрал, и уже почти улизнул, но в последний момент потянулся еще за копеечкой, а это была наша подстава. Но что интересно – деньги мы так и не нашли… Вроде как он успел пожениться и скинуть подруге на счет…
- А подругу не Паулиной звали? – насторожилась Элина.
- А вот черт ее знает... расписаны они тогда не были, так что найти ее мы не нашли. Ходили слухи, что какая-то дамочка приезжала к Лисовскому в зону и там они брак зарегистрировали... Видимо, это и была наша мадам.
Алекс вел машину играючи, словно небрежно. Но, повинуясь хозяину, машина легко летела по ночным улицам города, и фонари за окнами сливались в одну яркую линию…
- Куда гоним? – вежливо поинтересовалась Кровайская. – Дай хоть посмотреть, как люди живут.
- Нормально они живут, - буркнул Алекс, но чуть сбавил скорость. – Вон гуляют себе по ночи и ни фига не боятся...
- А чего им бояться? – удивился Юрис. – Когда на страже их покоя такие молодцы, как мы?
- Вот нас и надо бояться, - Алекс зло бросал фразы, и Элина только вздохнула. С Алексом надо что-то делать. Но поскольку появления молодых симпатичных одиноких вампирш его возраста на горизонте не предвиделось, значит, надо загружать парня делом. Буквально завтра…
- А что за яд то нашли в нашей убиенной? - вспомнил эксперт, - ты название хоть запомнила?
- Неа, - призналась следователь, - но зато запомнила, что он действует долго, чуть не сутки, зато наверняка… так что, когда мадам по голове стукнули, она была еще очень живой.
- Повезло дамочке, - уважительно усмехнулся Юрис. – Сразу два убийцы на один труп…
- Хорошо бы хотя бы два, - вздохнула Элина. – а то вон трое уже есть, а еще только вторая ночь пошла…
Огромный дом на набережной светился огнями, несмотря на позднюю ночь.
- Умеют жить люди, - вздохнул Юрис, - все тут рядом - и тебе магазин, и ресторан, и спортзал, и казино.
- В доме даже свой бассейн есть, - усмехнулся Семен Семенович, - и в каждой квартире – черный ход. Чтобы убегать от милиции. Его так и зовут в народе – дом арестантов…
- Замечательно, вот у черного хода мы машину и поставим. Алекс, твоя задача - никого не выпускать, - обрадовалась Элина. - А мы пойдем в квартиру.
- Ну, сейчас, я думаю, Лисовского дома нет, - заметил эксперт, - но ждать мы его точно станем около квартиры, чтобы на виду не маячить. А ты, - обратился он к водителю, - машину отгони вон в тот тупичок, под арочку. Там, кстати, и черный ход рядышком..
Ждать фигуранта по делу пришлось долго. Вампиры успели обсудить увольнение капитана Еремеева из дневной смены, поспорить о том, кто станет новой фавориткой начальника дежурной службы, и даже немного подумать о версиях убийства мадам Паучко. Хотя последняя тема особенным интересом не пользовалась. То, что дамочку сначала отравили, потом оглушили, а потом еще и добили – эксперты доказали четко. Осталась малость – узнать, кто именно произвел означенные действия. Но это уже была работа. А, как известно, на работе о работе не говорят. Благо, тут стояли и кресла, и небольшой зимний сад, и даже валялись глянцевые журналы. Видимо, для гостей, которые никак не могли поверить, что хозяева не хотят их видеть.
Словом, когда около пяти часов утра раздалось шипение двери лифта, троица вампиров уже почти забыла, что они, собственно говоря, делают на лестничной клетке дома на Набережной.
- Казимир Леопольдович, какая встреча, - эксперт радостно поднялся из кресла, приветствуя вышедшего из лифта подтянутого седого мужчину в дорогом синем костюме, - а мы уже заждались, долгонько вы сегодня. Казино?
- Вы, собственно, кто будете? - поморщился Лисовский.
- Да это же мы, вампиры, - встал рядом с Семеном Семеновичем Юрис, - пришли, можно сказать, про вашу душу. Вы готовы к покаянию?
- Что за идиотские шутки, - подозреваемый попытался нырнуть обратно в лифт, но напрасно он решил тягаться в скорости в вампиром.
- Следователь Кровайская, веду расследование по делу об убийстве вашей супруги мадам Паучко, - преградила ему путь Элина, - В ее квартире обнаружены отпечатки ваших пальцев. Проедемте с нами для дачи показаний.
- Я могу переодеться? – Лисовский словно бы успокоился, но Элина понимала, что аферист так легко не сдастся. Она вопросительно взглянула на эксперта, и тот кивнул, подтверждая, что знает тайные ходы этого дома и обязуется их контролировать.
- Безусловно, - кивнула она. – Ничего если мы пойдем с вами?
Казимир вдохнул, приложил палец к двери, и умный замок радостно щелкнул, открывая вход в квартиру.
- Я смотрю, вы верны своим привычкам, - обрадовался Семен Семенович, показывая на чемодан из дорогой кожи, предусмотрительно выставленный в порогу. – Как всегда собрались исчезнуть поутру после ночи в казино? Как удача?
- Улыбалась, пока вы не появились, - буркнул Лисовский. - Знает ведь примету - встретить ночью вампира – к несчастью, а вас тут целых трое. Надо же, а я считал, что врут люди, когда говорят, что менты – все вампиры.
- Ну, не все, а только ночная смена, - успокоил подозреваемого Юрис. – Сами переоденетесь, или вам помочь?
Казимир с надеждой взглянул на дверь чуланчика, откуда вел черный ход, но Семен Семенович, вставший аккурат у этой двери, только покачал головой.
- Возьмите пару белья, запасную футболку, и поедем в управление, - ласково предложила Элина.
Лисовский открыл чемодан, достал пару пакетов. Затем задумался и полез за третьим. Когда мужчина доставал его, раздалось звучное звяканье и из карманчика чемодана выпал небольшой темный бутылек. Хозяин дома попытался запнуть его под шкаф, но эксперт оказался быстрее. Неуловимым взгляду движением он скользнул к бутыльку, подхватил его и поднес к глазам.
- Ба, вот вам и старый добрый яд, - обратился он к Эллине. – На ловца, как говорится...
Старый вампир и не подозревал, как был прав.
Когда трое милиционеров и один подозреваемый спустились к машине, их ожидал приятный сюрприз.
- Вы бы сказали, я бы сразу автобус подогнал, - обиженно прогундел Алекс. - А то пришлось штабелями укладывать…
- Кого? – поразилась Элина и заглянула в машину. Там и правда лежали связанные разными ремнями десять мужчин.
- Это кто? – удивленно просила она Алекса.
- Те, кто пытался скрыться с черного хода, - доложил обиженный вампир. – Вы же велели никого не выпускать.
- Не ругай мальчика, детка, -рассмеялся Юрис, заглянув в машину, - пятерых из задержанных точно разыскивают наши братья по службе. А с остальными разберемся на месте. Вот только автобус точно вызывать придется…
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...

Последний раз редактировалось попутчик; 12.08.2009 в 17:04
попутчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.08.2009, 22:30   #5
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 653
По умолчанию

Совместно с Аждахой

Автобус с задержанными подкатил к управлению милиции к семи часам утра, когда дневная смена начала собираться на рабочие места.
- А вот и наши вампиряки пожаловали, - порадовался Федор Иванович Прокопчук, начальник дневной смены, глядя на выбирающихся из машины вампиров. Кровопийцы выглядели сонными и помятыми, что еще больше улучшило настроение их коллеги. – Что, еды не хватило и пришлось провиант по городу собирать?
Алекс сжал кулаки и невольно оскалил зубы. Зато Элина, не отвлекаясь на болтовню, сразу нырнула в полумрак проходной. Своей внешностью девушка дорожила и точно знала, что ожоги никого не красят.
- Скажи спасибо, что мы тобой перекусить не решили, - Юрис во время поймал Алекса за воротник куртки и втащил в здание.
- Отравились бы, - сквозь зубы процедил капитан и пошел распоряжаться выгрузкой задержанных. Как бы он к коллегам-вампирам не относился, работа у них все-таки была одна, и делать ее приходилось вместе.
Вообще-то Прокопчук вампирам не доверял. Вот конкретно этих он знал еще людьми. Хорошие специалисты были, кто спорит. Но от после того, как эту заразу подхватили, могли бы и на пенсию выйти. По инвалидности.
Так ведь нет! Продолжили работать, угнетая нормальных людей своей маниакальной работоспособностью и честностью. После этого капитан окончательно уверился, что совести у вампиров нет.
Хотя иногда это оказывалось даже полезным. «Можно будет закрыть целых восемь, нет, пожалуй, даже девять дел, - думал Федор Иванович, рассортировывая задержанных по камерам. - Вот где эти кровопийцы столько насобирали?!»
А те в это время собрались в кабинете с плотными шторами на окнах на импровизированное совещание.
- Отдаем такого подозреваемого этому… Прокопчуку! - Элина посмотрела на стол так, словно собиралась биться об него головой. – Лисовский навешает ему три кило лапши по ушам и от всего отопрется! К тому же наш коллега свято уверен в виновности Лютикова…
- А мы поэта отпустили, - дополнил Юрис. – Нюхом чую, скандал будет.
- Так поехали спать? – предложил штатный эксперт. – Все равно наше время закончилось. Элина, ты же отчет для дневных написала?
- Ага, вот всю ночь сидела и сочиняла, - огрызнулась девушка, но на нее не обиделись. Спать хотелось всем четверым вампирам, тем более, вечером вставать предстояло рано.
- Вот черт, - Кровайская включила ноутбук и с отвращением посмотрела на пока еще пустой экран. – Так, чем мы можем похвастаться?
Она торопливо парой предложений подвела итоги ночного дежурства и распечатала лист.
- Пускай дядя Федя порадуется, - хмыкнул Алекс, прочитав написанное. Особенно парня порадовала фраза: «Лютиков отпущен за недостаточностью улик. Рекомендуем обратить внимание на Бобринского, Лисовского и Мышкевич.» - Что б ему с этой Петрой весь день беседовать!
- А Казимира чтоб не трогал, - размечталась Элина. – Наш аферист бы в камере посидел, понервничал. К вечеру раскололся бы, как миленький!
- В твоем возрасте и верить в сказки! – укоризненно заметил Семен Семенович. – И вообще, коллеги, поехали уже домой, а? День на дворе давно!
- Погоди, Семеныч, - Элина устало вздохнула, - Мечты мечтами, а доверять Прокопчуку Мышкевич я не стану. Еще отпустит, как невинно пострадавшую… и Казимира ему нефиг оставлять!
Эксперт только вздохнул и, понимая, что отдых предвидится не скоро, отправился изучать найденный у Лисовского пузырек. Самого же Казимира подхватил под белы ручки Юрис и повел в кабинет допрашивать. А Элина, посмотрев на часы, пришла к выводу, что пора взяться за Мышкевич. Семь утра – самое время, чтобы раскалывать даже особо крепких орешков!
В это время в дежурной службе отмечали удачную ночную охоту Алекса… Среди задержанных Алексом граждан обнаружилось три рецедивиста-домушника, один медвежатник, и парочка злостных должников-алиментщиков, видимо, решивших наладить свое финансовое положение мелкими кражами. Каждый из оперативников ночной смены считал своим долгом придти и похлопать Алекса по плечу, пожать ему руку, пообещать магарыч, в общем, любым образом выразить свою глубокую признательность за оптовое раскрытие нескольких висяков. В отличие от капитана Прокопчука, разница в состоянии жизни (и пищевых предпочтениях) их не волновала. Через час, бедный парень совершенно ошалел от свалившейся на него звездности и потихоньку уехал в служебный гараж, якобы прокачивать спустившие шины и проверять тормозные колодки, договорившись, что его партнеров отвезет дежурная машина...

Последний раз редактировалось Аждаха; 27.08.2009 в 23:31
Алька вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.09.2009, 21:57   #6
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Ранний подъем сказался на Петре не лучшим образом. И без того невзрачная девушка не успела даже толком расчесаться, и то и дело терла заспанные глаза. Элине отметила про себя, что выспаться Мышкевич не успела, и, подавив зевоту, спросила невинным тоном:
- Не выспались? Кошмары мучили?
Мышкевич угрюмо глянула на вампиршу.
- А почему меня должны мучить кошмары?
- Ну, как почему, - притворно вздохнула Элина, будто бы от нечего делать, перебирая на столе листы и складывая их ровной стопочкой. – Говорят, когда светит тюремное заключение – мучают кошмары…
- Я ее не убивала! – проглотила наживку Петра.
- А кто говорит об убийстве? – также притворно удивилась Элина. – Срок дают и за куда меньшие проступки. А у вас их, в совокупности, набирается ой, как много…
Петра нервно сглотнула.
- Вы н-не имеете права… я ничего не делала!
- Почему же ничего? Вы проходите минимум по трем статьям уголовного кодекса, - с удовольствием принялась перечислять Элина, глядя за тем, как менятся в лице лицо Мышкевич. - Кража, совершенная организованной группой, в крупном размере – а вы ведь похищали антиквариат, да? - наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона… статья 158, пункт четвертый…
Статья 316. Заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений -
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.И, наконец, статья 129, пункт третий – клевета. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - наказывается штрафом в размере от ста до трехсот тысяч, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.
На Петру стало любо-дорого посмотреть.
«В следующий раз трижды подумает, прежде чем сказать что-то, - довольно отметила Элина. – Даже если будет с соседками в подъезде болтать…»
- А я… я никого же не обвиняла! – пискнула она.
- А как же дача заведомо ложных показаний? – сложила руки на груди Элина. – Кто оговорил Лютикова? Кто покрывал Бобрикова? Кто скрывал о Лисовском? – закончила с нажимом она, подавшись вперед, к Мышкевич.
Та откинулась назад, на спинку стула и зачастила:
- А я не скрывала, не скрывала! Это была тайна мадам! Слухов она не хотела! Да-да, слухов!! Кто бы ей верил, если бы говорили, что у нее муж уголовник?! А так у нее все прилично было! И журналюгам не прикопаться было!
Элина поморщилась, жалея, что глубоко приличная Паучко не досталась ей живой... пожалуй, она бы поступилась ради такого случая обязательством перед законом и совестью не пить кровь живых существ. Можно было бы, конечно, отвести душу на Мышкевич, но выглядела она неаппетитно…
Элина с надеждой открыла ящик стола, но гематогена в нем со вчерашнего дня не прибавилось. В животе заурчало…
- Говорите, - сурово сказала она Петре. – Когда последний раз видели Лисовского?
- Неделю назад! – немедленно ответила та. – Приходил к мадам просить развода. Он где себе нашел молодую дурочку, дочку какого-то богатого папочки…ну, вы понимаете, много таких сейчас, кому папочки покупают женихов…
- Ближе к делу! - уже не скрывая раздражения, рявкнула Элина.
- Так вот, он решил на ней жениться, а для этого нужно было оформить развод… а развод мадам ему не давала. Потому что она фигура значимая, и если бы кто узнал… она же всегда говорила, что не была замужем… а тут муж-уголовник, такое пятно на репутации! В общем, мадам ему отказала. А он опять пришел…
- Когда пришел? – переспросила вампирша.
- Недели три назад.
- Как три недели?! А неделю назад?
- Ну… Так-то потом было! Я же по порядку рассказываю.
- Так. Давайте с самого начала, - Элина взяла себя в руки и стиснула зубы. – Когда господин Лисовский пришел в первый раз с разговором о разводе?
- Два месяца назад!
«Я ее точно укушу… - с тоской подумала следователь. – И меня оправдают…»
- Так вот, - продолжала Петра. – Пришел он два месяца назад, мадам велела сварить кофе. Поставила я, его, значит, на плиту… а из кухни хорошо слышно, о чем в гостиной говорят…
«Особенно, если прижаться ухом к двери!» - добавила про себя Элина.
- Вот я и услышала, что он ей рассказывает про свою блондинку… а мадам ему и говорит – «Ты, Казик, всегда был умным мужиком, чего ты сейчас подурел-то так?» Ну, то есть это примерно так она сказала, я дословно не запомнила… Говорит - «я развод тебе не дам. Мне светиться нельзя лишний раз, а ты не дури, и не дергай меня по пустякам»…
Мышкевич перевела дух.
- А что Лисовский? – спросила Элина.
- Посидел еще минут пятнадцать, а потом ушел… вот три недели назад пришел опять. Опять просил развод. Его папочка блондинки прижал к стенке – или женись или… - Петра выразительно стиснула себе пальцами горло.
- И мадам Паучко опять отказала? – исключительно для порядка переспросила вампирша. – Несмотря на?...
Она повторила жест Мышкевич.
- Ну да, - кивнула та. – А почему она должна решать его проблемы за свой счет?
- Ну да, действительно. – Элина с трудом сдержалась в очередной раз. – А в день убийства он не приходил?
Петра как-то сжалась.
- Не знаю… может и приходил…
- Хорошо… - кивнула Элина, решив взять, наконец, быка за рога. – А вот теперь расскажите подробно, что вы делали в день убийства утром и как именно вы с господином Бобринским решили подставить господина Лютикова.
__________________
Я не обижаю, я обижаюсь, а это страшнее! (с) я
Аждаха вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.09.2009, 22:16   #7
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 653
По умолчанию

- Я отказываюсь говорить без своего адвоката, - с ходу объявил Лисовский, сев на предложенный ему стул и закинув ногу на ногу. – У вас все еще есть вопросы?
Юрис задумчиво царапнул ногтями стол, на полировке остались четкие следы. Аферист откровенно издевался над ним, зная, что милиции почти нечего ему предъявить. Играть и выигрывать в казино законом не запрещено, да и вообще, не пойман – не вор. Вот разве что пузырек, который Казимир зачем-то носил с собой… Да и тот мог оказаться банальной микстурой от кашля. Правда, Семен Семенович утащил вещдок в лабораторию с удивительным энтузиазмом, но ведь поведение эксперта к делу не пришьешь.
«Короче, правильно решил наш господин Лисовский, уйдя в несознанку», - философски признал Юрис, а вслух сказал:
- Конечно, есть! За что вы убили свою жену?
- Без адвоката я отвечать не буду, - напомнил Казимир.
- А если я его приведу, вы сознаетесь?
- Да не в чем мне сознаваться! – Лисовский покачал ногой в начищенном ботинке и зевнул. – И ничего на мне дырку взглядом протирать. Я законы знаю. Показания, данные под гипнозом, суд у вас не примет.
- Если я к тебе способности применил, ты бы у меня уже соловушкой пел, все в подробностях рассказывая! – оскорбился Юрис. Тем больше оскорбился, что мысль применить гипноз и вправду крутилась в голове. Ну, не сейчас, конечно. Сначала надо поесть, выспаться и, самое главное, дождаться, пока в управлении милиции не останется ненужных коллег типа Прокопчука и начальства. – И зачем к жене пришел, и чем ее по голове огрел… То есть, в кофе накапал.
- Советую вам запомнить, господин следователь, - Казимир наклонился вперед и тихо проговорил: - Первое – это был не я, второе – я там не бы, и третье – все равно вы ничего не докажете.
Аферист откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди, демонстрируя полную безучастность.
«Я спокоен, я спокоен, - принялся убеждать себя Юрис. – Все хорошо и замечательно. Но поесть все-таки надо…»
- Докажем, господин Лисовский, - заверил подозреваемого он. – Работа у нас такая – искать и собирать доказательства. А вы пока у нас в гостях посидите, подумаете о своем поведении, может, в чем покаяться захотите. В таком разе мы всегда готовы выслушать.
- Слушать вы будете моего адвоката, - снова уперся рогом Казимир. – Кстати, почему вы ему еще не позвонили?
- Он у вас к десяти на службу выходит, - с оттенком зависти произнес Юрис. – Это у нас с вами рабочий день ненормированный.
Милиционер и подозреваемый целых две секунды смотрели друг на друга с пониманием, которое, впрочем, длилось недолго.
- Вот тогда после десяти я и буду с вами общаться, - заключил Казимир весело. – А теперь хоть поспать дайте, садисты.
Следователь сделал вид, что последнего предложения не услышал.
- Какие отношения были у вас с Паучко?
- Об этом вам тоже будет рассказывать мой адвокат, - обаятельно улыбнулся аферист. – В красках и с подробностями.
- А вы, значит, промолчите?
- Увы! Как бы мне ни хотелось поделиться с родной милицией всеми моими чаяниями и устремлениями, на моих устах печать молчания, - пафосно объявил Лисовский, и Юрис, поняв, что больше ничего не добьется, повел задержанного обратно в камеру.
«Надеюсь, Элина вытащит из Мышкевич какой-нибудь компромат на этого типа, - размышлял следователь по дороге. – Хотя… это же только слова, доказательством в суде не станет. Вот если бы в том пузырьке из-под валерьянки действительно был яд… Нет, это был бы просто подарок судьбы!»
Алька вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.09.2009, 19:21   #8
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Ход Попутчика:

- Я ждала его в кафе больше часа, - сбивчиво говорила Мышкевич. – Серж сказал, что придет к двенадцати, а сам появился только в час… прибежал сам на себя не похож… обычно он спокойный такой, собранный… А тут глаза бешеные, руки трясутся, галстук на бок сбит! Я спрашиваю: «Сереж, ты чего?» он мне: «Потом расскажу! Поехали ко мне!»
Ну, думаю, мало ли что могло случится…
Мышкевич шмыгнула носом и продолжила.
- Приехали… он дверь за собой запер, форточки все закрыл… даже шторы задернул! И говорит мне, шепотом: «Я ее стукнул!» Я не пойму, кого стукнул, зачем? А он снова: «Стукнул ее, понимаешь?!»
Элина кивнула Юрису и указала на подоконник, куда вампир по привычке сел, продолжая молча слушать Мышкевич.
- Я говорю: «Понимаю, только ты подробней расскажи! И быстрей, а-то меня паучиха ждет…» а он глазами зыркнул так, - Петра зябко повела плечами. – «Не ждет. Я ей башку проломил…»
Девушка дернула носом и заголосила:
- Все из-за него, придурка… всю жизнь мне поломал, скотиняка такая… жила бы у
Паучко, как у Христа за пазухой, так нет, все псу под хвост из-за этого козлааааа…
-Так уж и у Христа за пазухой? – недоверчиво прищурилась Эллина, - а чего же вы господину Лютикову жаловались, что обижает вас мадам, стаканами кидается??
- Какими такими стаканами? – от возмущения у Петры мигом высохли слезы и лицо пошло красными пятнами, - не было никаких стаканов.. ну, подумаешь, пару раз чашкой от сервиза кинула, с кем не бывает. Мадам была женщиной темпераментной. Но зато потом извинилась и духи подарила. Дорогие. Поцелуй вампира называются.
- Поцелуй вампира я тебе могу обеспечить, хмыкнула следователь. – И рассмеялась, увидев, как домработница перевела глаза на Юриса, - ты губу на красавца-мужчину не раскатыыай, он у нас только особо опасных преступников целует, а ты – мелкая мошенница. Пока. Вот вернется Семен Семенович, и поцелует тебя… крепко.
- Чем это я мошенница, - обиделась Петра, - никого не обманывала, а что Лютикову на жизнь жаловалась – так каждой девушке счастья хочется. А он, чурбан бесчувственный, вместо того, чтобы пожалеть да приголубить, морду скорчил, губки поджал и давай выговаривать – дескать, приличная девушка не должна.. да что он в приличных девушках понимает? Запал на свою художницу, все цветочки ей носит, да стишки пишет. А она та еще профурсетка, как выставка какая- там такой шаман собирается, водку хлещут- куда нам, неприличным…
- И вы, обидевшись на такое пренебрежение, решили подставить Лютикова нам в качестве убийцы, - подвела итог беседе Элина. – И, конечно, в запале не подумали, что клевета является уголовно наказуемым деянием, и что за нее придется нести ответственность…
-Какая клевета? – взвизгнула Петра, - правду я сказала. - Угрожал он мадам? Угрожал. Может убить? Может!! Видели бы вы, какие у него глаза были бешеные, когда я… - девушка осеклась, помолчал пару секунд и добавила, - на жизнь ему жаловалась.
- Представляю, - хмыкнула вампирша, - он мужчина нежный, ранимый, поэт одним словом. А вы так вот сразу быка за рога… в смысле жаловались то на жизнь?
- Он, козел, и это рассказала? – возмущено взвизгнула Петра, - и еще говорит про какие-то приличия. Мало что между двоими происходит, разве же можно выносить интимные вещи на следствие?
- На следствие приходится выносить все, - развела руками Элина, - не интересу ради, а истины для. Должны же мы были понять, зачем вы бедного поэта под статью подводите…но вот что-то у вас, милая, все мужики- козлы. Что Лютиков, что Лисовский, что Бобриков...
- А что, не так? – искренне удивилась Петра. – Все они… Вот Сережка - так все было хорошо, жили втроем как у Христа за пазухой, сыты, одеты, обуты. Нет, чего-то ему еще захотелось..
- А кто предложил вину свалить на Лютикова? – осторожно спросила Элина. – Чья это идея была?
- Какая такая идея? – махнула рукой Петра, - не было никакой идеи. Просто подумали – что делать, как быть. Ясно же, что милиция приедет, спросит кто, да что… Сережка трясется весь, жалко его...
- А Лютикова не жалко?
- Ни капельки, - надулась Мышкевич, - сам напросился, вечно задрав нос мимо проходит, словно нету меня..
- Ну, сами же говорили все мужики козлы..
- Все-то все, но Серж -свой, его жалко..
Элина понимающе ухмыльнулась и приготовилась задать еще пару вопросов, но тут зазвонил телефон.
- Деточка, представляешь, - донеся до следовательницы расстроенный голос Семена Семеновича, - в пузырьке таки есть остатки того самого яда, а на пузырьке– пальчики Лисовского.
- Так это же замечательно, - обрадовалась вампирша, - Чему вы расстроились? Дело, считай, раскрыто…
- Дело то да, - согласился эксперт, но дело – это ерунда. А вот что время с людьми делает. Такой мошенник, такая золотая голова, и такая глупая ошибка… Вот она - старость…
- ну, нам с вами старость долго не грозит, - рассмеялась Элина, не берите в голову, Семен Семенович, все хорошо. Едем домой, мы заслужили отдых! – и она нажала на кнопку вызова охраны.
Когда молодой конвойный заглянул в дверь, Элина кивнула на притихшую Мышкевич:
- Увести!
__________________
Я не обижаю, я обижаюсь, а это страшнее! (с) я

Последний раз редактировалось Алька; 24.10.2009 в 18:48
Аждаха вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.10.2009, 22:39   #9
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Совместно с Алькой:

- А у нас гости, - издалека заметила Элина чью-то фигуру, маячащую у забора огораживающего их коттедж, и оказалась совершенно права. Оказалось, что это супруга Семена Семеновича, Мария Павловна, пришла навестить мужа.
- В такую рань поднялась, - проворчал Семен Семеныч, впрочем, больше для вида, да чтобы скрыть радость. Ему было немного неловко, что его, в отличие от молодых коллег, регулярно навещают. – Маша, ну что ты, в самом деле… вечером же проще тебе было бы…
Элина и Юрис, поздоровавшись с Марией Павловной, и не задерживаясь ни на минуту, сразу убежали в свои комнаты.
- Ну, что вечером, Семушка? Не успеешь придти, как ты на работу убегаешь, - вздохнула Мария Павловна, вытаскивая из пакета гостинцы. – Я пирожков напекла…
- Да нас хорошо кормят, - в который раз попытался убедить супругу Семен Семенович.
- Не спорь, знаю я твой госпаек! – отрубила жена, доставая из пакета две трехлитровые банки с грибным супом, два пакета с котлетами и отбивными и мешок пирожков. - Здесь много, дня на три хватит, ребят угостишь, сам поешь, как человек…
Семен Семенович вздохнул и неловко обнял жену.
- Внуки по тебе скучают, - шепотом сказала та. – Антошка тебе рисунок нарисовал, просил передать… в сумочке, я достану сейчас…
Она выскользнула из рук мужа и, повернувшись к нему спиной, стала копаться в сумочке, стараясь незаметно достать носовой платок…
- Вот, смотри, - через минуту обернулась она, держа в руке листок бумаги.
Семен Семенович растерянно уставился на рисунок и засмеялся, поняв, что изображенный на нем худой, бледный, кошмарного вида тип с клыками до самой шеи - это он сам.
- Да, не у всякого пацаненка, в пять лет, дед – вампир! - добавил он, отсмеявшись. Достав из пакета пирожок, Семен Семенович откусил добрую его часть. Да так и обомлел…
- Что? Не вкусно? – замерла жена.
- Это ЧТО?! – Семен Семенович с ужасом уставился внутрь пирожка.
- Ге… гематоген… а что? Не вкусно? Не нравится? – пролепетала несчастная супруга.
Семен Семенович громко неудержимо расхохотался.
- Я думала, что тебе вкусно будет, - голос Марии Павловны дрогнул. – Я пять аптек оббежала… думала…
Она вдруг всхлипнула.
- Маша! Маша, что ты? – Семен Семенович испуганно уставился в лицо жены. – Маша, да я же от неожиданности! Да я… хочешь, я все пирожки прямо сейчас съем? Мария, ну, вот, смотри – ем!
Он мужественно, в два укуса, запихнул в рот остаток пирожка, и прижал к себе всхлипывающую супругу.

- Опять она там плачет, - вздохнул за стеной Юрис.
- Еще бы ей не плакать… муж – в застенках, дети отдельно живут... Поживи-ка в одиночестве, - буркнула Алекс, который вернулся раньше их.
- Но мы же живем, - развел руками Юрис, поставив на плиту чайник. Спать хотелось зверски, но еще больше – есть.
- Мы – вынужденно живем. А она – добровольно принудительно. – Элина села за стол и начала рассеянно насыпать в чашки сахар. - Семен Семеныча отпускали домой, он сам не пошел, чтобы соседи не ворчали…
Семена Семеновича действительно, за заслуги в рядах милиции, после множества проверок и анализов на профпригодность и прочие ситуации, отпускали домой, но тот отказался.
- Угу, - хмыкнул Алекс. – Мы же психопаты, на людей кидаемся, кровь чужую сосем… вампиры – одно слово!
- Алекс, брось! – одернула его Элина. – Не надо на себя наговаривать!
У нее чесался язык добавить, что из-за того, что одна девушка решила не связываться с вампиром, это еще не повод разочаровываться во всем окружающем мире…а тем более, через полгода!… но сдержалась.
- И вообще, по сравнению с некоторыми людьми – мы просто ангелы и образцы добропорядочности, - заметил Юрис, вдохновленный общением с Казимиром Лисовским. – Вот взять, например, сегодняшнюю нашу добычу…
- Не надо! – выразительно поморщила Элина. – Мы и так осведомлены о криминогенной обстановке в стране.
- Вот именно, криминогенной! – торжествующе воздел палец вампир. – Вот загляни в сводку происшествий по городу: обязательно пара-тройка ограблений, там человека машиной сбили, тут хулиганы кого-то ограбили. Дедушка вышел прогуляться с собачкой, а за это время у него из квартиры телевизор вынесли.
- Ну и что? – не понял Алекс. – Мы же лично ему этот телик обратно принесли, а собака училась у тебя брать след…
- Да я не об этом, - досадливо отмахнулся оратор. – В этих происшествиях нет ни одного упоминания о том, что мы, вампиры, кого-то там покусали, убили или ограбили. Это все совершают сами люди, но при этом страшные истории рассказывают почему-то про нас.
- Ну хорошо, давайте начнем пугать друг друга людьми, - покладисто согласилась Элина.
- Да ну вас, - Юрис обижено придвинул к себе чашку. – Несерьезные люди, право слово.
- Это ты просто речи говорить не умеешь, - усмехнулась следователь. – На собраниях тебе выступать не доводилась. Господи, вот за что я благодарна тому вампиру, который когда-то укусил меня, так это за то, что мне больше не приходится ходить на всякого рода планерки и выслушивать от начальства их умные мысли… Да, у начальства они всегда особо умные. Так вот, большой начальник сказал бы сейчас что-нибудь вроде такого.
Девушка приосанилась, откашлялась и выдала:
- Почему люди боятся вампиров? Да потому, что считаю нас паразитами, живущими исключительно за счет недобровольных донорских пожертвований. И когда человек оказывается лицом к лицу с вампиром, его невольно терзает мысль: а вдруг сейчас у него заберут все? Вдруг не оставят достаточно крови, чтобы выжить? Но почему-то никому не приходит в голову, что те же грабители, отбирающие у прохожих кошельки, это по сути разновидность вампиров. Единственное различие – им не приходится кусать свои жертвы… А если подумать, то вампиры вообще все! Потому что все что-то отбирают у других: хорошее настроение, внимание, просто время. И на этом фоне сплошного общемирового вампиризма глупо бояться нас, скромный и рядовых вампиров.
- Теперь я понимаю, почему ты так не любила совещания, - глубокомысленно кивнул Юрис. – Алекс, что скажешь?
- Кхем, - парень, в обалдении слушавший Элину, попытался сделать умное лицо, но получилось не сразу. – Честно?
- Как на суде! – ухмыльнулся следователь.
- Ну, мне бы выучить это… и выспаться как следует! Чтобы завтра ночью махнуть в клуб и там, какой-нибудь симпатичной…
- Так, хватит! – Элина хлопнула ладонью по столу и попыталась спрятать лицо за кружкой чая. Но представив себе, как Алекс, в ночном клубе, вдохновенно повторяет какой-нибудь простушке прочитанную ей же лекцию, не удержалась и забулькала в кружку.
- Ладно, - Юрис сам еле сдерживался, глядя на хихикающую Элину. - Поедим и спать! А то мы сейчас вообще неизвестно до чего доболтаемся!
__________________
Я не обижаю, я обижаюсь, а это страшнее! (с) я
Аждаха вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.11.2009, 23:28   #10
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 653
По умолчанию

Вечер подкрался незаметно, как раньше, в довампирской жизни, утро.
«Ну вот, не успеешь оглянуться, как уже опять пора на работу», - подумала Элина, выключая будильник. Тщательно закрытые шторы не пропускали в комнату ни единого лучика света, обеспечивая почти подземельную темноту.
Вампирша подошла к окну и выглянула наружу.
- Ура, наконец-то пасмурно! Хорошая примета! – прокомментировала она вслух.
В самом деле, последние несколько дней в городе царила изнуряющая жара, а почти безоблачное небо не давало вампирам даже нос высунуть в неурочное время. В дождливую же погоду - совсем другое дело!
- Сегодня точно разберемся с Паучихой, - пообещала Элина своему отражению в зеркале и отправилась на кухню варить кофе для всей бригады. Вообще-то готовила следовательша редко и это уж точно не входило в число ее служебных обязанностей, но под настроение и вдохновение кулинарничала она неплохо.
- Что празднуем? – в кухню спустился благодушно настроенный Семен Семенович. – Только не говори, что ты по доброте душевной решила подкормить голодающих коллег!
- Это кто у нас голодающий? – улыбнулась Элина, взбивая в мисочке яйца для омлета. Поджаривающая колбаса уже аппетитно скворчала на сковородке. – Вы что ли? А пирожки?
- Не напоминай! – замахал руками эксперт. – С гематогеном, надо же придумать!
- Кстати, о придумках, – Кровайская улыбнулась. – Сегодня будем выживать чистосердечные признания из Бобринского и Лисовского. У меня уже есть одна идея…
- Какая? – заинтересовался вампир.
- А вы фильмы ужасов смотрели?
- Дай-ка подумать, - Семен Семенович почесал в затылке. – Мне почему-то кажется, что нам понадобится много-много кетчупа…
- А то! – оскалилась Элина.

Гроза собиралась с обеда. Часам к пяти над городом уже клубились тучи, ну, а к тому моменту, когда вампиры добрались до управления, начался настоящий ураган.
- Пожалуй, сегодня провидение на нашей стороне, - заметил Юрис, когда они, пригибаясь от порывов холодного ветра, добежали от машины до здания. – Этот допрос войдет в историю!
Полчаса ушло на грим и подготовку антуража, потом Алекс подошел к распределительному щиту и торжественно отключил свет во всем здании. В ответ ему громыхнул далекий раскат грома.

- Проходите, господин Бобринский, присаживайтесь, - Элина приветливо улыбнулась, блеснув клыками. В неровном свете расставленных по всему кабинету свечей вампирша выглядела неимоверно бледной и откровенно пугающей.
- Извините, что беседовать придется в таких условиях, но, сами понимаете, гроза, а мастера только к утру до нас доберутся, - буднично проговорила девушка и тут же добавила зловещим шепотом: - Так что времени у нас с вами много…
- Я… - Серж невольно сделал шаг обратно к дверному проему, но там, скрестив руки на груди, уже стоял Алекс. Поверх милицейской формы на нем было готично-черный плащ, а улыбочка вообще не предвещала ничего хорошего.
- Садитесь-садитесь, - повторила Элина. – Итак, за что вы убили гражданку Паучко?
- Я не убивал!
- Ай-яй-яй, такой молодой – и уже такой испорченный, - из-за шторы появился Семен Семенович в черном балахоне. – Я бы на твоем месте очень хорошо подумал, перед тем, как отвечать…
- Я не знаю ничего, - забормотал Серж, переводя взгляд с одного вампира на другого. Что и говорить, в кабинете было весьма неуютно. – Я пришел, а она уже лежит… Я помочь хотел!
- Вот и о тебе скоро скажут тоже самое, - печально вздохнул Алекс. – Мол, мы пришли, а он уже лежит…
- Хватит пугать мальчика! – прикрикнула Элина, поднимаясь. – От этого портится вкус крови! Вот что, гражданин Бобринский, мы тут подумали и решили, что раз в убийстве вы не виноваты, то мы вас выпустим за недостаточностью улик. И уже никто не будет виноват, что вы не вернетесь домой…
- Да хватит разговоры разводить! – в кабинет шумно ввалился Юрис, позванивая пустыми хрустальными фужерами. – Я со вчерашнего вечера не жрал!
- Расставляй посуду, - усмехнулась Кровайская. – Это убийцу нам надо в уютную тюремную камеру пристроить, а этого…
- Сообразим на четверых! – радостно подсказал Алекс.
- Погодите! – Бобринский затравленно покосился в сторону окна, но выход надежно блокировал Семен Семенович. – Это я убил! Я пришел – она лежит. Ну, я ее статуей и того! Приголубил, значит.
- Черт, - Юрис разочарованно убрал фужеры обратно в шкаф. – Опять без завтрака… Вот что, парень, ты давай, запиши нам это, а мы проверим на досуге.
- Если соврешь, - Алекс показательно щелкнул зубами, - то мы очень-очень расстроимся, а завтра ночью опять наше дежурство.
Ответом ему стал судорожный скрежет ручки по листу бумаги.
__________________
Где мы еще найдем педагога, который умудряется крутить фуэте, не снимая кавалерийских сапог?
Алька вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.11.2009, 22:54   #11
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

К встрече Лисовского пришлось подготовиться основательней. Все-таки, не мальчик, так просто не проймешь.
Элина снова зажгла свечи, наполнила водой графин и поставила рядом с собой на стол.
Юрис ввел в кабинет Лисовского и тот сел на стул, прямо и гордо, как аристократ, на аудиенции у королевы.
- Послушайте, это переходит все границы! – сказал он. – Мало того, что меня бездаказательно держат за решеткой, так теперь еще решили вымотать меня бессонницей? Это безобразие!
- Ну что вы, гражданин Лисовский, это не безобразие, это служба у нас такая, - буднично откликнулась Элина, перебирая бумаги на столе. – А что касается бездоказательного задержания… вынуждена принести вам свои извинения, вас действительно задержали зря. В пузырьке действительно была микстура от кашля.
Лицо Лисовского удивленно вытянулось, но он быстро справился с собой и сухо сказал.
- Хорошо, что вам понадобилось на это только два дня.
- Так мы потому вас и вызвали прямо сейчас, - широко улыбнулась Элина, отметив, как увеличились глаза Казимира, увидевшего его зубы. – Чтобы вам прямо сейчас выписать пропуск и отпустить домой. Зачем же вам тут лишний срок отбывать? Не гостиница же, в самом деле…
- Да, уж не люкс, - согласился Лисовский, веселея прямо на глазах.
Элина снова приветливо улыбнулась и добавила вздохнув:
- Жарко сегодня, душно…
- Да, душновато, - благосклонно согласился Казимир.
- Водички?
- Да, пожалуйста!
Элина плеснула в стакан воды, потом, достав из ящика стола знакомый пузырек от валерьянки, накапала в воду его содержимое.
- Прошу, - протянула она стакан Казимиру.
- Что это? – с подозрением спросил тот.
- Микстура от кашля, - улыбнулась Элина. – Мне показалось, вы кашляли…
- Вам показалось! – Лисовский скрестил руки на груди и закинул ногу на ногу. – Я не пью лекарство просто так.
- Ну, как скажете! – Элина покладисто кивнула и поставила стакан на стол. В этот же момент за спиной Казимира открылась дверь и, ворвавшийся в кабинет Алекс, шумно выдохнув: «Ну и духота!» подхватил со стола стакан и залпом выпил всю воду.
А потом, под ошарашенными взглядами Элины и Казимира, только и успел, что прошипеть что-то, а потом упал на пол.
Элина выскочила из-за стола, в один момент допрыгнула к Алексу и начала трясти его, пытаясь привести в сознание. А потом, увидев, что он не реагирует, обернулась к Казимиру, свирепея прямо на глазах.
- Это ты виноват, - прошептала она, приблизившись к подозреваемому почти нос к носу. – Ты его убил!
И она прошипела что-то, уже не скрывая великолепные, увеличивающиеся буквально на глазах клыки…
Лисовский коротко и жалобно всхлипнул, а потом мешком свалился со стула на пол в глубоком обмороке.
- По-моему, мы перестарались, - сказал Алекс, открывая глаза.
- Ничего, - махнула рукой чрезвычайно довольная собой Элина. – Ему будет к лицу седина!

Казимир пришел в себя, но не торопился открывать глаза. До него донеслось негромкое перешептывание:
- Ну, давай, давай, пока не оклемался! – шептал мужчина. – Посмотри, какой аппетитный!
- Нельзя! – шикнула на него женщина. - Вот выпустим из камеры – тогда и поедим, а сейчас, куда мы труп денем?
Казимир враз покрылся холодным потом.
- Вредная ты, Элина, - с недовольством произнес мужчина. – Никогда сразу не дашь пожрать!
- Зато все путем! Вот выйдет из камеры, кто его будет искать? Кому он нужен? Никто не хватиться! А тут – следы заметать замучаешься? Пузырек с ядом подменить проще, чем тело спрятать! Особенно учитывая, что единственные вампиры на все здание – мы… а если найдут высушенный труп…
- Ладно, - нехотя согласился мужчина. – Выйдет из здания и… О, тихо, зашевелился!
Лисовский и правда дернулся от страха. Пришлось делать вид, что он только что очнулся.
Казимир слабо застонал и приоткрыл глаза. На него смотрели Кровайская и Юрис. Как показалось Казимиру – голодными глазами.
- Вам лучше? – сочувственно спросила Элина. – На вас так подействовал раскат грома… давление мучает?
- Д-да, - поспешно согласился он. Лисовский хотел попросить воды, но вспомнил, чем это обернулось и передумал. – Вы можете вызвать моего адвоката? Впрочем… это необязательно…
- А в чем дело? – на лице Элины было явно написано удивление.
- Я хочу написать чистосердечное признание в убийстве своей супруги!
__________________
Я не обижаю, я обижаюсь, а это страшнее! (с) я
Аждаха вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.11.2009, 18:58   #12
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 653
По умолчанию

- Ну что, два признания у нас есть! - Элина торжествующе помахала в воздухе листочками. - Как насчет третьего?
- Тебе что, двух убийц мало? - театрально ужаснулся Семен Семенович. - Кого еще дожать хочешь, кровожадная ты наша?
- Да вот Бабушкин-Пеньков этот мне не дает спокойно почивать на лаврах, - пожаловалась девушка, не отрывая взгляда от фужера, в хрустальной глубине которого дробился огонек свечи.
- Может, допросим заодно? - предложила Элина после паузы.
- Не виновен он, зуб даю, - отчеканил Юрис.
- Который?
- Что - который?
- Который зуб ставишь на невиновность Бабушкина? - уточнила вампирша, оценивающе глядя на блестящие клыки напарника. Не то, чтобы ей сильно хотелось дергать ему зуб, но наверняка было бы весело гоняться за ним по всему зданию, требуя проигрыш. Случайные прохожие, если они бывают в такую погоду, заикались бы еще недели две.
- Кровайская, перестань шутить! - рыкнул Юрис. Получилось ужас как внушительно, даже стекла в окнах дрогнули. - У покойной проломлена башка и пара кило яда в организме. Бил Бобринский, травил - Лисовский. Нашему
Бабушкину и приткнуться тут некуда!
- Так что, освобождаем за надостаточностью улик?
- Освобождаем, - кивнул вампир. - Причем сегодня и сами, потому что Прокопчук будет еще недели две тянуть.
- Хорошо, - махнула рукой Элина, и сама не слишком верившая в виновность племянника Паучихи. - Алекс, иди заводи машину. Не пешком же отправлять безвинно задержанного в такую погоду. Юрис, проводи этого деятеля и по дороге прочитай ему лекцию о том, что бить старушек по голове нехорошо даже диванной подушкой. А то мало ли что может случиться!
Юрис был уверен, что урок Ипполит запомнил надолго. И не то, что старушек бить не будет, он пить бросит, если вообще в монастырь не уйдет. Потому что если темной грозовой ночью на пороге твоей камеры появляется вампир в заляпанной кровью - ну ладно, кетчупом! - милицеской форме, это запоминается навечно.

Семен Семенович включил электричество и скептически оглядел кабинет. Стол и шкафы в подтеках свечного воска и пятна от томатного сока на бумагах очень не радовали, потому что до утра предстояло привести все в порядок, чтобы списать некоторые излишние подробности ночного допроса на разбушевавшуюся фантазию задержанных.
- Давайте, я уберусь, а вы отчет напишете? - предложила Элина от всей души.
- Нет уж, - замахал руками эксперт. - Я в твои бумажки и за литр крови не полезу! Лучше шваброй орудовать.
- Ну вот, как всегда, - Кровайская обреченно включила ноутбук. - Как работать - так сразу я.
"В ходе оперативно-следственных мероприятий..."
Да, получить признание - это еще только часть работы. Это признание еще надо подкрепить фактами, чтоб убедить судью и присяжных. Вот Элина и подбирала улики, как кусочки паззла: статуя, пузырек, время визитов.
- Все! - вампирша перечитала отчет. - Семен Семенович, из этого текста понятно, что сначала пришел Лисовский и угостил супругу ядом, чтобы стать счастливым вдовцом и вступить во второй брак, а потом к Паучко пришел Бобринский и огрел даму по голове статуей?
- Понятно-то понятно, - призадумался эксперт, - но где тут Бабушкин-Пеньков?
- Да жалко мне его стало, - призналась Кровайская. - Парню и так не повезло с родственниками, а тут его еще по судам затаскают, заставляя вспоминать, чем и как сильно он приложил свою тетушку. Но тут и без него все логично.
- Ну да, Паучко выпила отравленный кофе и потеряла сознание, - кивнул Семен Семенович. - А потом организм начал бороться с отравой, и дама пришла в себя. Бобринский увидел, расстроился и добил, чтоб не мучалась. Да, все логично.
- Вот и хорошо! - Элина встала из-за стола и по-кошачьи потянулась. - Знаете что? Я ужасно рада, что мы все-таки разобрались с этим делом!
- Мы тоже рады! - в кабинет ввалились подмокшие Юрис с Алексом. - Коллеги, а не глотнуть ли нам по пятьдесят грамм исключительно здоровья ради? - предложил Алекс, доставая из кармана бутылочку с месячной нормой крови.
- Давай, - согласилась Элина, снова разливая по бокалам томатный сок. Юрис добавил в коктейль по две столовые ложки крови, и дежурство пошло несколько веселее.
__________________
Где мы еще найдем педагога, который умудряется крутить фуэте, не снимая кавалерийских сапог?

Последний раз редактировалось Алька; 09.11.2009 в 19:11
Алька вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.11.2009, 21:48   #13
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 55
Сообщений: 5,670
По умолчанию

пост общий

Утро наступило неожиданно. Вот только что была ночь и дежурство, а потом вдруг стало светло, и в коридоре зазвучали голоса сотрудников, и на пороге кабинета нарисовался грозный капитан Прокопчук. Он хищно посмотрел на любовно отпечатанный Элиной рапорт и протянул жадные руки.
- Разобрались?
- Да, так точно, - вытянулся в струнку Юрис, и, преданно глядя в глаза капитану выпалил: - Разрешите отбыть домой! А-то спать так хочется, что могу и покусать!
- Комедианты, - буркнул Прокопчук, но больше не нашел, что сказать. Он с сожалением убрал руки от рапорта и вышел в коридор.
- Какие же мы комедианты? – оскорблено произнес Юрис. – Мы – трагики! Сегодня такую роль разыграли, а никто не оценил!…
- Поехали домой, трагик! – засмеялась Элина, выходя в коридор, где капитан ждал, пока ему освободят родной кабинет, - мы свое дело сделали, признания обвиняемых - на столе у руководства, а мавр может идти спать!
Юрис улыбнулся дневному коллеге, нарочито обнажив клыки
- Не порть хороший день, - прошипела Элина, утаскивая его за руку подальше от Прокопчука
- Молодежь, - укоризненно покачал головой Семен Семенович, спускаясь по лестнице вслед за партнерами, - все бы вам шутить над товарищем капитаном. А он ведь не просто так, а при исполнении.
- Он бы нас арестовал? - притворно ахнула Элина.
- Этот бы смог, - проворчал Юрис.
- Точно, в камеру вас надо, - пробормотал Алекс, - вам все равно домой не хочется, так и ночевали бы прямо тут…
- Не, домой надо! - заартачился Юрис. - Выспаться хочу! И отдохнуть, как человек...
- Ну, домой, так домой, согласилась Элина, - кто же против? Алекс пошутил, правда?
- Правда-правда, - буркнул Алекс, заводя машину, - вы как были ненормальными, так ими и остались. Только раньше по ночам засиживались, а теперь по утрам!
-Есть в мире вещи неизменные, - философски согласился Семен Семенович. - Работа - одна из них.
- Ну, мы же и отдыхаем иногда... - попробовал поспорить Юрис, но срезался на вопросе:
- А когда ты в последний раз где-то был?
- А вы-то, Семен Семеныч, когда посещали культурные заведения? - съехидничал в ответ Юрис.
- Да вот на днях буквально, когда в галерею лазил.
- Вот кстати, - обернулась с переднего сиденья Элина. - Мы будем устраивать эту выставку? Я платье сошью на презентацию, черное.
- Я себе девчонку закадрю, - мечтательно добавил Алекс. - Творцы, говорят, не обременены предрассудками...
- Может поискать кого из бизнесменов, - задумчиво произнес Юрис, - подтолкнуть, чтобы спонсировал…
- Если что, способ подталкивания людей к важным решениям ими ночью опробован! – засмеялась Элина.
- Не, поэт не одобрит, - не согласился Юрис. – Поэты - они такие. От них в мире все беды.
- И еще от вампиров, - хмыкнула Элина. - Это даже дети знают...
- Ну вас, - рассердился Алекс, - умеете испортить настроение перед сном, а я так хотел выспаться -дело то закончено.
- Закончено всего одно, а ты знаешь, сколько еще предстоит, - почесал нос Юрис. - Люди – они никогда не остановятся перед преступлением, так что не переживай, выспаться тебе не удастся.
И он оказался прав…
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
литературные игры

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Яндекс цитирования


Часовой пояс GMT +3, время: 22:23.


Работает на vBulletin® версия 3.8.5.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot