Форум «Замка разноцветных муз»

На Замке начался Марафон фотоисторий! Пишите истории или стихи о понравившихся фотографиях и приносите свои. Никаких сроков и ограничений, и всего одно правило - чтобы вам было весело!

Читайте свежие новости нашего Замка в Вестнике Глашатая!


Вернуться   Форум Замка разноцветных муз > Мансарда > Разделенный Мир
Регистрация Справка Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 12.08.2009, 20:07   #1
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 54
Сообщений: 5,620
По умолчанию Разделенный мир. История 1. Один в лесу- не охотник.

Морис

Солнце всходило.
Первый его луч, прорвавшись сквозь предрассветно-розовые облака, весело заиграл на верхушке центральной башни Магического Университета, самого высокого здания в городе Магнолиуме, столице Республики Плуто, чем несказанно обрадовал ночного сторожа, у которого с восходом заканчивалось дежурство.
В ту же секунду другой луч озарил башню Обсерватории в городе Лаборато, столице Империи Демо, заставив засидевшегося у телескопа бакалавра астрономии зажмурить глаза.
На границе между Плуто и Демо, в Пристенках, где по преданиям располагалась Великая Стена, разделяющая мир магии и мир науки, молодой контрабандист сбросил с плеч тяжелый груз, поднял голову и с удовольствием подставил лицо льющемуся с небес летнему теплу.
И тут же в обеих странах - таких разных и непохожих друг на друга – чуть ли не в один голос закричали петухи. Потоки солнечного света хлынули на материк Дуэ и окрестные острова, пробуждая ото сна всех обитателей этого удивительного мира.

Двуликого мира.


попутчик

Республика Плуто, город Магнолиум.

Солнце выглянуло из-за высоких деревьев и уперлось взглядом в распахнутое окно третьего этажа, на котором стояла огромная клетка.
Рыжеватый зверек сладко потянулся во весь свой пятивершковый рост, открыл глаза и задумчиво посмотрел на солнышко. Потом перевел взгляд вглубь комнаты, где на просторной кровати спал человек, и зацокал языком.
- Опять проспал, - вздохнул он. – Я, что, нанимался работать будильником?
Хомяк – а, несмотря на размеры, это был все же хомячок, - поднялся на задние лапы, потянулся к веревке, которая призывно свисала прямо к нему в клетку, и в комнате раздался звонок.
- Поднимайся, мой хозяин, я хочу тебе сказать, - невыносимо противным голосом запел хомяк. Но человек на диване даже не шевельнулся.
- Ясно, - констатировал хомяк. – Похоже, никто не собирается кормить бедного зверька. А солнце уже высоко.
Он дернул за веревку еще сильнее, и колокольчик над диваном судорожно затрясся, выдавая такую какафонию, не услышать которую было невозможно.
И ее услышали. Из-под одеяла показалась рука, опустилась на пол, нащупала тапок и привычно метнула его в сторону клетки.
- Ах так? – рассердился хомяк. – Я ночами не сплю, беспокоюсь, чтобы ты не проспал встречу выпускников, а ты тапками кидаться?
Он распахнул дверцу клетки, выскочил на подоконник, привычно спустился по маленькой лестничке, подскочил к кровати, проворно вскарабкался по простыне и прыгнул на середину одеяла, под которым угадывались очертания спящей фигуры.
- Вставай, я кому сказал – вставай!
Раздался болезненный вскрик, одеяло попыталось увернуться от нового прыжка и упало на пол. Вместе с запутавшейся в нем фигурой.
- Да больно же!
- Будешь знать, как шляться невесть где ночами, а потом еще тапками швыряться, - заявил хомяк и прыгнул вслед за одеялом. Но немного не рассчитал силы и приземлился на лицо хозяина.
- Кактус, ну что ты творишь, - от возмущения тот проснулся, подскочил и кинулся к зеркалу, - теперь точно будет синяк. И когда ты подстрижешь когти? Расцарапал всю щеку..., ну, и как я теперь пойду на встречу?
- Нормально пойдешь, все решат, что ты опять победил стаю чвыриков и отделался легким испугом, - махнул лапой рыжий непоседа. - Шрамы украшают мужчину. Ты мне вот скажи – ты вчера по кабакам шлялся, а подумал о друге?
- Ну, почему у всех фамилиары как фамилиары, а у меня такое наказание? – вздохнул пострадавший, роясь в кармане небрежно скинутой на пол куртки.
- Да потому что все маги – как маги, а ты - мэстрэ Дан. Победитель чвыриков , разгонятель облаков и запускатель фейерверков. Парадное лицо Университета. С фингалом под глазом. Гордость кафедры и украшение народных гуляний. Мечта булочниц и учениц школ домоводоства. Великий и ужасный..
- Все, замолчи, я все понял, - ответил сероглазый встрепанный маг . - На, держи яблоко, и вот тебе булочка, я ее только один раз надкусил.
- И все? На целый день? – возмутился хомяк. – Ты хочешь, чтобы я умер с голода? Ты надеешься таким образом завести себе нового фамилиара? Предав годы бескорыстной дружбы? О, я, несчастный…
- Да не голоси ты, - фыркнул Дан, – забыл, что сегодня четверг? Придет Софи, наведет порядок, приготовит обед.
- Вот, единственное , что ты в жизни сделал правильно, – женился, - мгновенно успокоился Кактус. – Хорошая женщина Софи. Уже сколько лет с тобой в разводе, а с голоду умереть не дает. Да вообще, все, что у тебя есть хорошего, – от нее. Вот я, например...
Дан посмотрел на здоровенного наглого хомяка и вспомнил, как тогда еще десятилетняя дочка, придя однажды с матерью в гости, протянула ему пушистый клубок размером со свой кулачок и, смущаясь, сказала: «Папа, тебе же будет скучно без нас, пусть мой хомячок у тебя поживет». Вздохнул, помотал головой и честно ответил: «Угу»
Реплику о том, что пить с компании однокурсников – магов, демонстрируя им дочкин подарок, было совершенно не обязательно, он мудро проглотил. И потому на очередную встречу выпускников Магического университета был отпущен почти без скандала. Под честное слово принести с банкета что-нибудь вкусненькое.

алька

Республика Плуто, поместье семьи Кеон

- Ох уж мне эти лэры, - крестьянин оперся на вилы, посмотрел вслед всадникам и недовольно продолжил: – Давеча промчались мимо, чуть не затоптали своими конями бешенными.
За его спиной высился аккуратно уложенный и прикрытый от дождя стожок.
- Вот кони у них очень даже хорошие, - возразил второй. – Это ты напрасно говоришь! Миль двадцать галопом сделают и не запыхаются ничуть.
- Это из-за того, что у них вся сбруя амулетами сплошь увешана! Вот Санта-Болта свидетель, я сам видел, как у них с дороги деревья отпрыгивали!
- А сколько ты перед этим выпил?
- Да ну тебя! – крестьянин махнул рукой. – Пошли лучше домой. Сегодня к обеду мэстрэ Марен дождь обещал!
- Давно пора! А то яблоки прямо на ветках сохнут…

- Ну, что, разве плохо покатались? Или скажешь, что дорога сама собой не появлялась? – весело спросил Ален вэн-Леар тард-Кеон и подмигнул сестре. – Можно сказать, что испытания нового амулета прошли успешно!
- Когда ты в лес повернул, я думала, ты совсем с ума сошел и решил разбиться об первый же дуб, - улыбнулась в ответ Анликка. – На месте Орлика я бы тебя сбросила!
Темно-рыжий жеребец со светлой гривой фыркнул, словно понял, что речь идет о нем. Всадники ехали рядом. Набегавшиеся лошади шли охотно, предчувствуя скорое возвращение в конюшню.
- Он у меня умный! Знает, что, если я что-то делаю, это явно не просто так, – Ален потрепал коня по шее. – Точно умнее этих педантов из Университета. Уж даже если мой научный руководитель, самый вменяемый из них, до сих пор не может дочитать мою магистерскую работу…
- Мог бы дядю руководителем взять, - пожала плечами Лика. – И тебе легче, и ему бы с чужим работать не пришлось.
- Нет уж, если я буду магистром в двадцать два года, то сделаю это сам! – парень гордо выпрямился в седле.
- Кстати, о том, что сам, - Лика перебросила через плечо косу и заправила за уши выбившиеся пряди. – Вместо того, чтобы ругать своих злобных недругов, лучше бы рассказал, как искал артефакт дедушки Кеона. Я так думаю, меня тоже отправят в ближайшие день-два…
- Ладно, в конце концов, ты уже взрослая, так что можешь узнать эту великую тайну, - зеленые глаза на смуглом лице Алена казались слишком светлыми. Колдовские глаза – достойная примета наследника древнего магического рода. – Только сразу договоримся: младшему – ни слова!
- Даже так?! – девушка нетерпеливо поерзала в седле. – Расскажи!
- Сначала я изучил карту, выбрал пещеры поперспективнее, обговорил с родителями маршрут. Потом, - парень заговорщически подмигнул, - я устроил ночевку на природе и в тот же вечер смылся. Знаешь, куда?
Лика была само внимание. Еще бы, правдивую версию своих похождений Ален не рассказывал никому.
- В Магнолиум! А если точнее, то в сам Университет. Взбрело мне в голову, что артефакт нашего достойного предка запрятан в кабинете ректора. Ну, я и полез. Три дня я там партизанил, входные заклинания ломал и к сейфу ключ подбирал. Забрался в сейф, а там - нету ничего… Так что и ты туда не ходи! Тем более, после моего визита охранные заклинания, кажется, удвоили…
- Да, твой опыт мне явно не пригодится, - резюмировала Лика. - Эх, знать бы хоть, как этот артефакт выглядит.
- Ладно тебе, - легкомысленно махнул рукой брат. – Никто же на самом деле не ждет, что ты найдешь фамильную реликвию. Никто ее не видел уже полторы тысячи лет и, возможно, не увидит еще столько же. К тому же кажется мне, что наша семья и без власти над миром неплохо живет.
Анликка рассеянно кивнула.
- Давай-ка лучше поторопимся, - брат поднял взгляд на небо. Тучи по нему плыли быстрее, чем позволял легкий ветерок. – Сегодня за погоду отвечает дядя Марен, а значит, ливень будет такой, что нас просто смоет.
Кеоны пришпорили лошадей.
Во двор брат с сестрой влетели галопом под первыми крупными каплями магического дождя, быстро передали лошадей выскочившим как из-под земли конюхам и бегом бросились в замок. К тому времени дождик превратился в настоящий ливень, за которым уже в двух шагах ничего не было видно.
- Мэстрэ Ален, мэстрэя Анликка, - невозмутимо поклонился лакей, пропуская взбалмошных хозяев. Те привычно не обратили на него внимания.
Высокие двери захлопнулись, отсекая уличную непогоду и даря удивительное чувство защищенности от всего мира. Иногда Лике казалось, что замок живой, что он по-своему любит и защищает своих хозяев. Вот сейчас, например, промокших магов окружили потоки теплого воздуха. Они сушили одежду и ласково взъерошивали волосы. Камни стен мягко засветились, разгоняя темноту.
Конечно, это были всего лишь заклинания. Если приглядеться, можно даже разглядеть их сложную вязь, опутавшую стены. Но иногда хочется чего-нибудь волшебного, как живой замок, например.
- Такое ощущение, будто на десять лет назад вернулся, - заметил Ален, стаскивая промокшую куртку. – Вот сейчас придет мама и поставит меня в угол за то, что я опять пропустил урок теоретической магии.
- Мэстрэя Анликка, ваша матушка просит вас подняться к ней, - с неуместным пафосом, будто объявляя гостей на официальном приеме, провозгласил лакей.
- Ну вот, накаркал! – Лика поспешно бросилась к зеркалу, пытаясь пригладить волосы. – И рукав уже где-то испачкала…
- Иди сюда, - брат небрежно провел ладонью над пятном. – Ну вот, теперь хоть и мокрая, зато чистая.
- Спасибо! Я побежала!
- Удачи, - от души пожелал Ален.

- Мам? – Анликка робко заглянула в кабинет. – Ты звала? Извини, я только что с прогулки…
- Ничего страшного, - отрезал отец, игнорируя неодобрительный взгляд супруги. – Садись, Лика.
«Что, внеочередной экзамен?!» - девушке захотелось провалиться сквозь пол. Если бы умела, обязательно бы провалилась. Пол-то каменный, стихия подходящая. Но на нет и суда нет. Лика устроилась на краешке кресла, опустив глаза в пол.
- Завтра тебе предстоит отправиться за артефактом, - без долгих предисловий объявил Гор вэн-Леар. - Не сказал бы, что ты к этому готова, но традиция есть традиция. Проблема в том, что обычный эскорт с тобой отправить не получится.
- Почему?
- Из-за твоего жениха, - пояснил отец. – Ты в семье пока единственная, кто подходит Дориану и по возрасту, и по стихии, но Лилиан, твоя будущая свекровь, вбила себе в голову, что ее сын достоин кого-то более… способного. Дориан ведь псионик, а это позволяет быть весьма разборчивой в выборе невест.
- Отказаться от брака нельзя, - дополнила Ниора. – Соглашаться на какой-то дополнительный экзамен тем более невозможно! Остается одно – ты должна проявить себя во время поисков артефакта. Правда, поскольку молодой лэри не годится путешествовать в одиночку, у тебя будет сопровождающий.
- Ясно, - Лика кивнула без особого интереса. Один так один, какая, в принципе, разница? Даже проще!
- Я думаю, - Гор едва заметно подмигнул дочери, - что смогу убедить мэстрэ Дана взять на себя эту обязанность.
- Дана?! Того самого, который герой?
- Лика! - Ниора ви-Фаир даже встала. – Может, он и считается героем, но с нашей семьей ему не сравниться!
Девушка снова кивнула, соглашаясь со всеми словами вместе и каждым в отдельности.
- Ладно, иди к себе, переодевайся, - разрешила мама. – Завтра у нас будет гость, так что не забудь сделать подобающую прическу!
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:09   #2
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 54
Сообщений: 5,620
По умолчанию

попутчик

Республика Плуто, город Магнолиум

- Похоже, девушка была горячей, а ее друг - ревнивым, - усмехнулся Кони, разглядывая физиономию приятеля. – Полечить? Только ты за это расскажешь всю историю.
- Легко, - согласился Дан, чувствуя, как под руками мастера Земли заживают царапины и рассасывается синяк. – Это - поучительная история о вреде пьянства. Десять лет назад мы с тобой напились и завалили к Ванде. А в кармане у меня сидел хомячок.
- Такой маленький, персикового цвета? – уточнил магистр кафедры Земли. – Я еще хотел сделать его розовым, а ты отказался.
- Он самый. И вы с Вандой решили, что мне обязательно нужен фамилиар, и немножко поработали с ним. Потом еще выпили, и еще поработали. Помнишь?
- Ну, было что- то такое…
- И теперь эта здоровенная наглая морда вообразила себя хозяином дома и моим наставником, - усмехнулся Дан, - и сегодня утром....
- Только не говори, что он приревновал тебя к очередной жертве твоей славы и набил морду, - расхохотался Кони. – Я помню, что мы немного переборщили, но не до такой же степени.
- Не до такой, - кивнул Дан. – Но когда этот Кактус падает тебе на голову…
Друзья медленно поднимались по лестнице на второй этаж, по дороге раскланиваясь со знакомыми. Парадный зал Магического Университета поражал каждого человека, попавшего сюда, своим великолепием. Расписанные золотом потолки и стены, причудливые витражи, удивительные, сделанные из необычных материалов светильники – каждая деталь говорила о величии и достижениях магического искусства. И во все времена маги старались по мере сил поддерживать это ошеломительное впечатление, в том числе и своими нарядами. Расшитые золотом яркие разноцветные накидки, обилие блестящих причудливых артефактов, сверкание драгоценных камней в магических браслетах...
- Мэстрэ Дан, пойдемте в Президиум, – подскочила к Дану длинноногая девушка из организаторов, - ваша речь запланирована после приветствия мэстрэ Виктора.
- Иду, - кивнул головой маг и обернулся к Кони, – достали.
- Ага, трудная у тебя жизнь, герой. То банкеты, то фуршеты, - приятель улыбнулся и похлопал Дана по плечу, - кстати, твое выступление на празднике урожая ректор оценил очень высоко.
- Правда? – обрадовался Дан.
- А как же, так и сказал на ученом совете, что, наконец, этот молодой человек осознал всю меру ответственности магов. Так что – еще пара таких выступлений, и тебе, возможно, подпишут разрешение на посещение Лаборато. А пока - вперед, в Президиум. Ваше место там, герой Дан…
Дан с тоской посмотрел на сцену, и, внезапно, затылком почувствовал чей-то взгляд. Он обернулся. Из ложи почетных гостей на него внимательно смотрел старший маг дома магии Земли мэстрэ Гор вэн-Леар тард-Кеон.
- Мэстрэ Дан, вас просили зайти в кабинет к декану, - подошел молодой аспирант. Маг с сожалением посмотрел на друзей и махнул рукой – дескать, пока занят.
- Мэстрэ Дан, мы хотели бы попросить вас, - декан перебирал лежащие на столе листочки, старательно не глядя в глаза Дану, - завтра утром… вы же понимаете, что сотрудничество с Домом Кеон очень важно для университета… совместные проекты…..вы просили разрешение на командировку в Лаборато…
- Ну, почему именно мне на шею должны садиться беспомощные девицы? - взвыл Дан.
- Такова судьба героев, - философски заметил декан.
Вечер, обещавший так много, был безнадежно испорчен. И откуда только берутся эти девицы с их проблемами?
_________________
дракоша
Империя Демо, город Лаборато

"Меня зовут Алиса. Мне 16 лет, и сегодня мой первый выпускной вечер. Наконец-то я закончила этот дурацкий пансион благородных девиц."
Благородная девица задумалась и прикусила кончик пера, не замечая, что одна хитрая капля умудрилась сбежать и вот-вот отправится путешествовать по её бальному платью.
- Да ну эту ерунду. И кто придумал, что у благородной девицы обязательно должен быть дневник? - недовольно фыркнула она, махнув рукой, и розовое бальное платье украсилось чернильным пятном.
- Ой! - сказала девица и добавила пару слов, которые ей знать совсем не полагалось.
С кресла раздалось насмешливое "фырррррр".
Алиса с грустью принялась рассматривать испорченное платье. Не то, чтобы ей его было жалко, нет, даже наоборот. Но... другого у неё просто не было.
- Ладно, сделаем так, - и она решительно оторвала одну из розочек с подола платья. - Теперь пришьём её сюда и... Вуаля, совсем ничего не видно. Правда? – спросила она, обращаясь к кому-то в кресле. - Чуд, немедленно проснись и посмотри.
Чуд лениво приоткрыл один глаз и пренебрежительно фыркнул.
- Ну и ладно, - надулась Алиса, - подумаешь, не симметрично теперь. Какая разница! Кто среди этих рюшей, бантиков и розочек заметит, что одна не там? Да и все равно, больше делать нечего.

Чуд был котом. Не простым котом, а породистым, без единой шерстинки с гладкой темно-серой кожей, огромными ушами и раскосыми глазищами. А ещё он был единственным животным в пансионе благородных девиц. Конечно, никто и не собирался разрешать ревущей в три ручья девочке держать кота, но... Три недели беспрестанного кошачьего (отнюдь не музыкального) ора под окнами пансиона могли не убедить только глухого. К своему огорчению, глухотой в пансионе никто не страдал, и счастливая Алиса получила особое разрешение держать кота. При условии, что тот по углам не гадит и учебные пособия не портит и... В общем, список, чего нельзя, был очень длинный, ей с котом его зачитали вслух и даже вручили копию.

Бал, бал, бал. Какое же это чудо! Юные девушки в роскошных бальных платьях, смех, музыка, взгляды из-под полуопущенных ресниц...
"Ну, кто придумал эти ужасные корсеты, эти длинные до самого пола подолы?" - с тоской думала Алиса. - "Насколько было бы проще в штанах. А эти туфли?!"
- Ты чего тут дуешься?
От неожиданности Алиса чуть не подпрыгнула
- О! Лера! Наконец-то. Ты чего опаздываешь, я уже тут от тоски извелась?
- Представляешь, - зашептала подруга, - иду я себе, никого не трогаю и вдруг чувствую - что-то меня держит за платье и не пускает. Ну, я как дёрну. Хрясть! Оборка и порвалась, пришлось возвращаться в комнату и отрывать её совсем. Не сильно заметно?
Алиса критично осмотрела подругу.
- Все отлично. А кто держал-то тебя?
- Аааа..., - махнула рукой подруга, - за эти дурацкие доспехи зацепилась. А ты знаешь, ходят слухи, что у нас совместный вечер с выпускниками военной школы!

Алиса ничего не успела ответить, как открылась дверь, и в зал вошли преподаватели, а с ними будущая гордость армии Демо в черных мундирах. Девушки притихли, с любопытством рассматривая новоприбывших.
- Мелковатые они какие-то, - тихо прошептала Лера.
Алиса хихикнула - Лере с её метр девяносто все казались мелковатыми.
Представив юношей и девушек, преподаватели удалились, предоставив молодёжи развлекаться.

- И чему же учат прекрасных дам? - с насмешкой спросил высокий загорелый парень.
- Да ерунде всякой, Стэн, - ответил ему другой - вышивать, готовить и говорить глупости. И зачем нас в этот курятник приг...
- Да ладно тебе, - перебил того Стэн, - пусть дамы сами расскажут! - и насмешливо посмотрел на Алису.
- Ну, положим, не только этому. Нас ещё предметы учат метать, - сказала Алиса, приглядываясь к маленькому кремовому кораблику.
- Какие предметы? - не понял Стэн.
- Мелкие, - ответила ему Алиса и запустила в него пирожным.
- Промазала! - припечатала Лера
- Почему? - обиженно сказала Алиса. – Попала, вон, смотри, как красиво - белое на чёрном.
- Попала - это так! - заявила Лера, и второе пирожное приземлилось точно посередине лба будущего офицера.
И понеслось! Кофейные, карамельные, ванильные, клубничные пирожные весело летали под звуки вальса, находя себе пристанище на бальных платьях, причёсках, а иногда и мундирах выпускников.
- Лера, сматываемся, - зашептала Алиса, - а то сейчас придут преподаватели, и нам, как всегда, больше всех достанется. Давай на балкон, потом вернемся в зал и сделаем вид, что нас тут не было.
- Ага, и это не наши платья вымазаны в креме и украшены сливочными розочками, - хмыкнула Лера.
- Спрячем, - уверенным голосом заявила Алиса, - или Чуду скормим. Ну, пошли, я тебе такое расскажу!
Под общий визг и гвалт девушки рванули к балкону.

Оттерев кое-как платья от крема, Алису задумалась. Через минуту ее осенило.
- Лера, а давай уроним на них чернильницу и скажем, что хотели запечатлеть наши воспоминания о первом бале в дневниках, пока они не померкли, и нечаянно уронили её? Вот так.
- Неплохо, - сказала Лера, оценивающе взглянув на их работу, - а теперь рассказывай, что у тебя там случилось?
Алиса скривилась, как от лимона.
- Да вот папенька сказал, что замуж выдаст.
- Ух ты!
-Что - ух ты?! Что тут хорошего?! За непонятно кого. «Сын большого учёного, очень перспективный молодой человек, как раз то, что тебе нужно», - явно кого-то передразнивая, сказала Алиса, и заплакала, размазывая слезы по лицу. - А я хочу рыцаря. Хочу, чтобы красиво, как в романе, а тут - за какого-то противного прыщавого хлюпика.
- А ты его видела, что ли?
- А что тут видеть? Все красивые и мужественные в военную академию идут, а кто в учёные? Ты на наших преподавателей посмотри. Ну, какие из них рыцари? - и она ещё больше разрыдалась. – Вот, если бы папенька меня в нормальную школу отдал, а не в этот пансион, тогда, может быть, меня и не считали завидной партией. А так - лучшая выпускница самого престижного пансиона. Представляешь, он даже грамоту купил. Я так старалась, чтобы меня отсюда выгнали, так старалась, а он везде и всем заплатил.
И Алиса разрыдалась ещё больше
- Ну, что ты, ну, не плачь? А хочешь, давай убежим?
- Куда? У меня все родные и знакомые в Лаборато живут.
- А у меня есть дальний родственник в Плуто.
- Откуда вдруг? - сквозь слезы спросила Алиса
- Помнишь, нам задали принести генеалогическое древо? Так вот, надо было мне там кое-что уточнить, и я рылась в нашей библиотеке. И, представь себе, обнаружила, что у моей бабки был двоюродный брат, который уехал в Плуто ещё, когда только открыли проезд. Там ещё такое название было, - Лера наморщила лоб, - то ли Косище, то ли Хвостище…. Как же там было? А, вспомнила, Торжище!
- Думаешь, он будет рад нас видеть?
- Конечно, - уверенно заявила подруга, - а ты бы не рада была бы видеть своих родственников? Погостим, а там, может, твой рыцарь встретится.
- Даже не знаю…
- Так, - решительно заявила Лера, - или едем, или замуж за своего хлюпика.
Упоминание о замужестве вызвало новый поток слез.
- Значит, едем! - подвела итог Лера. - Поезд - в десять утра, вот только, где бы денег достать на билет и на пошлину?
Девушки притихли, размышляя над этим вопросом. Без денег вся их идея и выеденного яйца не стоит.
- Знаю, - радостно воскликнула Алиса. - Я знаю, где папенька деньги на домашние расходы прячет.
- В кабинете, естественно, как и мой, да ещё и в сейфе, наверное, - скривилась Лера, - и как мы их достанем?
-А папенька собирался с утра по делам, говорил, что раньше обеда дома не будет. Мачеха последнее время все нарядами занята, как будто ко двору собирается. А кабинет папеньки всегда открыт, и код от сейфа я подсмотрела уже давно. Это же не большой сейф, а так, для всякой мелочи.

Идея с побегом все больше и больше нравилась Алисе. О таких мелочах, что делать, когда деньги закончатся, или как быть, если этот родственник откажется их принимать, она даже не задумывалась. Главное, что ненавистная ей свадьба отдалялась от неё, а возможность познакомиться с рыцарем становилась все ближе.
Где же, - думала она, - как не в такой загадочной стране, как Плуто, можно встретить прекрасного странствующего рыцаря? Который ее спасет, правда, она пока не решила, от чего. Конечно же, влюбится и предложит ей свою руку и сердце. О том, что он будет не благородным, просто не могло быть и речи. Во всех романах, которые Алиса так обожала, все странствующие рыцари непременно были благородных кровей. И они с Чудом будут жить в огромном замке, и в нем непременно будет озеро с лебедями.

серая волчи


Север. Пещерный город снегуров.

Клиса задумчиво смотрела в снежную темноту за порогом. Пора идти. Записку она нацарапала прямо возле выхода на стене, так, что любой, кто пройдет мимо, заметит.
Она решила не предупреждать родных, что уходит именно сегодня, иначе мама обязательно постарается засунуть в сумку сверток с едой побольше, братья ещё пару килограммов оружия, а маленькая племянница ещё и амулет, облегчающий вес, и заметит она эти «подарки» только на первом привале, и выбросить их будет жалко. А выбросить придется. Потому что вес весом, а чем больше она возьмет вещей из дома, тем труднее ей будет идти. Тропа не любит лишнего. Жаль только, что, если отец уйдет из того места, где находится в тот момент, когда она встанет на Тропу, то дальше придется искать его по-другому.
- Будем решать проблемы по мере их поступления! - решительно тряхнула головой Кли. – Иначе я никогда не выйду из дома. И дёрнули же его Рыбкины дети тащиться в эту мажью столицу. Как там её… Могулиям, Хочулиям… Магнолиум, кажется. Любопытно ему! Людей там оживляют, улицы светятся. Бла-бла-бла. Сходил?! – Спросила Кли сердито в темноту, предвкушая «удовольствие» от прогулки. – Три недели, как вернуться должен…
Она, вздохнув, переступила порог и, ориентируясь по звездам, повернула в сторону южных гор. Когда пещерный город остался позади, а перед ней разлеглась снежная равнина, заканчивающаяся темной грядой, у подножья которой начинался лес, Клиса остановилась и оглянулась. Было ещё рано, но во многих пещерах горели костры. Черные Волки, Клан Охотников, возвращались домой после ночной охоты. Маги уже поднимались, колдовство легче всего дается почему-то ранним утром, так что они всегда вставали рано. Белые Волки, Клан Воинов, к которому принадлежала Кли, еще спал.
Охраной территории занимались Охотники. Вставали затемно лишь те, кто ещё учился и тренировался. Остальные приступали к своим обязанностям только с рассветом.
Мимо неё прошел задержавшийся на охоте снегур, одетый, как и сама Кли, в кожаный жилет, отороченный мехом, и кожаные штаны, заправленные в короткие меховые сапожки. Заметив тень на снегу, он остановился и пристальней глянул в ту сторону, где только что стояла молодая снегура. Но Клиса секундой раньше успела нырнуть за алтарь Снегурочки, обозначавший границу между городом и долиной. Хмыкнув, он поудобнее перехватил связку беличьих тушек, и, пожав плечами, побежал в сторону дома. Не торопись он так домой, обязательно учуял бы её, но опасностью не пахло, а разбираться, кто это гуляет в такое время на границе, ему было некогда.
Кли осторожно выглянула из-за камня и мысленно произнесла стандартную формулу Благодарности Снегурочке. Ей вспомнилось, как давно, когда она была совсем маленькой, мама рассказывала ей легенду о Снегурочке и первом снегуре, от которого, собственно, их народ и получил свое имя.
Как благородный снегур, возвращаясь из военного похода, угодил в трещину во льду и непременно утонул бы, если бы за его жизнь не вступилась перед природой прекрасная синеокая дева. Она чудом (не иначе, как божественной силой) вытащила его из ледяной воды и согрела «огненным дыханием» (что это было за заклинание, история умалчивает, но именно так называл спасшее ему жизнь колдовство первый снегур). После чего назвалась Снегурочкой, и, одарив его на прощание поцелуем, растворилась в тумане. А наутро воин нашел возле себя странного вида красный мешок, набитый непонятными вещами. Маги сказали, что вещи эти наделены силой и являются артефактами. Некоторые артефакты удалось расшифровать и даже использовать. Например, магический купол, который укрывал город снегуров во время сильных ураганов и спас жизни не одному поколению Волков.
Совет решил, что мешок – щедрый дар богини их народу и в благодарность постановил, что отныне народ Волков будет зваться Снегурами и поклоняться Снегурочке во веки веков. А неразгаданные артефакты поместили в новопостроенный Храм Непорочной Снегурочки (непорочной она назвалась сама, а вот в связи с чем она сообщила об этом первому снегуру, история умолчала). С тех пор Снегурочка иногда являлась самым отчаянным и храбрым снегурам, которых потом нарекали Посланниками и чтили до самой смерти.
Улыбнувшись воспоминаниям детства, Кли отряхнулась и осторожно заскользила по снегу в направлении леса. Путь предстоял неблизкий, а добраться нужно было до рассвета. Иначе её обязательно заметят из города.
Спустя два часа она была уже у кромки леса. Спрятавшись под тень калиссов, игольчатых вечносиних деревьев, в честь которых её и назвали, она прислонилась к дереву и достала припасенную рыбу и хлеб. Отсюда она встанет на Тропу и бежать придется до вечера, не останавливаясь. Чем быстрее она попадет к тому месту, где сейчас отец, тем меньше будет шансов, что он успеет оттуда уйти.
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:11   #3
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 54
Сообщений: 5,620
По умолчанию

дракоша

Империя Демо, город Лаборато

Оставалось пятнадцать минут до отхода поезда, а Леры все не было. Алиса стояла на перроне, нервно сжимала в руке заветные два билета и тряслась, как осиновый лист. За утро она сто раз пожалела, что ввязалась в эту авантюру, и только мысль, что там, в волшебном Плуто, её ждет рыцарь, придавала ей решительности.
- Ну, что ты шебуршишься? - шептала она коту, - сиди в сумке и не высовывайся, а то и на тебя придётся купить билет. Ты же не хочешь остаться ? Чуд не хотел, поэтому послушно притворился зайцем и сделал вид, что его тут вообще нет.

- Представляешь, сбежала совсем ещё юная лэри, - услышала она вдруг разговор двух почтенных дам, идущих мимо нее по перрону.
Алиса слушала и не могла сдвинуться с места.
-Совсем стыд потеряла, отец еле успел ее на вокзале поймать.

"Леру поймали, - с ужасом подумала она, - и меня сейчас…". Алиса помчалась, не разбирая дороги. "Спрятаться, куда спрятаться?" - думала она, прижимаясь спиной к какому-то деревянному вагону. Вдруг одна из досок треснула, от неожиданности Алиса не успела отскочить и провалилась в вагон, упав спиной на что-то мягкое.
- Бзыыыыыыынь!!! - раздался третий звонок, и поезд тронулся.
- Вот тебе и первый класс, - сказала она, отплёвываясь от сена.
- Муууууу... - согласилась с ней рыжая бурёнка.
- Надеюсь, мы хотя бы в нужную сторону едем, - вздохнула Алиса, усаживаясь подальше от коров.

Алисе очень повезло. Поезд не только ехал в нужную сторону, но и с остановками. На ближайшей из них она осторожно выбралась их своего убежища и села на своё место, притворившись, что едет тут с самого начала.
- Ваш билетик, лэри, - подозрительно спросил проверяющий. На его лице было написано крупными буквами "что-то я вас не припомню"
Алиса состроила возмущённое лицо и протянула свой билет
- Ну, что ты прицепился к юной лэри? Ты что, не видишь, она устала, лучше принеси-ка нам чаю!
- Сию минуту, лэр.
Алиса облегчено вздохнула, сделала вид, что очень увлечена тем, что за окном и принялась исподтишка рассматривать своего соседа.
Высокий, атлетично сложенный, с густой гривой черных, как смоль, волос он поразил Алису своей красотой. Глаза бездонно-синие, как озёра. Густые чёрные ресницы только оттеняют яркий цвет глаз, брови вразлёт и изогнуты, как крылья чайки.
Сосед словно понял, что его изучают. Чувственные губы под небольшими усиками изогнулись в усмешке.
- Будем знакомы, лэр Кастин к вашим услугам, лэри.

Алька

Республика Плуто, поместье семьи Кеон

- Ален, а я точно все взяла? – в сотый раз спросила Лика, оглядев стоящую посреди комнаты сумку. – Как-то слишком мало вещей осталось…
- Зато точно нет ничего лишнего, - утешил ее брат. – Главное – амулеты и деньги, остальное - мелочи, которые везде купить можно. Ты уж поверь мне, путешественнику со стажем!
Девушка покачала головой и подошла к окну. Во дворе замка героический мэстрэ Дан что-то обсуждал с папой.
Ну, никак этот маг не походил на героя! Никто, конечно, не ждет от мага, что он будет изображать из себя рыцаря в сияющих доспехах, но все-таки куртку можно было заменить камзолом, а рубашку – погладить.
А этот капюшон вообще ни в какие ворота не лезет! С высоты не разглядеть, но такое ощущение, будто его грызли.
- Интересно, у него дома есть мыши?
- У кого мыши? – не понял Ален, не успевавший за полетом фантазии младшей сестрички.
- У мэстрэ Дана.
- Лика, объясни мне, зачем ему грызуны?!
- Не знаю, - девушка задумчиво отошла от окна. – Чтобы были…
- Ясно, - Ален обнял сестру за плечи. – Не нервничай ты так. Вы немного покатаетесь по стране и тихо - мирно вернетесь домой. Не съест же тебя этот маг! Даже если у него и есть мыши…

попутчик

Республика Плуто, город Магнолиум

Куда ты задевал этот греманный браслет? И не делай невинную морду, я надеюсь, ты не подарил его соседской кошке? А то я не видел, как ты ей глазки строил.. Что значит, зачем мне браслет? А я, по-твоему, должен каждому встречному фокусы магические показывать? Так я и знал. Кактус, ну разве магическому браслету место под диваном? Да иди ты.. Все, не мешай собираться, и так настроение хреновое. А с чего ему быть хорошим? Всю жизнь мечтал выводить юных девиц из дома Кеон в свет.
Ну не во тьму же. А как называется бесцельное шатание по полянкам с восемнадцатилетней девочкой?
Кактус, ты болван. Она совсем ребенок, ни разу не выезжала из замка, тихая такая – как мышка, глазки в пол, «приветствую вас, местрэ». И быстренько - шасть из комнаты. Да, обязательное путешествие в поисках артефакта. Знаешь, ее никуда бы не отправили, но там династический брак намечается. И будущая свекровь уперлась - дескать, пусть девочка докажет, что она достойна имени Кеон. Бред, конечно. Но для Кеонов честь семьи – как красная тряпка для быка. Все грехи прадедушки отмаливают. Ну, , того – из истории магии. Помнишь, ты грыз учебник?
Короче они и сами не рады. Мать сидит – такая вся строгая, прическа – волосок к волоску, а руки подрагивают, и перстни на пальцах все крутит.
Ну, оставь ты в покое это яблоко, ты уже съел два. Лучше скажи, куда я засунул котелок. Кактус, ну почему у меня в мешке лежит плесневелый сыр? И зачем тебе эти хлебные корки? Вот только не надо рассказывать, что ты будешь их есть. Какой черный день? У тебя за десять лет даже серого не было, обжора.
Это я сегодня позавтракать не успел, меня дернули на беседу. Нет, даже не угостили чаем. Сразу провели в кабинет. И вот, значит Ниора сидит, пальцы ломает. А сам Кеон – по комнате бродит, ковер протаптывает, и вещает - о доверии, которое они мне оказывают. Вот скажи, мне это их доверие надо? Делать мне больше мне нечего, таскаться по лесам. Мало я натаскался. Да оставь ты в покое чвырика. Я без тебя знаю, что они в городе не водятся. Да, без него меня бы обратно на кафедру не взяли. И что? Да, обязательно схожу и поставлю ему за это памятник. Конечно, бедный зверек весом в тонну, с ядовитым хвостом. Знаешь, обвал- не обвал, но крестьяне то вздохнули свободно.. А я и не говорил никогда, что их была стая и, что я их одной левой. Все, замолчи, достал ты меня с этим чвыриком. Я честно написал доклад. И кто виноват, что ему не дали ходу? Надо было встать на площади и кричать – люди, я не умею побеждать чвыриков? Важен результат.
Замолчи, я сказал.
Да какие приключения, какой артефакт? Они мне и маршрут уже нарисовали- от их поместья до летнего домика, от домика до озера, где у них небольшой замок, а оттуда через столицу обратно. Этакая лесная прогулочка.
Кактус, зачем ты суешь в мой мешок эти сухари?
Кто едет? Ты остаешься дома, на хозяйстве.
Ну зачем тебе таскаться по лесам? Я вернусь через неделю. Ну, максимум через две. Кто будет купаться в озере? Ну, что ты выдумал. Где ты видел водоплавающих хомяков?
Какие чвырики в озерах Плуто? Там и рыбу то всю уже съели… Кактус, ты же клялся, что никаких больше путешествий и приключений.…
Какой свидетель? Чего? Кто кого потащит к Алтарю? Да она младше моей Кати. Ты думаешь? Зачем я нужен дому Кеона, у него лучшие маги в родне. И любая кафедра готова отдать лучших магистров в их заповедные лаборатории.. Какой герой, ну, что ты привязался к этому чвырику. Думаешь, им в семье своих героев мало? Ладно, дуэнья бесхвостая, собирайся.
В какой карман? Кактус, прекрати, ты порвешь куртку. Ну, какой карман тебя выдержит? Да, но это был десять лет назад и ты был в десять раз меньше. Ты сошел с ума? Никаких клеток и вторых сумок. И так придется тащить девицу с ее поклажей. Все, выбирай – или капюшон старой куртки или остаешься дома.
Как не вовремя эта поездка, столько дел надо успеет переделать, и еще к Кати забежать, посмотреть на внука, и Софии предупредить, что уезжаю.
Ты случайно не знаешь, во сколько ее муж домой приходит? Надо, наверное, сначала зайти к ней, а уже потом к Кати..
Ну что ты несешь? Причем тут соседская кошка. Вот расскажу Софии, с кем ты ее сравниваешь. И вовсе никакого сходства. Я забочусь, чтобы у женщины не был дома скандала. Да, мне бы тоже не понравилось если бы к моей жене ходил ее бывший муж…
Стой! Зачем ты суешь котлеты в капюшон! Нам еще сегодня обедать и ужинать. Как ты еще не догадался туда суп залить. Кактус, прекрати !Так ведь и поедешь в мокром капюшоне.
Так, ты вообще пробовал поднять куртку, тебя и те пять килограмм еды, который та тащишь с собой? Ты хочешь, чтобы меня принимали за горбуна? Кактус, я тебе обещаю – ты не умрешь с голода.
_________________
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:12   #4
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 54
Сообщений: 5,620
По умолчанию

Морис
Империя Демо, город Лаборато.

Особняк Президента "Демо-Банка" сиял огнями. Сегодня владелец крупнейшего в Империи банка давал роскошный прием. Попасть на него мечтали все представители деловых кругов (или, как их еще называли, олигархи), однако количество пригласительных билетов было ограничено. Казалось, даже на лицах карауливших у входа лакеев красовалась надпись "Только для избранных". Впрочем, лакеи Президента были вышколены настолько, что знали всех представителей высшего света в лицо, так что случайных гостей здесь не было.

Наряды высшего общества отличались обилием красок. Все вошедшие в бальный зал в первую секунду непроизвольно прикрывали глаза при виде столь блестящего зрелища. Расшитые золотом алые мундиры офицеров Императорской армии чередовались с черными, серыми и даже лиловыми фраками олигархов. Дамы щеголяли в шелках и парче всевозможных расцветок – от более строгих тонов у солидных матрон до светло-пастельных у дебютанток. То тут, то там можно было заметить людей в мантиях – даже ученое сословие (за исключением хронических чудаков и домоседов) прибыло на прием, вытащив из гардеробов парадные одежды цвета своей Гильдии. Судя по их количеству, здесь была почти вся Академия Наук. Поговаривали, что позднее на прием пожалует кто-то из Императорской семьи.

Анфилада залов на первом этаже особняка поражала роскошью. Злые языки тихонько шушукались, что большинство изысканных вещей было сделано в Плуто и попало к банкиру контрабандой. Впрочем, вряд ли кто-то из гостей осмелился бы произнести эту грязную клевету вслух – мстительный характер хозяина был всем хорошо известен.

Поэтому сплетники удовлетворяли свою страсть, обсуждая другие, менее опасные темы. Главным источником сплетен, несомненно, был кружок старых дев и дам не первой молодости, не пользующихся вниманием со стороны противоположного пола и занявших глухую оборону в углу зала.

Пока все остальные были заняты делом – молодежь танцевала, завзятые игроки с азартом метали карты по зеленому сукну, а особо именитые гости в кабинете хозяина вкушали дорогие напитки и рассматривали его коллекцию произведений искусства – скучающие дамы предавались своему любимому занятию. Они перемывали косточки всем отсутствующим, а главное – присутствующим особам. Все завсегдатаи высшего света знали, что желчь и злоба, источаемые этими милыми дамами, опаснее, чем яд гадюки, поэтому старались поддерживать с ними хорошие отношения, но инстинктивно держались от них подальше.

Именно в этот опасный круг и направился худой мужчина чуть выше среднего роста около тридцати лет или немного старше. Он шел медленно, слегка прихрамывая и опираясь на трость с набалдашником в виде птичьей головы. Его природная некрасивость с лихвой искупалась элегантностью в подборе вечернего наряда, сочетавшего черную фрачную пару, белое кружево рубашки и жилет серебристо-жемчужного оттенка. Подойдя поближе, он приветливо улыбнулся, на что кружок мегер ответил ему повышенным радушием. Дамы приосанились, нацепили улыбки и приветствовали его как старого знакомого и близкого друга.

-Дорогой Лэм, - промурлыкала дама с кудрями, напоминающими овечью шерсть, - как я рада вас видеть!
-Лэри Фанни, - отточенным движением Лэм приложился к протянутой руке в белой перчатке, - вы сегодня великолепны. Впрочем, как всегда!

Спустя несколько минут и несколько десятков подобных фраз даже впервые видевшая Лэма старая дева почувствовала на себе обаяние этого человека. Напор комплиментов, несколько искажающих действительность, но сопровождаемых таким искренним взглядом, явно растопил сердца всех присутствовавших дам.

-Что же привело вас, Лэм, в наш забытый круг? – кокетливо проворковала Фанни.
-Как что? – удивился Лэм. – Желание пообщаться с самыми осведомленными людьми столицы, знающими столько интересного! Не знаю, кто – как, но я получаю от общения с вами одно удовольствие.
После таких слов дамы были готовы засыпать его новостями, однако опытная лэри Фанни опередила остальных.

-Вы слышали о дочери лэра Драгон-Блю? – хорошо поставленным голосом начала Фанни. – Нет? Ну, что вы! Представьте, вчера в Пансионе Небесных Зябликов состоялся выпускной бал. А сегодня в полдень выпускницы были представлены Императрице в ее гостиной, что автоматически становится пропуском ко двору и в высший свет. Более того, именно сегодня Императрица должна была выбрать из числа выпускниц Пансиона одну девицу на вакантную должность фрейлины.
Так вот, мне известно из Абсолютно Достоверных Источников, - лэри Фанни умела так произносить слова, что они казались написанными с заглавной буквы, - что лэр Драгон-Блю потратил огромные деньги на подкуп Директрисы Пансиона. Она должна была не только представить его дочь, но и рекомендовать ее Императрице как лучшую ученицу и наиболее подходящую кандидатуру на вакантную должность. Вы же понимаете, сколько бы не заплатил папочка, он останется в выигрыше, так как, в случае замужества, приданое фрейлинам дает Император. Я специально появилась сегодня у Ее Величества, чтобы посмотреть на эту девицу.
И…, - Фанни сделала паузу, - я была разочарована. Оказывается, дочь лэра Драгон-Блю заболела и осталась дома. Какое невезение, потратить столько денег на взятки и все потерять из-за слабого здоровья девушки. Хотя… моя интуиция мне подсказывает, что все не так просто….

Слушатели оценили умение рассказчицы делать паузы. За исключением толстой дамы, с трудом восседающей на хрупком стульчике с изогнутыми ножками и с завистью наблюдающей за успехом лэри Фанни.
-Вы предполагаете, что девочка сбежала из дома? - проворчала она.
-А почему бы и нет? – с задором ответила Фанни. – В свое время некоторые дебютантки появлялись в гостиной Императрицы даже при смерти. И затворничество этой девушки Очень Подозрительно. Даже Неслыханно. Более того, мне известно из других Абсолютно Достоверных Источников, что знаменитый сыщик Хэвлок Джонс сегодня утром покинул город в Неизвестном Направлении. Я думаю, что его наняли для поисков беглянки…
-Дорогая Фанни, - со снисходительной улыбкой провозгласила толстая дама, - сразу видно, что вы не имеете доступа к Административным Кругам. Могу вам с уверенностью заявить, что Хэвлок Джонс получил секретное задание от Правительства Его Величества, - в произнесении слов с заглавной буквы толстая дама не уступала Фанни.
Обменявшись сладкими улыбками, две заклятые подруги тут же обернулись к Лэму. Тот встрепенулся, как будто в этот самый момент задумался о чем-то другом, и внимательно оглядел своих собеседниц.

-У меня есть подозрение, что болезнь этой девицы…, как вы сказали,… да, Драгон-Блю - неспроста, - начал Лэм. – Не прийти на прием к Императрице! Х-ммм, вы знаете, один из капитанов моей компании как-то рассказывал, что на Островах Мадеин есть странный вирус. Он называется … м-м-мм …да, публицистический лоботомит.
Дамы про себя, по слогам повторили это странное название.
-Эта болезнь, - продолжил свой рассказ Лэм, - поражает только членов высшего общества, так сказать, голубую кровь. У больных возникает чувство апатии, не хочется никого видеть, хочется запереться в четырех стенах. Увы, лекарство от этой болезни есть только на самих Островах Мадеин, и раздобыть его не просто. И если девица Драгон-Блю действительно заболела этой болезнью, и есть риск, что это превратится в эпидемию, то…
-Становится понятно, какое Правительственное Задание получил Хэвлок Джонс! – догадалась толстая дама.
-Я восхищен вашей прозорливостью, лэри Батильда, - склонился перед ней Лэм.
-А вы слышали…, - начала очередную историю Фанни.
Лэм отвернулся в сторону, внимательно разглядывая вновь прибывших.
-Кого я вижу?! – с каким-то наигранным радушием подскочил к нему щеголеватый молодой человек со странными, словно выцветшими глазами.
-Добрый вечер, Слай, - ответил Лэм.
Но тот даже не обратил внимание на довольно холодную реакцию собеседника и продолжал говорить без умолку:
-Когда мы в последний раз встречались? Ах, да, когда мы вместе гостили у этого чудака в поместье! Надо бы еще где-нибудь пересечься! Знаешь, меня тут пригласили на охоту, и мы прекрасно провели время. Да-а! И, кстати, как раз тебя вспоминали…

Он хотел сказать что-то еще, но в этот самый момент во дворе прозвучали фанфары, возвещающие прибытие Императорской кареты. Оркестр захлебнулся на высокой ноте, танцующие пары смешались. Президент банка с красным от выпивки лицом выскочил из кабинета, натягивая на ходу фрак, и поспешил к парадному входу. Гости выстраивались в соответствии с рангом, готовясь к церемонии представления, и были настолько поглощены мелкими стычками о старшинстве, что ни на что другое не обращали никакого внимания.
Воспользовавшись суматохой, Лэм пробрался за спинами взбудораженных гостей к задней двери, сунул стоящему там лакею ассигнацию и выскользнул на улицу.

серая волчи

Подножье северных гор

Она бежала без остановки почти пятнадцать часов и, когда небо окончательно потемнело, свалилась прямо на землю, под ближайшим подходящим деревом. Сил не было даже достать еду, не говоря уже о костре. Хорошо, что снег уже начал сходить. Выйди она из дома не в начале лета, а зимой, идти было бы намного сложнее. Пару раз вздохнув, Клиса мгновенно провалилась в сон.
- Спит! Нет, ну надо же, спит! Амулеты не активировала, костер не развела, и спит, как дома. – Сначала снегура подумала, что ей снится этот ворчливый голос, но на третьей реплике пришлось открыть глаза.
У разведенного кем-то костра сидела…, пожалуй, девушка. Со светло-русой косой, которая казалась очень длинной, даже когда лежала у неё, девушки, на коленях.
- Ты кто? – Кли уселась и подозрительно уставилась на ночную гостью, пожалев, что и правда не активировала охранный амулет. – Ты что тут делаешь?
- Мимо проходила, ага. А чего ты удивляешься? Думала, одна в лесу?– девушка пожала плечами, подкидывая в огонь пару веток.
- Вот и проходила бы мимо, - Клиса во все глаза разглядывала странную… очень странную гостью. Судя по всему, она была простой человеческой девушкой. И её появление в ночном лесу в гордом одиночестве настораживало и без того подозрительную снегуру.
- Ты тут полянку не купила, ага? Чего ворчишь? Познакомимся?
Кли мрачно вздохнула. Манера изъясняться и вставлять странное «ага» через каждое слово начала раздражать, но она и правда не купила эту полянку. И, пожалуй, была гостьей в этих лесах. Так что она, смирившись с неожиданной компанией, протянула руку и представилась:
- Клиса Рихада. Снегура.
- Снежка. Путешественница.
- Момент знакомства будем считать законченным. Спасибо, что развела костер, и все такое. Ну путешествуешь ты одна по лесу. По ночам. Бывает. Я спать.
- Ндя, вот и ладненько, что бывает, ага. А чего сразу спать-то? Давай уж поболтаем. Ты чего в лесу ночью делаешь? Ещё и спишь, как убитая.
- Я в… в Магнолиум иду. – Клиса решила, что эта информация навредить ей не может, а девушка может что-то знать.
- В Магнооолиум. Хороший город. Ты только не удивляйся, если в тебя там пальцами тыкать будут. Они не слишком любят тех, кто отличается от них самих.
- Да мне, в общем-то, все равно, лишь бы пиками не тыкали. А то кожа-то не бронированная. – И девушки захохотали, окончательно разрядив ситуацию.
- Ага, - Снежка поморщилась и насмешливо глянула на свою новую знакомую. – Я смотрю, ты - девушка не робкая и, наверное, умная. Так что я пойду, ага.
- Куда пойдешь? – Кли удивленно уставилась на собеседницу, только теперь обратив внимание на её странную одежду. Отороченный белым мехом то ли плащ, то ли… то ли непонятно что.
- Пойду я по своим делам, ага. И тебе пора. Светает уже.
Нежданная гостья, перекинув косу через плечо, свернула за ближайшее дерево и словно растворилась в воздухе.
- Хм… - Клиса почесала бровь, - что-то мне это не нравится. Уж больно мне кого-то напоминает эта девица.
Но долго раздумывать у неё не было возможности, поэтому она резво забросила сумку на плечо и прыгнула на Тропу.
- Странно, вроде не так много спала, а сил прибавилось, – она мотнула головой, с места сразу пускаясь в бег, – значит, поем вечером.
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:14   #5
попутчик
Тот самый Шеф
 
Аватар для попутчик
 
Регистрация: 30.07.2009
Адрес: Новосибирск- Эгинский Пляж - Двуликий мир
Возраст: 54
Сообщений: 5,620
По умолчанию

Морис

Империя Демо, город Лаборато.

Около десяти вечера Лэм, выйдя из спальни, прошел по коридору второго этажа и направился в левое крыло своего особняка. Он шел быстро, без помощи трости и даже не прихрамывал. Длинный бархатный халат практически волочился за ним по полу. Дойдя до одной из дверей, Лэм легонько постучал. Не дождавшись ответа, он повернул ручку и вошел в комнату, переполненную красивыми и дорогими безделушками. Рассеянный свет нескольких свечей под абажуром создавал в ней особо уютную атмосферу. Только большая кровать с невероятным количеством разнообразных подушек и тяжелым балдахином казалась еще более внушительной в сравнении с лежавшим на ней маленьким человечком.
При звуке открывающейся двери человечек резким движением руки натянуло одеяло на голову.
-Дядя! …Фредди, ты спишь? – мягко произнес Лэм, делая вид, что ничего не замечает.
-Я пытаюсь, - раздался из-под одеяла жалобный голос, – но мне так плохо одному…
-Может, я все-таки вызову доктора Джека? – не сдержал улыбку Лэм.
-Нет! – жесткий отказ ставил однозначный диагноз "симуляция", и оба собеседника это понимали. Чтобы скрыть замешательство, дядя поспешил вернуться к плачущим интонациям. – Лучше расскажи мне, что было на приеме у Президента?
-Ничего особенного, Фредди. Побродил в толпе, выслушал несколько ничего не значащих сплетен. Все те же лица, все те же разговоры. Немного покрутился и сбежал – этого достаточно. Вот если бы я там совсем не появился, это выглядело бы странно.
-Ах, ты не умеешь наслаждаться светской жизнью!
-Увы, дядя, не умею. А ты отдыхай.
-Ты … заглянешь ко мне с утра? – как-то настороженно произнес голос из-под одеяла.
-Куда я денусь? – ответил Лэм – Спокойной ночи.

Лэм вышел из комнаты и осторожно прикрыл дверь. Ожидавший его слуга натренированным движением подхватил сброшенный домашний халат, под которым скрывался дорожный костюм.
-Моя сумка уложена? – спокойно спросил Лэм.
-Да, лэр, - отозвался слуга.
-Принесешь ее в кабинет, мне осталось написать одно письмо.

***

"Дорогой дядя.
Когда ты будешь читать эти строки, я буду уже далеко. Сегодня мне сообщили по телеграфу, что интересующий меня человек движется по направлению к Пристенкам. Во всяком случае, приметы одного типа соответствуют описанию, которое я разослал телеграфом по приграничным городам и поселкам. Он избегает поездов, что не удивительно, и тем самым предоставляет мне шанс.
Я успею на ночной экспресс до Пристенков, почти до самых Ворот. Прости, Фредди, но я должен разобраться с этим делом сам, пока этот человек не сбежал в Плуто. Впрочем, как это ни странно, но даже Санта-Болта - на моей стороне. Завтра – день Летней Смазки Ворот, великий праздник, во время которого через Ворота никого не пропускают. И этому человеку придется либо искать проводника и пробираться тропами контрабандистов, либо ждать еще один день, за который я до него и доберусь.
Все инструкции, как скрыть мое отсутствие, я написал.
Не переживай. Все будет хорошо, я обещаю.
Любящий племянник"
И далее следовала запутанная закорючка.

Отбросив перо, Лэм обернулся к слуге, все это время безмолвно ожидавшему распоряжений.
-Слушай внимательно, Джозеф, - Лэм был холоден и чеканил каждое слово. – Письмо для лэра Фредерика и прочие распоряжения – здесь на столе. Для всех, кроме тебя, дяди и доктора, я - заболел и никого к себе не подпускаю. Завтрак, обед и ужин в мою спальню – как полагается, приносишь ты. И съедать все будешь тоже ты. Впрочем, инструкции написаны подробно, включая и сумму гонорара за визиты доктора Джека, который будет меня "лечить".
-Слушаюсь, лэр, - склонил голову слуга.
-Придумывай все, что угодно, но никто из слуг или посторонних не должен войти в мою спальню или кабинет и понять, что меня там нет. Даже если с визитом приедет сам Император или Верховный Жрец Санта-Болты. Лэр Фредерик немного покапризничает, узнав про мой отъезд, но поможет тебе во всем.
-Лэр, … - набрался храбрости Джозеф, - могу ли я спросить?
-О чем? – Лэм приподнял одну бровь.
-Зачем вам ехать самому, да еще и в эти Пристенки? Обратитесь к властям. Или наймите лучшего частного сыщика, он быстрее разберется в ситуации.

Щека хозяина как-то нервно дернулась, и слуга опустил глаза.
-Джозеф ..., - температура голоса Лэма упала ниже отметки "абсолютный нуль", - я не собираюсь давать тебе отчет. Но, поскольку ты – единственный из слуг, на кого я могу положиться, постарайся понять. Во-первых, это – мое и только мое дело, и я сам хочу с ним справиться. Во-вторых, я просто не могу сейчас сидеть и ждать. В-третьих, вызывающее поведение этого человека свидетельствует о том, что у него есть покровитель в высших кругах. Следовательно, обращаться к властям бесполезно. Ну, а любого сыщика можно перекупить.
-А Хэвлока Джонса? – с явным уважением к легендарной фигуре произнес слуга.
-А его нет в городе, - злорадно произнес Лэм, - и мне это известно из Абсолютно Достоверных Источников.


Agdaha

Пристенки

Погожим летним утром юная представительница доблестного, но малоизученного племени малиновых пыжиков добросовестно занималась своей святой обязанностью: спала в кустах малины. Изредка она всхрапывала и сучила ногами – ей снился пожар, из которого удалось спастись только чудом…, несколько лет назад он чуть не сгубил пыжика, и ей пришлось использовать одно из возможных заклинаний. Как известно, пыжики могут применить колдовство только три раза в жизни и в самых крайних случаях…
Сон у пыжика был чутким. При звуке приближающихся шагов она мигом подскочила и приготовилась внушительно рычать, чтоб отпугнуть возможного расхитителя ее богатства.
Однако малина в этот день прохожему явно была не нужна.
Притихнув, пыжик наблюдала, как человек растянулся на поляне перед кустами и устало закрыл глаза.
Через некоторое время хранительница малины осмелела и подкралась к человеку. Откровенно говоря, он не был похож на всех, кого она видела раньше…, - очень бледная кожа и слегка синеватые губы настолько заинтриговали пыжика, что она кружила вокруг спящего незнакомца добрых пятнадцать минут, то так, то эдак, поворачивая голову и подозрительно принюхиваясь. От спящего чем-то невообразимо вкусно пахло, но чем – пыжик разобрать не могла…
Еще несколько минут поисков – и обнаружился источник аромата. Мешок незнакомца источал сладостный запах, заставивший юную девицу совершенно потерять голову.
Закопавшись с головой в недра мешка, пыжик обнаружила половину яблочного пирога, завернутую в чистую тряпицу. Запах был настолько дразнящим, что она совершенно забыла о негласном правиле – не воровать чужую пищу… Откусив от лакомства кусок, она задрожала от восторга и принялась уписывать его за обе щеки.
Вскоре от пирога остались только крошки. Пыжик, сыто икая и поглаживая себя по набитому брюшку, почувствовала, что засыпает… и, не в силах сдвинуться с места, уснула в рюкзаке.
На этот раз сон был крепким. Очень крепким…
Пыжик не услышала ни как проснулся незнакомец, ни как закопал что-то в малиннике, ни как он подхватил рюкзак, ни как ушел куда-то очень далеко от родных кустов. Хранительница малины сладко посапывала на теплых вещах в глубине рюкзака и не знала, что ее ожидает совершенно новая жизнь…

Алька

Республика Плуто. Лес, неподалеку от летней резиденции семьи Кеон.

Горячие лучи полуденного солнышка пробивались сквозь кроны деревьев, рисуя на тропинке ажурные тени.
Мэстрэ Дан уверенно шел впереди, даже для вида не оглядываясь на свою спутницу. Его эта прогулка явно не радовала, впрочем, как и саму девушку. Да еще папа настоял на путешествии пешком, будто специально стараясь испортить жизнь дочери.
Будь Лика чуть хуже воспитана, она уже минут пятнадцать бы ныла, что устала, хочет пить и вообще – вернуться домой и закрыться в своей комнате с каким-нибудь романом. А ночью можно было бы пойти поплавать… Что может быть лучше ночных купаний, когда с неба улыбаются далекие-далекие звездочки, белый туман закрывает берега реки, и кажется, что ты одна в этом дымчато-призрачном мире.
Но вот приходится идти куда-то по жаре за совершенно незнакомым человеком! Анликка тихо вздохнула, однако мэстрэ на этот раз обернулся:
- Что-то случилось?
- Благодарю вас, все отлично, - привычно отреагировала девушка.
Маг кивнул с видом «так я и поверил», потом достал карту и принялся внимательно изучать ее.
- Тут совсем рядом ручей, - объявил Дан. – Там и остановимся на обед, если вы не возражаете, лэри.
Лэри не возражала.
- Ну вот, очень симпатичная полянка, - мэстрэ сбросил сумку на траву. – Лэри, я могу попросить вас набрать воды в этот котелок, пока я схожу за дровами?
- А зачем нам костер в такую жару? – удивилась Лика, однако котелок взяла. Брезгливо, за дужку, двумя пальчиками.
- Видите ли, заваривать травы в холодной воде немного неудобно...
«Мог бы и нормально сказать, - почти обиделась Лика, спускаясь по глинистому бережку к воде. – Хм, а он вообще имел право посылать меня за водой?»
- Я думаю, нормально мы поедим в трактире, - мэстрэ умело сложил принесенные ветки шалашиком. – А здесь обойдемся бутербродами.
По дереву запрыгали язычки огня, а маг уже доставал из сумки продукты.
- Ну вот, как подвиги совершать – так я, а обедать не зовут! – на плечо Дана взобрался очень крупный хомяк персикового цвета. Зверек деловито принюхивался. – Разрешите представиться, лэри, меня зовут Кактус. Я мог бы сказать – лэр Кактус, но по природе скромен и равнодушен к этим светским условностям.
- Очень рада нашему знакомству, - пробормотала Лика, во все глаза разглядывая грызуна. – Простите, вы – хомяк?!
- Именно. Не мышь, не крыса, не белка-летяга! А вы что-то имеете против хомяков? – Кактус насупился.
- Да нет…
Зверек выглядел таким забавным, что его хотелось немедленно погладить. С другой стороны – а вдруг ему не понравится?!
- Так да или нет?!
- Нет.
- А что именно «нет»? – продолжал выспрашивать Кактус. – Впрочем, ладно, давай решим, что ты любишь хомяков, и закончим на этом! Так, что тут у вас?
Он ловко по рукаву спустился на землю и обнюхал разложенные продукты.
- Это ваш фамилиар? – Анликка посмотрела на Дана с уважением.
- Как посмотреть, - покачал головой мэстрэ.
- Я его вечно спасаю, - пояснил хомяк. – Вот, например, сейчас под тем кустом сидят два сурка, явно нацелившиеся на вашу ветчину!
- А разве сурки едят ветчину? – удивилась девушка.
- Эти – точно едят!
Голодающие грызуны виновато переглянулись и прыснули в разные стороны.
- Подозрительные какие-то, - заметил Дан.
- Точно говорю – на ветчину нацелились! – уперся Кактус.
- Да нет, наверно это шпионские сурки Лилиан, - небрежно пояснила Лика. – Она любит все знать, вот и гоняет зверей.
- О, вот и злобные враги обнаружились! – подпрыгнул хомяк. Девушка набралась смелости и погладила его по шерстке, в то же время объяснив:
- Это не враг, это просто моя будущая свекровь. И я ей не нравлюсь.
- Ну, я тоже много кому не нравлюсь! – утешил ее Кактус. – Дан, давай я пока посижу на коленях у девушки, она меня еще погладит, а ты приготовишь нам всем бутерброды?
- И в первую очередь ты не нравишься мне, - пробурчал Дан, доставая нож. - Мэстрэ Дан - эксклюзивное обслуживание хомяков и учениц у костра.
- Нет, а где мы тебе возьмем чвыриков? - невинно полюбопытствовал Кактус, поудобнее устраиваясь на коленях у Лики, - довольствуйся тем, что есть. В конце концов, накормить страждущих - тоже подвиг!
Лика гладила разомлевшего хомяка и тихонько шептала ему:
- Ну какой же ты Кактус? Кактусы не бывают такие пушистые… Ты Кактусик. Или просто Тусик…
Дан посмотрел на довольную парочку и пробурчал:
- Ешьте давайте и собирайтесь! Нам сегодня еще идти и идти.

Agdaha

Сон пыжика оборвался резко. В тот момент, когда хозяину рюкзака что-то понадобилось в нем отыскать. Возможно, яблочный пирог, потому что рука шарила по рюкзаку долго и безуспешно. Сама же юная безобразница в это время пыталась сообразить, где оказалась и что происходит. В тот момент, когда контуры чего-то шарящего по мешку сформировались в крупную человеческую ладонь, пыжик поступила как любая уважающая себя девица – завизжала что было сил. Рука мгновенно исчезла, после чего рюкзак сильно тряхнуло - раз, другой, и пыжик вместе с его содержимым вывалилась на землю.
Если бы хранительница малиновых кустов была писателем или хоть сколько-нибудь образованной личностью, она бы непременно сказала об этом моменте: «события развивались стремительно»… Но пыжик писателем не была, и подобные мысли просто не могли придти в не обремененную лишними знаниями голову. В ней были другие мысли, аж целых две: «Куда бежать?» и «Что делать?». Причем начать отвечать на вопросы пришлось с конца списка, ибо на девицу свалилось все содержимое рюкзака, сковав ее по рукам и ногам.
Каким-то чудом выпутавшись из груды вещей, пыжик дала стрекача. Хозяин рюкзака некоторое время гнался за ней, но мелкая хранительница нырнула в орешник, пробежала еще немного и затаилась под поваленным и насквозь прогнившим деревом. Только там она обнаружила, что за ее маленький, аккуратный хвостик зацепилась какая-то непонятная штука… на длинном шнурке висело что-то незнакомое… неизвестное…
Пыжик потрясла штукой в воздухе – та красиво заблестела… попробовала на зуб и… нацепила себе на шею.
Откровенно говоря, побрякушка не слишком ее украсила, но пыжик, как женщина, хотела чувствовать себя красавицей. Поэтому она всегда следила, чтобы мох, растущий на ней, выглядел опрятно, и часто подолгу любовалась на свое отражение в ручье.
Убедившись, что погони больше нет, пыжик выбралась из убежища и огляделась по сторонам. Местность, определенно, была незнакомой. Где находились родные малиновые кусты, сложно было даже предположить…
Пыжик вздохнула и поплелась, куда глаза глядят…
Вскоре места стали более проходимыми, появились тропинки… вообще, лес стал мельчать. А еще через некоторое время пыжик вышла к растущим в изобилии малиновым кустам. Увидев такой оазис, пыжик едва не запрыгала от восторга. Кинувшись к ним, она обнаружила, что малина на них вдвое крупней той, что она охраняла раньше! Такое плодородие могло ей только сниться!
Пыжик не удержалась и сорвала одну из ягодок, чтоб попробовать. В следующий же момент она взмыла в воздух и замерла в полуметре над кустами, не в силах пошевелиться. Пыжика сковало не только неведомое заклятие, но и ужас – а что если она так и останется висеть над кустами, как нелепая птица? Что если некому будет ее спасти? Что если?... Ведь тогда придется использовать второе из трех отпущенных на ее долю чудес…
Не успела пыжик как следует отчаяться, как до нее донеслись голоса… о чем-то спорили невдалеке человеческий мужчина и человеческая женщина…
Пыжик вскинула голову и отчаянно заголосила. Спор замолк, и через минуту плененная девица увидела перед собой людей. Они сначала с интересом изучали висящую в воздухе хранительницу малины, а затем женщина настороженно спросила:
- Мэстрэ, кто это?
- Козявочка лесная, - буркнул тот, не сводя с пыжика внимательно прищуренных глаз. – Мелкая, но как видно, особо героическая… почти как мы…
__________________
Я уже вышел из того возраста, когда переживаешь, что о тебе подумают другие. Пусть теперь другие переживают, что о них подумаю я ...
попутчик вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:22   #6
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 652
По умолчанию

попутчик
Малина была великолепной. Лика и не знала, что в лесу может расти такая огромная ягода. И сразу было видно, что эти алые, наполненные солнцем ягоды - сладкие…
- Мэстрэ, давайте соберем малины собой, - предложила она. И сами поедим, и Тусика угостим.
- Хомякам нельзя малину, - строго ответил Дан, с тоской оглядывай заросли. Он хорошо представлял, что если запустить подопечную в малину, то до места назначения они доберутся ой как нескоро. – У вас дома что, нет малины?
-Конечно есть, - надула губ девушка, - но там она скучно лежит в вазочке . А тут можно есть прямо с куста.
- С куста есть все равно нельзя, - заворчал Дан, - ягоду надо сначала тщательно промыть..
И тут раздался громкий вопль, заставивший всех вздрогнуть, а хомяка, мирно задремавшего после еды, даже проснуться.
Дан раздвинул кусты, и они с Ликой увидали странное лесное существо, висящее в воздухе. Оно походило на зайчонка, только вместо меха его лапки и голову покрывал светло-зеленый мох, а все остальное тело – листочки. Огромные желтые глаза на маленькой мордочке смотрели очень жалобно. Существо висело в воздухе и отчаянно голосило.
- Мэстрэ, кто это?
- Козявочка лесная, - буркнул маг, не сводя с пыжика внимательно прищуренных глаз. – Мелкая, но, как видно, особо героическая…, почти как мы…
- Памажииииите! - взвыла героическая личность.
- Дама в беде. – Кактус быстро забрался на плечо к магу и дернул его за ухо, - ну, чего ты стоишь, помоги девушке.
- Памажите, - попросило существо охрипшим от крика голосом.
- А как тебя зовут? – спросила Лика, пытаясь подойти поближе к пострадавшей, но Дан не пустил девочку. Он внимательно оглядел кусты малины и присвистнул.
Существо растеряно замолкло.
- Никак не зовут..., пыжик я...
- А почему ты тут висишь?.
-Кто-то тренировался на магических ловушках, – пояснил Дан. – Взгляни внимательней, обрати внимание на уплотнение, это - воздушный силок. Сгусток воздуха в виде петли. Причем, если я его развяжу…, ага, ее еще держит спутывающее заклятие. Это же надо так постараться. Интересно, на кого тут так тщательно готовили ловушку?
- Не на меня, - пискнула козявка. – Я не местная.
- А откуда вы, прелестная дама? – галантно поинтересовался хомяк.
- И Пристенков...
- Я так и думал, - кивнул Дан, - такие козявки тут давно не встречались.
- Вас можно называть Козявочкой? - Кактус попытался пройти по руке мага поближе к даме, но хозяин одернул зарвавшегося фамилиара.
- Да погоди ты, ловелас. Видишь, дама крепко запуталась в силках, ее надо сперва освободить.
- Самое время знакомиться, - хихикнул Кактус. – Пока дама в силках и не убежит.
- Я и так не убегу, - умильно проговорила пыжик, - только освободите…
- Я буду называть вас своей Козявочкой, - пафосно заявил Кактус.
- Чего своей-то? Тогда уже лесной, - Дан что-то сосредоточенно просчитывал, осторожно поводя пальцами вдоль тела пыжика. Потом обернулся к Лике. – Тут сложная система противовесов. Что ты предпочитаешь – распутывать нити или держать пострадавшую?
- Но я не умею, - девушка отшатнулась и испуганно посмотрела на спутника.
- Это как? – удивился Дан, - ты не знаешь как распутывать магические петли? Берешь за кончик и распутываешь, ничего сложного... А я пока подержу даму, чтобы не упала.
Пыжик, не могла ничего сказать - не то от удивления, что ее продолжительно называли дамой, не то от волнения
- А вы не сможете? – Лика вопросительно посмотрела на мага.
- Снять два заклинания сразу сложно, - нахмурился Дан. – А в чем проблема-то? Ты не хочешь помочь этому чуду? Думаешь, его надо тут оставит висеть?
- Нет! – в один голос вскрикнули пыжик и девушка. И даже интонация у них была одинаково панической.
- Тогда давай работать, - кивнул головой Дан.
- Не бойся, я помогу, - хомяк проворно перепрыгнул на плечо Лики, заметно дрогнувшее под его весом. - Главное – спокойствие.
- А ты умеешь колдовать? – поразилась Литка.
- Чисто теоретически, - важно ответил Кактус. – С вами, магами, свяжешься, начнешь разбираться а магии.
- Кактус, ты бы уж помолчал, маг-теоретик, - фыркнул Дан. - Не засоряй девочке мозги. Лика, решай - какую часть работы ты берешь на себя?
Девушка немного испуганно уставилась на мага.. Потом решительно тряхнула головой и сказала:
- Я буду держать.
А потом, словно испугавшись собственной смелости, покосилась на Дана. Но маг невозмутимо кивнул и осторожно потянулся к невидимому силку.
Лика посмотрела вниз, выбрала самый симпатичный лопух, закрыла, глаза, сосредоточилась...
Лопушок как-то удивленно вытянулся, его листики на глазах стали крупнее и плотнее, а стебель раздался вширь и странными рывками начал расти.
Лика приоткрыла глаза, посмотрела на лопух, перевела взгляд на Дана, который невозмутимо накручивал что-то невидимое себе на палец, и снова сосредоточилась на лопухе.
Последний рывок оказался слишком мощным, плотный лист толкнул пыжика, и она подлетела вверх, словно от пинка.
- Ой, улетаю, держите меня семеро…, - заверещала страдалица.
- Санта-Болта, - дернулся маг и строго посмотрел на помощницу, - ты чего творишь?
- Я нечаянно, - покраснела Лика и опустила голову, готовясь услышать привычное - отойди и не мешай. Но маг только покачал головой и вернулся к своему занятию.
Через несколько минут пыжик вдруг почувствовала, что ее больше ничто не держит, и, не успев испугаться, упала на крепкий лист лопуха.
- Ну, вот и все, - сказал Дан. – Свободна!
Лика счастливо улыбнулся, посмотрела на мага, и увидела, что он ей подмигивает. Она взглянула на хомяка, который сидел на ее плече, словно имел на это право, покраснела и подмигнула в ответ.
Agdaha
Новоназванная Козявочка опустилась на землю, с благодарностью глядя на освободивших ее людей. Как оказалось, от них миру бывал не только вред, но и польза… Хотелось как-то отблагодарить спасителей, но как и что она могла для них сделать, пыжик не знала. Она молча ковыряла лапкой землю и чуть-чуть виляла хвостиком…
- Милая дама, - галантный хомяк спустился с плеча человеческой женщины на землю и с трудом встал на задние лапы, став таким образом выше пыжика. – Неужели, мы так и расстанемся? Не познакомившись ближе?
- Нет уж, хватит, ловелас! – широкая рука человеческого мужчины подхватила и унесла хомяка в капюшон. – Оставь в покое Козявочку!
- А вот мои отношения с дамами – это дело глубоко личное! – оскорбился хомяк. – Может именно Козявочку я ждал все свою сознательную жизнь?!
- Какой же ты болтун, - возмутился маг, удерживая того в капюшоне. – У дамы своя личная жизнь и нам не надо ей мешать! Может ей домой надо…
Услышав о доме, Козявочка жалобно всхлипнула и вцепилась в штанину человека.
- Чего тебе? – удивленно посмотрел на нее маг, на мгновение выпустив из внимания хомяка. Тот скатился по складкам куртки на землю и плюхнулся рядом с ревущим пыжиком.
- Козявочка, милая, что с вами? – запрыгал Кактус вокруг девицы. – Что же вы плачете, сударыня?
- Доооооом мооооой, - прогудела Козявочка, размазывая слезы кулаком по мордочке. – Далекооооо…
- Ну, это же не повод плакать, милая, - развел лапами хомяк. – Наш дом тоже далеко, но когда-нибудь мы туда вернемся… и вы вернетесь домой…
- Я не знаю, где ооооон! – громче прежнего взвыла та и, уткнувшись носом в штанину мага, разразилась бурными рыданиями.
Маг женские слезы не выносил. Даже если это были слезы малиновых пыжиков!
- Как не знаешь? – попытался он отвлечь даму от рыданий.
- А как же ты сюда попала? – подхватила человеческая женщина, опускаясь на корточки перед Козявочкой.
И та, захлебываясь слезами, сбивчиво и запутанно рассказала свою историю. Из которой ее новые знакомые поняли только, что она уснула в чужом рюкзаке, а потом ее вытряхнули поблизости…
- Экая вы любительница приключений! – кокетливо хихикнул хомяк.
- Мэстрэ, пожалуйста, давайте поможем бедняжке! – посмотрела на мага Лика. – Нужно всего-лишь довести ее до Пристенков… нам ведь все равно по пути…
- Как, по пути? - поразился тот. - С каких пор Пристенки на пути к озерам?
- Нас невозможно сбить с пути, - захихикал Кактус, ненавязчиво сжимая лапой лапку Козявочки. - Нам все равно куда идти…
- Мэстрэ, мы ведь можем туда добраться телепортом, - добавила человеческая женщина. – Быстро туда, погуляем немножко, а потом обратно… и вообще, - добавила она воодушевленно. – А вдруг артефакт в Пристенках? Ну, может же такое быть?
Мужчина вздохнул, сраженный умоляющим взглядом трех пар глаз… Он осторожно положил сумку на траву, закрыл глаза, сосредоточился, и перед кустами малины воздух задрожал, словно внизу кто-то разжег большой костре, и в середине этого марева стала проявляться воронка телепорта. Сначала светлая, почти прозрачная, оно на глазах наливалось тяжестью, и через пару мгновения куст малины, в котором так недавно была поймана Козявочка, пропал, как в тумане. Маг открыл глаза, взял с травы сумку и кивнул Лике – прошу, мэстрэя.
Девушка легко шагнула в воронку.. Маг подхватил онемевшую от страха Козявку и последовал за ней. В малиннике остался только жалобный крик пыжика:
-Боюсяя!!!
elena
Пристенки

Тай, не спеша, шла по тропинке. Это такое наслаждение - просто идти, а не следить за бегающими с сачками чудаками. Просто любоваться зеленью луга, росой на траве, а не следить за взрослыми людьми, ведущими себя, как дети малые. Сколько раз она ловила их, то на краю оврага, то на камнях ручья. В погоне за какой-то бабочкой они ничего вокруг себя не видят! Люди они, правда, хорошие, но чудаковатые, слегка. Наверное, как все ученые, увлеченные своим делом. Вот уже второй год подряд Тай водила их в "поле" на отлов всяких бабочек, жучков, гусеничек. Лишь бы летало! Ну, может ползать и прыгать!. Только почему ЭТО называется "поле" - Тай так и не поняла. Водила она экспедицию все больше по лесам и полянам. На крестьянские поля не выпускала никогда! А то крестьяне - народ простой, и прибить могут за потраву посевов. А ее подопечные ей нравились, все пешком, с сачком наперевес. Лошади - только вьючные, и никаких скачек, никакой охоты. Будет у них время ягод набрать или грибов, но все должны быть на виду. Так и для них самих спокойнее. А то лес шуток не любит. А в Пристенках - особенно.
Хотя странные они люди, это ученые. Как-то раз, когда они отловленный "материал" засыпали разными порошочками для сохранности, Тай рассказала им о специальных рамках. В них как бы два слоя воздуха натянуты. Между слоями кладется бабочка, к примеру, и все - полгода вози с собой, а она, как живая, и ни одна чешуйка не отвалится. Профессор их главный как-то замялся и пояснил, что У НИХ в университете ТАКОЕ не приветствуется. Действительно, странные. Не хотят учиться. Ну, как ученые могут не принимать новое?

Мысли Тай прервал переливчатый свист. Кто-то звал на помощь. Нет, с человеком было все в порядке, иначе свист был бы другой, но в чем-то помощь была нужна. Идя на свист, Тай быстро нашла поляну, затопленную водой из разлившегося ручья. В русле ручья, заваленном камнями и веками, возился знакомый следопыт-лесовик, тихо ругаясь сквозь зубы.
-Привет! - Тай взялась за работу.- Это какому придурку не жаль было силушки и времени, чтобы так напакостить?!
-Да, вот напарник мой пошел поглядеть по следам, - лесовик говорил с явной угрозой. - Догонит. Поглядит. И голову открутит. За такое шуткувание одни руки окрутить, поди, мало будет.
Лесовик шлепал босыми ногами, сапоги лежали на сухом, чтобы не попортились от воды. А Тай, сняв заплечный мешок, бродила по мелководью прямо в сандалиях. Им-то ничего не сделается, проверено. Тай любила воду во всех ее проявлениях: льющуюся с небес, текущую в реке или плещущуюся в ванне. Причем температура воды особой роли при этом не играла. Да и мокрая одежда ей никогда не мешала. Так что, стирать одежду Тай предпочитала, купаясь в речке. И сушила прямо на себе. А что? Удобно и гладить не надо!
На двойной свист-призыв подошла еще пара местных охотников. Этих Тай не знала. Мужики быстро сговорились, что ручей почистят сами. Бороться с мужским мнением о себе как о слабой женщине она давно уже перестала. Хотят заблуждаться? Жезл им в руки! А погремушку на шею! Хотя, как можно посчитать слабой женщину, на голову выше ростом всей собравшейся троицы?! И шире в плечах тоже... Наверное, из-за прически. Копна тонких косичек разной длины, падающая на спину почти до талии, всегда привлекала внимание… Тай помахала на прощание рукой. Ну, сами так сами!

Тай шла, принюхиваясь. Будет гроза, не сегодня, так завтра точно. Тай любила даже дождь, любила выйти под струи ливня и кувыркаться в них, как глупый детеныш росомахи. Но пока полыхает небесный огонь, и хлопают крылья птицы-гром, лучше спрятаться в надежном приюте хвойника. В детстве отец любил читать им с братом старинные легенды. А им очень понравилось слушать забытые названия и слова.
"Придется слегка побегать" - думала Тай. Надежно закрепила "захребетник", так в шутку называл ее заплечный мешок брат. А то и оглянуться не успеешь, как набьет синяков на спине и ее окрестностях.

День повернул к вечеру. Тай бежала уже пару часов и хотела завернуть на небольшую поляну к ручью - слегка освежиться и попить. Она остановилась и..., громкий свист, означающий просьбу помочь, раздался из-за деревьев.
- Ну, что за пропасть! Второй раз за день!- Тай заглянула на поляну, сама оставаясь скрытой стволом дерева. У ручья стояла невысокая темноволосая девушка. Кажется, она пыталась мыть посуду- котелок и две кружки. И, кажется, это была первая попытка в ее жизни. Что делает в лесу эта богатая девушка? Судя по стоимости ее зеленого наряда - очень богатая! Но додумать Тай не успела. Буквально за деревом, на которое она опиралась рукой, раздался громкий свист-призыв. Выйдя на поляну, Тай увидела занимательную парочку. На расстеленном на земле плаще лежал светловолосый мужчина и, закрыв глаза, делал вид, что спит. На его животе сидело нечто пухлое и самозабвенно свистело. Присмотревшись, Тай опознала в пухляке невероятно большого и толстого хомяка. Не открывая глаз, мужчина поднял руку и накрыл ею мордочку животного. Свист оборвался, а из-под ладони раздалось возмущенное бормотание.

-Фамилиар, - поняла Тай. Мужчина поднял вторую руку и почесал пухляка за ушами. - Маг, - мысленно добавила Тай. Возвышаться над магом, изображая осадную башню, по крайней мере, глупо. Весьма! Тай села, скрестив ноги.

- Ну-с, молодой человек, чем могу помочь? - вопрос был обращен к пухлику. - Привет! - Это относилось к вскочившему на ноги магу. Возмущенный визг летящего на землю хомяка прервался громким стуком и звуком "ХАК" - стукнулись при встрече головы спасателей, а "хак" сказал сам хомяк. Он хотел бы сказать еще многое. Но получилось только до предела выпучить глаза! Рука любимого хозяина крепко обхватила передние лапы и грудь. А рука незнакомой тетки задние лапы и пузо. Поймали, да так и застыли, удивленно глядя друг на друга, держась за ушибленные лбы.
Заливистый девичий хохот нарушил немую сцену.
-Тусика! Ой, Тусика пустите!- еле выговорила девушка. - Задавите!
-ОЙ!! - прозвучало хором. Руки разжались, и многострадальный хомяк шлепнулся на землю.
-ТУСИК?!- незнакомый маг удивленно смотрел на возмущающегося хомяка так, как будто видел его впервые.
Но Тай забыла о хомяке. У потухшего костра, съежившись, сидел малиновый пыжик! Тай наклонилась и подхватила малышку в ладони.
-Привет,- Тай погладила головку малышки кончиками пальцев.- А где же твой малинник?
Пыжик часто заморгал глазками, явно собираясь расплакаться. И что-то быстро забормотал.
- И тебе не стыдно? Взрослая девочка, - улыбнулась Тай. - Ну, конечно вкусный! Не знаешь, где малинник? Пристенки - они большие. Озеро, говоришь, длинное? А верба, разбитая молнией надвое, на берегу стоит? Наполовину сухая?
Тай кивнула и обернулась к магу.
-Я знаю этот малинник. И могу вернуть пыжика домой.
-Она откликается на имя Козявочка, - вмешалась девушка.- Меня зовут Лика, а это - мэстрэ Дан. И мы бы предпочли сами проводить Козявочку.
-Тай, проводник. Сами - это хорошо. Только может начаться гроза. А малинник этой крошки как раз возле приюта растет. Малина у тебя вкусная, девочка! - Козявочка от похвалы распушила листики. - Если хотите, я вас провожу. Только идти надо быстро, - Тай вопросительно посмотрела на мэстрэ Дана.
Маг так же внимательно посмотрел на Тай, опустил взгляд на руку, держащую пыжика, и кивнул, принимая решение.
- Быстро собираемся.
Лика и Тусик радостно засуетились. Еще бы, заурядная прогулка по лесу становилась интересным приключением!
Алька вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:25   #7
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 652
По умолчанию

Алька
Собираться было недолго. Только отдать Дану посуду, да по примеру мага с его хомяком подхватить на плечо малинового пыжика.
- Как нам повезло, что мы вас встретили, - проговорила Лика, исподтишка разглядывая странную женщину. Особенно девушку заинтересовала прическа: забранные в хвост косички разной длины. На первый взгляд волосы казались седыми, но на солнце ясно был виден стальной блеск. – Вы, наверно, здесь все леса знаете?
- Вообще-то, это моя работа, - улыбнулась Тай, - я проводник. А в Пристенках нас Лесовиками еще называют.
- А нас на полянке как нашли? – снова спросила девушка.
- Да Тусик ваш художественным свистом занялся! - Тай погрозила пальцем хомяку. - А это условный свист "Прошу помочь". Вот сегодня днем меня позвали помочь ручей почистить. Кто-то камнями и ветками его так завалил, что он, бедный, целую поляну залил. Этим самым свистом позвали. А если человек в беду попал - другой свист. В Пристенках все это знают, и свистеть умеют как надо.
- Я всегда знал, что я талантлив! - Поклонился хомяк с плеча Дана. - Ведь если бы я не посвистел, мы бы с нашим проводником в жизни не познакомились!
- И долго не нашли бы мой малинник! - пискнула Козявочка.
- Что, возможно, было бы к лучшему, - снова заметил Кактус, а Лика спросила:
- Скажите, Тай, до малинника нам еще долго идти?
- Нет, не очень.- Тай посмотрела на небо, - Только гроза идет. Сильная. И до нее надо успеть вернуть девочку домой и спрятаться в приюте. Я туда, собственно, и бежала, когда меня отвлек этот талант. – Она кивнула в сторону хомяка.

- Никогда не была в лесу во время грозы! У нас в поместье они вообще редко бывают, только если дежурный маг-погодник их в сторону отвести не успеет, - сказала Анликка, тоже изучая тучки. – Вот, значит, как они начинаются!
- Сильная гроза - это опасно. Я предпочитаю переждать ее в надежном укрытии. А вот когда гроза уйдет, я люблю под ливнем побегать! - Тай зажмурилась в предвкушении. - Если вы идете со мной, тогда давайте быстрее!
Вскоре деревья расступились, открыв путешественникам заросшую малиной полянку. Ягод было много, но они были не такие крупные, как в малиннике с волшебной ловушкой.
- Ой, дом! – обрадовалась Козявочка, спрыгивая на ближайший куст. – И листочки знакомые, и ягодки! Я дома!
- Тогда до свидания, - развел руками Дан. – Мы рады, что сумели тебе помочь.
- Как, а вы уже так и уйдете? – удивилась пыжик.
- Нам еще до грозы в убежище добраться надо, - напомнила Тай. – Приходится торопиться!
- Милая дама… Дан, ну поднеси же меня поближе! – хомяк с ладони хозяина поцеловал лапку Козявочки. – Мне жаль, что мы так быстро расстаемся. Надеюсь на скорую встречу!
- До свидания, - пыжик сорвала с веточки ягоду и целиком засунула ее в рот, чтобы никто не увидел, как ей грустно.
А компания людей отправилась дальше.
- Жалко, - вздохнула Лика. – Может, вернемся? Я ее в замок отнесу, пусть живет…
- Поселить лесного пыжика в вазочке с садовой малиной? – скептически покачал головой Дан. – Не стоит, ей здесь лучше.
elena
Где-то в Пристенках.
Темно-фиолетовая до черноты туча медленно ползла над лесом. Ее брюхо цеплялось за верхушки вековых хвойников. Последние полверсты пришлось бежать. Предгрозовой ветер нес пыль и сосновые иголки, когда Тай, наконец, остановилась перед хвойным гигантом. Нижние ветки, казалось, вросли в землю. Вверх поднимался конус непроницаемо-колючей стены. Решивший пробраться сквозь крону рисковал остаться не только без одежды. Дан насмешливо смотрел на проводника. Тай положила ладонь на колючую поверхность, погладила ее. Рука провалилась в хвою почти по локоть, на ней вздулись тонкие, но весьма внушительные мускулы, и в стене хвойника открылась узкая щель.
- Давайте! - скомандовала Тай. - Проходите.
Дан замер, недоверчиво вглядываясь в темноту.
"Вот, поганец! - мысленно возмутилась женщина. - Мало того, что всю дорогу следил за мной, протирал в моей спине дыру своим недоверчивым взглядом и думал при этом, что я ничего не вижу! Еще и на руки мои внимательно смотрел! Так и хотелось ногтями по камню протянуть, чтобы следы остались! И потом мило улыбнуться. Пошире, чтобы обе пары клыков видно стало. Так теперь еще и застрял! Ну, все-е!!!"
И Тай, подхватив под руку Лику, протолкнула ее в проход, нырнула следом сама и отпустила ветку-дверь. Ветка хлопнула, и мэстрэ Дан с Тусиком в капюшоне остался стоять перед стеной хвои. И тут же над их головами сверкнула белым ослепительным светом молния. От грохота грома заложило уши, а стена воды, рухнувшая на мага, попыталась промочить его насквозь. Но Дан успел выставить полог, накрыв себя и Тусика.
-Тусик!!! Вот, чвырик меня забери, какое имя оказалось прилипчивое! - Выругался Дан. - Прекрати орать мне в ухо!!! Я оглохну!!! Сейчас я открою эту дверь! Ой, колется!!!

Тай и Лика оказались в полной темноте. Пахло свежестью и хвоей.
- Ты постой, детка, - проводник осторожно пошла вперед, - я сейчас зажгу лампу.
- Подождите! Мне брат в дорогу светцов дал полную шкатулку, - девушка завозилась в темноте. - Вот она! Пять штук хватит?
Под пологом приюта медленно всплывали вверх светящиеся теплым светом шарики. Тай и Лика замерли, задрав головы. Они даже не оглянулись на злого с оцарапанной рукой мэстрэ Дана. Впрочем, маг тоже забыл про руку.

Тай много лет пряталась от непогоды в подобных приютах, но свет слабеньких ламп и костра не разгонял мрак, а, скорее, сгущал его вне круга света. А теперь нерукотворное чудо сияло, освещенное волшебными огнями. Ветки, снизу вросшие в землю, поднимались вверх от земли локтей на тридцать. "Потолок" шатра, сплетенный из мелких веточек, как и гладкая колонна ствола, светились мягким зеленым светом. Казалось, они сделаны из полупрозрачного камня. И кривая самодельная полка, прислоненная к величественному стволу дерева, вызывала неловкость. На полке стояли жестяные банки, лежали свернутые вязаные одеяла. Большой глиняный кувшин с водой притулился рядом. В землю был вкопан плоский медный таз с остатками углей. Где-то снаружи гремел гром, и бесновалась гроза, а здесь были слышны только слабые отголоски.
Тай опомнилась первой и занялась хозяйством. Вытащила заранее подготовленные дрова, разожгла костер и повесила котелок с водой на треногу. Светцы постепенно гасли, и все уселись у костра на разостланных одеялах.
- Такого ни один из моих родственников явно не видел! - возбужденно сообщила Лика. - И костра в тазике не видел. Мэстрэ, а вы видели?
- Нет, - маг задумчиво смотрел в огонь, - но весьма разумное решение: Это ваша выдумка, лэри?
- Нет, это идея моего учителя. Хвоя вспыхивает легко и горит очень быстро, - женщина открыла банку и насыпала в закипевшую воду крупы. - Если можно, называйте меня Тай, я не люблю обращения "лэри". И, если вам не в тягость, пока мы в Пристенках, может, перейдем на ты? Если мы встретимся в других краях и других обличьях, вот тогда и станем разводить политесы. Хотя я не настаиваю.
Дан внимательно посмотрел в глаза Тай и кивнул.
- А что мы будем есть? - высказал животрепещущий вопрос Тусик. И как он ухитрился так долго молчать.
- Кашу с мясом, - улыбнулась Тай.
- И все?! - заныл хомяк.
- А еще настой из трав и цветов, с малиной, - проводник вздохнула. - Как там Козявочка? Вот, глупая, нужно было с нами остаться. Такая гроза и ливень… Вот закончит греметь, обязательно схожу посмотрю.
попутчик
совместно с еленой
У костра на мгновение воцарилось молчание. От мысли о бедном пыжике, оставшемся под ливнем, даже Кактус потерял аппетит. Примерно на минуту. Но потом природа взяла свое, и хомяк зачавкал. Да так заразительно, что его примеру последовали и Дан, и Тай, и Лика. Потом хозяйка разлила в большие кружки душистый горячий настой лесных трав.

- Ты, правда, собираешься идти в такой дождь в малинник? – удивился Дан.
- Да, - Тай улыбнулась,- грозу я люблю наблюдать из укрытия. А под дождем побегать - это с удовольствием. Все равно утром пойду. Так почему малышку не проведать?-
А я не люблю воду, - признался Дан. – Столько дождей пришлось пережидать в горах под старым плащом, что предпочитаю смотреть на них из-под надежной крыши.-
Эта - надежная, - кивнула проводница. - Я люблю побегать под дождем, но возвращаться лучше всего в такие места! Хотя бывало всякое. Не всегда близко приют оказывается...
- А он не один – приют? - удивился маг – Кто их строил? Эх, как я зимой в горах мечтал о таком приюте…

- Я знаю шесть, - Тай отпила из кружки, вздохнула, - вернее, мне их передал мой учитель. Его уже в живых нет. Стоят они вдоль Пристенков. Я за ними слежу, пополняю припасы, дрова впрок заготавливаю. Вот в этом кувшине вода может год стоять, а будет как свежая. И вообще тут, - женщина обвела рукой вокруг, - ничего не портится, не гниет. Приюты - замечательная идея. И зимой даже в мороз тут тепло, и вода не замерзает! Волшебные деревья! Только в чужой приют попасть сложно, да и небезопасно бывает. Некоторые ловушки ставят. А в горах…. В горах тоже приюты есть, только они в пещерах чаще расположены. Там такие большие деревья не растут. А разве у вашего проводника на карте не были обозначены горные приюты?
- Какой проводник? - влез в разговор Кактус, - Мы сами себе проводники. Мы все сами. Только вот где у вас тут кровати - сами найти не можем. Правда, Лика?
Тай перевела взгляд на девочку. Та сидела прямо, старясь не заснуть, но глаза закрывались сами.
- Ой, деточка, да тебе и впрямь пора спать, - встала хозяйка, - тут у меня место специальное есть для сна. И она повела девочку за собой.- Можешь загадать: « На новом месте приснись жених невесте!»
- Жених - можно, - кивнула Лика, отчаянно зевая,- лишь бы не его мамочка!

- И кто из нас ловелас? - строго спросил Кактус, стоило Тай уйти. – Ты чего тут глазами стреляешь? А еще про соседских кошек мне говорил. Упрекал…. А сам-то? Не видишь что ли, что это не твоей породы женщина?
- Вижу, - согласился маг. – И мне ужасно интересно, откуда она такая взялась. Так что прекрати свои домыслы, я просто изучаю обстановку.
- Ню-ню, - скривился хомяк, - знаем мы это изучение. Пошел-ка я спать. А то ты изучать будешь до рассвета, а мне тебя сторожить?
И хомяк отправился спать в самое теплое место – под бок к Лике.
Тай вернулась костру, неся два одеяла, одно подала Дану, на втором удобно устроилась сама. И, заметив, что маг собирается о чем-то спросить, опередила его.

- А что это Тусик все время чвыриков поминает? – проводница посмотрела на волшебника. – Что, мол, где он их найдет? Такие редкие звери?
- К счастью, редкие, - скривился Дан. - Эта пакость обитает у подножия северных гор в болотах. Там болота странные - скалы торчат, а рядом такие глубины…, словно специально для чвыриков сделаны, чтобы им удобно было. Представь, туша ростом около трех саженей. Тупые твари с ядовитым хвостом и непомерным аппетитом. Жрут все, что увидят. Хорошо, хоть почти от своих болот не отходят и размножатся мало…. Но одна такая тварюга из своего болота выбралась поближе к людям, почти под горой поселилась. И повадилась к деревне ходить. А я как раз в тех краях работал – у меня задание было от университета. Обычным оружием чвырика завалить сложно. А тут маг…. Крестьяне и прибежали – дескать, помоги. А я о чвыриках ни сном, ни духом. Самое главное, что при из размерах им мало что серьезно повредить может….
- И как ты его? – сочувственно спросила Тай. - Трудно пришлось?
- Ну, пару ребер и руку он мне сломал, - невесело улыбнулся Дан. – Но мне повезло - хвостом не достал…. А потом я запустил заклинание…. И, на мое счастье, оно ударило в гору, начался камнепад. Мне потом друг объяснил, что, в принципе, убить его я не мог, против них боевых магов посылают….
-В таверне у матушки Хизер разный народ собирается, - Тай задумчиво посмотрела на мага. - Так вот, кое-кто клялся яйцами Санта-Болта, что один маг в предгорьях угробил целое стадо чвыриков! Их там десяток был! И каждый как харчевня матушки Хизер!
Дан угрюмо кивнул.
- Я когда отлежался и в себя пришел - тоже узнал про себя много нового. И про стадо чвыриков, и про молнии из пальцев…. Сначала пытался объяснить, потом плюнул. А теперь уже и не докажешь, что мне просто повезло.
Тай внимательно посмотрела на мага и улыбнулась.
- Ладно, везучий маг, со своей удачей сам разбирайся. Слава – она штука прилипчивая. Но иногда полезная. А сейчас давай спать, а то поздно уже, а нам завтра в путь....
Уже засыпая, Дан подумал, что хвоя в убежище пружинит, словно хороший матрас...
Agdaha
Козявочка проводила печальным взглядом уходящих людей. Кактус сидел на плече мага и махал ей лапой, пока они могли видеть друг друга… Отчего-то пыжику было очень грустно. Примерно так же, как когда знакомое семейство полевок подчистую слопал старый сыч… Нет, пожалуй, что даже еще более грустно.
Козявочка тяжело вздохнула, сорвала себе еще одну ягоду и решила отправиться спать. Гроза ее не пугала - когда-то она очень удачно выбрала себе убежище, под старой корягой у кустов. Такое, что можно было не бояться ни дождя, ни посторонних глаз. Но сегодня вход в нору оказался завален прелой листвой, хвоей и свежей землей:
Пыжик задумчиво почесала себя за ухом и попробовала разгрести завал. Поначалу работа шла легко, но вскоре Козявочка почуяла неладное - под мусором проглядывали очертания чего-то странного, неживого… и, что самое страшное, от непонятной штуки еле заметно, но несомненно исходил дух - у-у-у, этот дух Козявочка знала и недолюбливала. И боялась с детства, с тех пор, когда старшие пыжики пугали ее Хранителем Леса и Хозяином…
И в этот момент грянул гром!
Козявочка упала на землю, закрыв голову лапами, и истошно заверещала. Нахлынувшее ненастье показалось ей чем-то ужасным и карающим, вызванным этой чужой пугающей штуковиной. Хлынул ливень, крупные холодные капли застучали по спинке пыжика… Как бы не было ей страшно, но пришлось подниматься, чтоб не потонуть в собирающейся луже. Хранительница малины сорвала лист подорожника и, держа его над головой как зонтик, принялась бродить вокруг кустов. Путь в нору ей был перекрыт, и нужно было искать приют… Приют!
Козявочка чуть не подпрыгнула. И чего она сразу не побежала за новыми знакомыми? Попробуй теперь доберись до приюта, по такой-то погоде… Ближайший приют Козявочка знала, но бежать ей, маленькой, до него пришлось долго. По пути она несколько раз падала, едва не захлебываясь в лужах и в массах льющей с небес воды: Конечно, это было не так страшно, как лесной пожар, но, когда она добралась до знакомых еловых ветвей, сил у нее почти не осталось…
Пыжик устало облокотилась на ветки, закрывающие вход в приют, и они неожиданно легко разошлись, позволив ей укрыться от дождя.
В приюте было темно и тихо, слышалось только ровное дыхание спящих людей, и Козявочка едва не расплакалась снова, от радости, что наконец-то не одна. И в следующую минуту услышала радостный шепот Кактуса:
- Козявочка, милая! Вы вернулись!
Хомяк подбежал к пыжику и продолжил:
- А мы все так за вас переживали! Я глаз не мог сомкнуть! Козявочка, милая, да вы совсем замерзли! Да на вас лица нет!
Козявочка, которой за день действительно выпало много испытаний, только и смогла, что кивнуть. Зубы выбивали барабанную дробь:
- Сударыня, пойдемте за мной! - схватил ее за лапку хомяк. - У нас еще оставалась вода в котелке, она не должна была успеть остыть:
Вода, точней остатки травяного завара, действительно были еще теплыми.
Козявочка погрузилась в него, насколько смогла, и принялась смывать налипшую на себя грязь. В это время Кактус, как истинный кавалер, принялся искать для дамы одеяло. Первым его порывом было отгрызть кусок от одеяла Тай, но у него был настолько мерзкий вкус, что эту затею Тусик оставил и вместо него вытащил из мешка мага чистую рубаху. К этому моменту Козявочка как раз закончила умываться и с благодарностью завернулась в предложенную одежду.
- А теперь расскажите, что с вами случилось? - не выдержал Кактус.
И Козявочка рассказала. И о странной круглой, как ветка, штуке, словно помеченной «это мое!», что оказалась закопана у ее норки, и о ее возможном хозяине... Вернее, Хозяине. Даже припомнила все известные слухи о нем, что изредка, но все же до нее доходили…
- О, Козявочка, - потрясенно прошептал хомяк. - Успокойтесь, дорогая, давайте больше не будем говорить об этой...штуке. А, если вы боитесь, вам не стоит оставаться с ней рядом…
Кактус гордо выкатил грудь.
- Я готов отныне защищать вас и предлагаю вам свой дом! Моя клетка всегда в вашем распоряжении!
- А чего так далеко? - раздался вдруг в тишине сонный голос Тай. - И вообще… у вас в столице малина не растет: зато около таверны Хизер такие заросли, любо – дорого посмотреть.
- Козявочка, согласны отправится с нами? - посмотрел на пыжика хомяк. Та часто-часто закивала.
Кактус побежал к проводнице и что-то зашептал ей на ухо.
- Обязательно предложу, - улыбнулась Тай. - тут у нас в Пристенках есть что посмотреть, раз уж вы сюда попали. Когда вы еще попадете в славный городок Бэмц! Да и Козявочке надо помочь устроиться, вы же пообещали... Но все завтра. Давайте уже спать, недолго осталось, скоро рассвет...
Алька вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:28   #8
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 652
По умолчанию

Морис
Пристенки. Центральный тракт.
Увы, экспресс только назывался экспрессом. Лэм понял это, когда поезд остановился в пятый раз за сутки. Уже позади оставались и долгая дорога через степь, и проложенные в горах туннели. Они практически въехали в Пристенки! Ну, откуда взялось это дерево, так нагло свалившееся прямо на рельсы?
Лэм с трудом сдерживал разрывающую его ярость. Все планы летели… барракуде под хвост, как любил выражаться покойный дед Бенедикт. Ведь если поезд не доберется до Ворот к рассвету, то ... «все корабли уйдут неведомо куда»! (Тоже, кстати, любимая дедушкина песня!) А если серьезно, то с первыми лучами солнца жрецы проведут последнюю службу, праздник Летней Смазки закончится, и тот тип сбежит. Если уже не сбежал! Впрочем, поезд снова тронулся. Может, все-таки успеем?

***

Гнусавый голос, произнесший: «Ворота, конечная», был слаще музыки. Даже поезд, как показалось Лэму, остановившись, с облегчением вздохнул. Лэм подхватил трость и саквояж в левую руку, правой нащупал в кармане заряженный револьвер новейшего образца и выскочил на платформу.
От платформы к Воротам вела довольно широкая дорога. Обогнув несколько стоявших на ней телег, ожидающих грузов, Лэм подошел поближе. Хотя ему уже приходилось бывать в Пристенках, но гораздо южнее, где были расположены поместья некоторых знакомых. Но ни на центральном тракте, ни возле Ворот он до сих пор никогда не был. И, разумеется, как истинно светский человек, никогда не бывал в Плуто. «И не стоит туда идти!» - пробормотало благоразумие. – «Нужно разобраться здесь».

В первый момент зрелище Ворот поразило Лэма. В лучах медленно восходящего солнца огромные (в три человеческих роста) Ворота представляли собой невероятно величественное зрелище. И только, присмотревшись, Лэм заметил явную несообразность.
В соответствии с учением о Санта-Болте, Великий Бог разделил магию и науку, Плуто и Демо огромной незримой Стеной. И лишь недавно, где-то лет пятьдесят назад, были построены Ворота между двумя странами. Только Ворота были вполне видимыми, крепкими и надежными. Что в сочетании с невидимой Стеной несколько портило впечатление.

Ворота были распахнуты настежь, и сердце Лэма испуганно екнуло. Однако он тут же успокоился, заметив, что люди все еще столпились у Ворот, внимая молитве. Конечно, при создании Ворот жрецы не упустили возможность поставить еще один храм. Именно оттуда и раздавалось песнопение, которое ветер разносил на многие километры вокруг.

-Восславим Стену, разделяющую и уравновешивающую, - растягивал слова солист.
-Воссла-а-вим! – подхватил хор.

Где-то вдалеке раздался отголосок "-а-вим!" То ли старалось эхо, то ли где-то в другом храме затянули ту же самую молитву.

-Восславим Единого и Великого Бога Санта-Болта, что Наблюдает и Разделяет!
-Воссла-а-вим!

Лэм внимательно огляделся. Таможенники, грузчики, бригада с поезда. А это кто? Вот же они! Справа от Ворот стояла толпа Первых Путников – тех, кто перейдет в Плуто сразу после праздника. Некоторые из них даже ночь провели в Храме. И чтобы они не сорвались с места раньше времени, рядом стояло несколько полицейских.

-Восславим Его за то, что наблюдает Он за миром и знает тайные помыслы каждого.
-Воссла-а-вим!

Есть! Вот, похоже, и он. Стоит в толпе, в куртке и штанах грязно-зеленого цвета. Рядом с какой-то девицей, держащей на руках лысого серого кота. Лэм подошел поближе.

-Восславим Его за то, что разделил Он навеки две страны и два учения, и людей по способностям их, и тайны мироздания, и дал каждому то, что ему надобно в жизни! – зачастил голос солиста.
-Воссла-а-вим!

Тип в зеленой куртке обернулся, встретился с ним взглядом, и Лэм вздрогнул. Эти безумные глаза желтоватого оттенка он узнал бы из тысячи.

-И да пребудет над нами вовеки тень Стены! – солист закончил молитву, и вдалеке раздался удар гонга.

Праздник окончился. Часть таможенников направилась к телегам с грузами, другие встали у ворот с ящиком для пошлины. Полицейские расступились, давая дорогу Первым Путникам. Тип в зеленом устремился вперед, расталкивая людей локтями и стараясь оторваться от Лэма. Вот он уже сунул входную плату таможенникам и нырнул в Ворота. Какая-то толстуха с корзинами перегородила дорогу, Лэм с трудом обогнул ее, затем девицу с котом и протянул таможеннику две монеты.
Ворота остались позади. Лэм выбрался на аккуратную площадку, выложенную огромными каменными плитами. Слева от него возвышался величественный Единый храм или Храм Ворот, несколько аляповатое сооружение, на которое не пожалели ни позолоты, ни ярких красок. Справа была установлена огромная статуя Санта-Болта - яйцеобразного существа, сидящего на Стене. Причем Стена, почему-то, была видимой. Похоже, скульптор не сумел подвесить статую в воздухе, пришлось отступить от канона. Непорядок! А вдалеке виднелись другие Ворота, как понял Лэм, входные ворота в Плуто. Туда и спешили люди.

Маленький жрец, стоящий в тени статуи, собирал пошлину. Лэм бросил положенную монету, однако жрец проворно ухватил его за рукав.
-Сын мой, не хочешь ли ты помолиться в Храме о благополучии твоих дел? – гнусаво-просящим голосом протянул сборщик.
Лэм слегка опешил от такой наглости. В столице жрецы вели себя гораздо скромнее.
-По твоему лицу видно, что тебе необходимо очистить душу. Поднеси нашему Храму скромное пожертвование…
Тип в зеленом уже подходил к противоположным Воротам. Статуя Санта-Болты ехидно улыбалась.
-Не стоит беспокоиться, святой отец, - Лэм с усилием высвободил руку. – Мои дела пока не требуют божественного вмешательства так же, как мой рукав – вашего.
Сборщик неодобрительно покачал головой ему вслед.
-Что, - подошел к нему другой жрец, - этот тип не захотел помолиться?
-Увы, - подмигнул ему сборщик, - он – отчаянный грешник. Вряд ли он в дальнейшем сможет провести через Ворота свои товары. Ну, что у нас на завтрак? А то после вчерашней трапезы с Первыми Путниками есть хочется вдвойне.

Лэм припустился ко вторым Воротам. Благоразумие буквально кричало ему: «Стой! Остановись! Зачем ты лезешь в это Плуто? Один в чужой стране, ничего как следует не продумав…» Но остановиться он не мог. Нетерпение и с трудом сдерживаемая ярость гнали его вперед.
Проскочив через вторые Ворота, Лэм в первую секунду опешил. Почему-то ему казалось, что, попав в Плуто, он сразу почувствует что-то странное. Но… ничего подобного не было. Да, стоящая у ворот четверка была одета в необычные одежды и держала в руках какие-то палки с топорами. Но полиция – везде полиция, как бы она не называлась. Получив свою законную добычу, четверка перестала обращать на него внимание.
-Поберегись! - мимо Лэма в Ворота въехала груженная какими-то мешками телега. Он отскочил и заметил интересную компанию.
В стороне стояло несколько людей какого-то жуликоватого вида с явно дорогими браслетами на руках. У каждого из них на указательном пальце правой руки висело по колечку с ключиком, которое они крутили, не останавливаясь и одновременно приговаривая: "Телепорт, телепорт! Телепорт не желаете?"
Тип в зеленом уже стоял возле одного из них, вываливая ему на ладонь целую кучу золотых монет и что-то бормоча вполголоса. Лэм попытался подойти поближе…. Но в этот момент из пальцев человека с ключом вырвался небольшой смерч, который полностью втянул в себя типа в зеленом. И тот исчез.
«Вот и все» - пробормотало благоразумие.
-Ну, уж нет, - возразил ему Лэм. – Все только начинается.
Fael
Пристенки. Заповедный Лес
Утро выдалось славное - как всегда после грозы. Форест неспешно и с огромным удовольствием обходил свои владения, любуясь чисто вымытым лесом. Конечно, следить за чистотой была его прямая обязанность, но чтоб устроить хорошую помывку, надо пол-дня упрашивать кого-нибудь из вирдов, а они... А что им Форест? Форест внизу, в лесу, а вирды махнули себе крыльями, и ищи ветра в небе. Что и говорить, недолюбливал хранитель этих зазнаек. Да и они его тоже. Особенно после последней ссоры... Тем приятнее было, что всю уборку на этот раз за него сделала сама Природа, а не какие-то вирды.
Форест, хранитель Заповедного Леса, был стар, настолько стар, что даже ярко-зеленый прежде мох на его лице побелел, словно северный ягель. Однако за его неспешным размеренным шагом поспевала не всякая белка. Конечно, так он ходил не всегда, такая прогулка отнимала много сил - но поди-ка попробуй обойти Заповедный Лес за один день! Нет, он мог, конечно, оставить это старое замшелое тело и в один миг облететь весь лес духом... Но ведь тогда бы он не увидел всей той красоты, которую видят смертные глаза, не чуял бы этих сладостных запахов мокрой земли и хвои, не ощущал бы как пружинит под пятками вволю напившийся воды мох...
Это была его слабость.
Не мог он этим утром отказать себе и в еще одной слабости. Было в его владениях, у самой границы, одно загадочное местечко, где он любил бывать ну хотя бы раз в месяц. Росло там дерево, да не простое. Было оно едва ли не старше самого Фореста - огромный, в двенадцать обхватов дуб. Уже за одно это его можно было уважать, но была у дерева еще и одна тайна. Когда дерево было совсем еще молоденьким, проходил мимо человек, да такой растяпа, что обронил деревянный футляр. А футляр был непростой, весь изукрашенный, да запечатанный заклятием. Не размок он от дождей, не тронули его птицы, даже ветры и грозы не смогли ему повредить - так и застрял он в расщелине меж двух дубовых стволов. Сколько лет прошло с тех пор - неведомо, врос футляр в самую плоть дерева, да так и оставался там по сей день. Вот и любил Форест, когда время бывало, особливо на закате, посидеть подле дерева, поговорить с ним о днях давно минувших, да поломать голову, что же за тайна в том футляре спрятана...
Вот и сегодня решил он навестить старого друга-дуба, но, подходя, вдруг услышал, как скрипит и стонет обиженно старое дерево.
С хранителя леса мигом слетела вся утренняя благость.
- Что с тобой, Дуб Косматыч? - подскочил он к дереву.
Но дерево лишь громко и негодующе скрипело в ответ.
Форест обошел его кругом, и то, что он увидел, поднядо в его душе такую волну гнева, что мелкие пыжики в страхе попрятались в норы. Грубой железкой кто-то безжалостно разворотил нутро старого дуба как раз в том месте, где был футляр. Был...
- Да я...! Да он!.. Потерпи, Дуб Косматыч, да убери ты ветки, дай залечу!
Дуб притих, лишь изредка постанывал, пока хозяин лечил его. Форест тоже умолк, но затишье это было обманчивым - он не обуздал свою ярость, он лишь возвел плотину, не давая этой волне до поры вырваться наружу, но ярость копилась в его душе с каждой минутой.
Он закончил лечить дерево и произнес, глядя в небо:
- Ну постой, доберусь я до тебя. Не будь я Форест - Хранитель Леса!
И словно в ответ где-то вдали заворчал гром.
Luxoria
Где-то в Пристенках
совместно с Фаэль
Черные тучи быстро приближались со стороны Магнолиума. Наверное, столичные погодники снова перестарались при контроле климата. Совсем уже обнаглели! Второй день гроза! Хоть бы направление ветра учитывали, что ли! А то, как ни колдуют, всегда страдают Пристенки!
Хотя с другой стороны, дождь – это даже хорошо. Он смывает все следы, так что для личностей, занимающихся не совсем легальным бизнесом, это может быть очень полезным. Кроме того, в плохую погоду на постоялых дворах собираются толпы путешественников, желающих погреться у огня. Они размякают в тепле и уюте и совсем не думают о том, что нужно крепче держаться за свои кошельки.
Астра внимательно вгляделась в резво бегущую по небу черноту. Сегодня ночью снова будет гроза. Может, рискнуть и сунуться в какую-нибудь таверну? Кажется, недалеко отсюда есть одна, и сегодня там точно будет аншлаг… Правда, пробраться в таверну Хизер – не самая легкая задача, но погода на ее стороне, и можно рискнуть.
Девочка ускорила шаг, по хорошо известным ей приметам различая притаившуюся в кустарнике браконьерскую тропку. Если поднажать, то она выйдет к постоялому двору еще до темноты и даже успеет немного осмотреться. А если совсем уж повезет, то можно будет даже успеть починить сумку - нитки вот-вот лопнут и весь скарб, нажитый непосильным трудом, того и гляди придется собирать по всему лесу.
Вдруг за кустами раздался громкий треск, словно медведь продирался сквозь орешник, цепляясь за ветки густой шерстью. Астра хмыкнула. Нет, это, конечно, мог быть и медведь – они тут тоже водятся, но что-то ей подсказывало, что на этот раз в чащу забрел кто-то другой. Возможно, тихие ругательства, следовавшие за особо яростным треском веток. Девочка остановилась и выжидательно уставилась на кусты. Разумеется, она торопилась, но нужно же было узнать, кто это тут шастает…
Из кустов показался молодой парень с огненно рыжей шевелюрой, из которой торчали листья и мелкие веточки. Выглядел он довольно раздраженно, а на щеке наливалась кровью свежая царапина – кто-то только что получил веткой по лицу.
Увидев Астру, парень остановился, как вкопанный, так и забыв опустить руку, которой собирался вытащить из волос очередной сучок. Он явно не ожидал встретить кого-нибудь в этой глуши, да еще и в такой момент. Да еще и девушку.
- Ты откуда здесь? Заблудилась? - выдавил парень. На веснушчатом лице отобразилась такая смесь эмоций, что Астра не могла бы с уверенностью сказать, чего там было больше - удивления, смущения или... сочувствия? Этот пенек деревенский ее еще пожалеть надумал? Вот идиот! Себя бы лучше пожалел! Смех, да и только.
Давненько она не встречала таких вот правильных мальчиков. В Пристенках их днем с огнем не сыщешь. А этот… ну чего его понесло в лес на ночь глядя? Сидел бы дома, пас коров… или чем он там обычно занимается. Ему еще повезло, что нарвался на нее, а не банду Гонзы или еще каких отморозков. А Астра сегодня добрая – его она не тронет.
- Ну что вы, - ответила Астра, ласково улыбаясь. - Я иду к своей больной бабушке, которая живет дальше к западу возле старого моста. У нее слабые ноги, и она почти не ходит. Нужно же проведать бедняжку. Пирожки там отнести и все такое…
К концу своей речи девочка внутренне покатывалась от хохота, глядя на выражение лица рыжего. Поверил! Вот умора! И откуда только берутся такие лопухи? Этот малый точно не из Пристенков - ни один местный не купился бы на подобный бред. Да стоит только взглянуть на ее наряд - простой, но максимально удобный для выживания в лесу - и сразу все ясно. Хорошие девочки, любящие своих больных бабушек, такого не носят. Им больше подходят белые переднички и красные шапочки.
Но рыжий явно не заметил подвоха. Сразу видно - он привык доверять людям и не ждет от них ничего плохого. По крайней мере, от девушек. А вот это зря. На такую легкую добычу здесь, в Пристенках, быстро найдется свой охотник.
- А не боишься одна в лесу? Может тебя проводить? А то вдруг кто обидит…
Парень говорил так просто и бесхитростно, что сразу становилось понятно - о том, чтоб самому стать "обидчиком" у него и мысли нет. Вот же свалился на голову провожатый! И чем разгневала всевидящего Санта-Болту бедная Дикая Астра? Сначала это чудо провожать просится, а потом еще захочет свечку подержать, когда она станет пробираться на постоялый двор?
Астра изобразила свой самый строгий и подозрительный взгляд. Обычно под ним даже кристально честные люди начинали ерзать и нервничать. Но рыжий в ответ продолжал дружелюбно пялиться, словно и не с него спрос.
- Мне мама не велела разговаривать с незнакомцами, - безапелляционно заявила Астра, подумав про себя, что ни разу и не соврала. Было такое когда-то… очень давно. - И уж тем более разрешать им провожать меня. Да еще и в лесу, в самой густой чаще. Откуда я знаю, что вы не маньяк? Может вы меня тут специально караулили! Так что нечего мне здесь! У меня своя дорога, у вас своя!
И круто развернувшись, так что каблучки даже слегка зарылись во влажную после вчерашнего дождя землю, девушка решительно направилась дальше по тропе. В следующую секунду ее с силой дернуло назад за ремень сумки.
«Ну, надо же! - изумилась про себя Астра. - Все-таки маньяк! Кто бы мог подумать!»
Приготовившись дать нападавшему серьезный отпор, она резко развернулась, замахиваясь рукой… и недоуменно остановилась. Парень стоял на том же месте и изо всех сил старался не рассмеяться. Астра перевела взгляд на сумку и тут же поняла в чем дело - ремень зацепился за довольно толстую ветку и не давал хозяйке продолжить путь. Но самым плохим было не это. От рывка и без того подгнившие нитки натянулись, и в тот момент, когда девочка высвобождала ремень, лопнули окончательно. Содержимое сумки посыпалось на тропинку.
- Ну, я гляжу, ты и впрямь бывалая путешественница, - смеясь, сказал парень, кивая на выпавший из сумки тяжелый охотничий нож. - А где ж пирожки-то для бабушки? По дороге, что ль, потеряла?
Астра почувствовала острое желание изменить своим принципам и прибить таки этого идиота, не отходя от кассы. И место как раз подходящее – заныкал трупик в кусты, и никто не найдет. А если и надет… те, кто здесь ходят, к таким вещам относятся с пониманием. Мало ли, по какой нужде человеку понадобилось прилечь в орешнике… И если этот рыжий зубоскал не перестанет с таким интересом пялиться на ее профессиональный инвентарь, перспектива остаться здесь навсегда становится для него вполне реальной. Чтоб он провалился со своим любопытством и дурацкими вопросами! Чтоб ему со Стены упасть всмятку!
Видимо выражение ее лица стало таким угрюмым, что рыжий сразу перестал улыбаться.
- Давай починю, я быстро, честное слово, - сказал он, кивая на сумку и скидывая с плеч свой мешок.
Астра колебалась, собирая с земли свои сокровища, пока странный парень доставал из мешка шило, бечевку и свечку.
- Давай, - протянул руку рыжий, покончив с натиранием бечевки воском. - Да не бойся, не украду. Как тебя звать-то, путешественница?
- А вот это тебя не касается, - буркнула Астра, добитая этим "не украду", и протянула ему несчастную сумку.
- Ну и ладно, как скажешь, - улыбнулся парень. - А я Верт, хотя тебе до этого, похоже, тоже нет дела.
В наступившей тишине Астра почти заворожено наблюдала, как ловко пальцы этого Верта управляются с бечевкой и шилом. Пять минут, и потертая сумка украсилась аккуратным прочным швом.
Хм, очень даже неплохо. Девочка окинула парня оценивающим взглядом, заставив того снова покраснеть. Самый обычный парень, ничего особенного. Не красавец, но интересный, хотя и совсем не ее тип. Конечно, Астра не знала точно, что она имеет в виду под понятием «ее тип», но уж точно не вот это… В памяти тут же всплыло загорелое лицо Янеса с яркими голубыми газами. Пришлось даже тряхнуть головой, чтобы отогнать неуместное видение.
- Вот и все, - в очередной раз улыбнулся парень, - держи.
Астра машинально взяла сумку, все еще думая о своем. Быстро побросав туда скарб, чтобы у рыжего не возникло желания снова задавать глупые вопросы, она нерешительно застыла. И что теперь? Поблагодарить? Все же сумку он ей починил, и довольно быстро. Но с другой стороны, они встретились в довольно неподходящий момент… А если это чудо в перьях только прикидывается таким лопухом, а на самом деле охотник за головами?
Девочка бросила еще один взгляд на безмятежно улыбающегося Верта. Да нет, вроде не притворяется… Похоже, он действительно оказался здесь случайно, и вряд ли они еще когда-нибудь встретятся.
- Спасибо, - выдавила Астра, нерешительно разворачиваясь. Что-то мешало ей уйти просто так, раствориться в лесной тени, как обычно, не оставляя следов. Вот же гадство! А все из-за этого помощничка, будь он неладен!
- Подожди! – словно в ответ на ее мысли позвал рыжий. - Я еще спросить хотел… Ты вроде как бывалая путешественница, так может, подскажешь, далеко ли до Ворот? А то я все иду-иду и никак к ним выйти не могу…
Девочка недоверчиво уставилась на собеседника. Он что, издевается? Он же как раз и шел со стороны Стены! Значит, либо прошел Ворота, как все законопослушные люди, либо обошел, как нормальный человек. То есть должен знать, что никакой Стены нет! Что ж ты, зараза, шутить надумал? Ну, так и мы шутить умеем!
- Далеко, далеко, - с ухмылкой заявила Астра. - Еще пару дней идти, как минимум. И как раз на север. Так что топай себе!
Парень кивнул, еще немного потоптался на месте, но, видя, что продолжать разговор девушка не собирается, поплелся к проплешине в орешнике. Астра посмотрела ему вслед, затем снова мельком взглянула на небо.
- Эй, ты, как тебя там! - рыжий остановился на середине шага и обернулся. - Сегодня ночью будет сильная гроза. Советую тебе найти подходящее укрытие и переждать ее где-нибудь…
- Спасибо за совет! - тепло улыбнулся парень и скрылся в орешнике.
Астра проводила его взглядом и вздохнула. Ходят тут всякие! Отвлекают ее, бедную, от серьезных дел! А она, между прочем, торопится! Ей нужно добраться до таверны засветло!
Через несколько минут орешник опустел. Прибежавшая на ужин белка подозрительно посмотрела на покачивающиеся ветки, но, не обнаружив опасности, с увлечением бросилась на поиски спелых орехов.

Последний раз редактировалось Luxoria; 06.11.2009 в 22:40
Алька вне форума  
Старый 12.08.2009, 20:31   #9
Алька
Модератор
 
Аватар для Алька
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 652
По умолчанию

Fael
Что грозы не миновать, было понятно и без подсказок юной путешественницы, но не обижать же девчонку. А потому, найдя первый же подходящий овражек, Верт принялся сооружать себе убежище из веток. Парень улыбнулся, припомнив подробности странной встречи. Непонятная девчонка. Волосы смешные такие - красные и торчат во все стороны. Цветок такой есть, по осени цветет...астра кажется. Красивая... Девчонка в смысле, а не астра. А глаза странные такие, сердтитые, настороженные. Может ее обидел кто? Да вроде нет, не выглядит она обиженной. Кто она? Сколько ей лет, что она путешествует по лесу совсем одна и почти без вещей?
"Хе, а сам-то я" - усмехнулся парень, вспомнив, как он сам оказался в лесу один и почти без вещей. Он уютно устроился в своем убежище, а перед глазами всплыли во всех подробностях события последних двух дней...
--------------------------------------------------------

- Верт, да где ты пропал? Опять ты за свое! Ну что тебе до птиц энтих, летают себе, вот и пущай летают, а ты на земле стоишь, вот и займись земным делом! Глина сохнет, тебя только ждет.
- Так прикрой ее мокрой тряпкой, никуда она не денется, - махнул рукой молодой рыжеволосый парень, - погоди немного, мне кажется, я вот-вот пойму...
- Он учить меня еще вздумал, щенок! - взвился отец, - иди работать, кому говорю, пока розог не всыпал!
Парень вздохнул, глянул еще раз на небо и поплелся в мастерскую. Нет, его не страшил отцовский гнев, хоть и рука у того была тяжелая, как и нрав, но удивительный миг, когда ему казалось, что он вот-вот поймет, как у птиц получается летать, был безнадежно испорчен.

Верт был гончаром. Да не просто гончаром - потомственным, в пятом поколении. В свои девятнадцать он был уже справным мастером, и вполне мог бы жить своим домом и своим делом. Но отделяться не спешил. И дело было не в том даже, что знали-то, в общем, не его как мастера, а всю семью - горшки и кувшины, кружки и квасники с особой печатью на донышке "Терракот" раскупали на ярмарке мгновенно. А началась семейная слава с пра-прадеда, настоящего искусника глиняного ремесла, получившего в знак уважения от народа прозвище Терракот. А потом и его сын пошел по стопам отца, да тоже не бездарен оказался, и прозвише перешло к нему, а потом и вовсе стало фамилией рода и торговым именем их посуды.
Что и говорить, юный Терракот гордился славой предков, да и сам многое умел. Но от мысли, что всю жинь ему предстоит ковыряться в глине, его с души воротило.
Мысли его все возвращались к вольным крылатым созданиям, а руки привычно лепили и остатков глины разные забавные фигурки, пока старшие браться готовили к обжигу печь и первую партию горшков.
- Ух ты, какая птица! - неожиданный возглас вдруг вырвал Верта из задумчивости. Он глянул на свои руки и обнаружил, что они, помимо его воли, слепили птицу, широко раскинувшую крылья. Вот на эту самую птичку и глядел с восторгом соседский пацаненок.
- ЗдорОво, Кин. тебе чего? - улыбнулся Верт. Кин был славным малым, вмеру шебутным, смышленым и любопытным.
- Да я это, за тобой забежал, там Корвин тебя зовет-недозовется, а я подумал, может ты не слышишь, как всегда.
- Понятно, - кивнул гончар. - Я и правда не слышал. А что ему надо от меня?
- А я почем знаю? - Надулся пацаненок. - Корвин мне не докладывается.
- Ну ладно, ладно, выйду. Вот только с глиной закончу, пока не засохла, и выйду. Передашь? С меня свистулька.
- Лады, передам, - просиял Кин, и уже с порога обернулся и еще раз глянул на птичку. - Красивая. А крылья не отвалятся?
И, не дождавшись ответа, скрылся за дверью.
- Отвалятся, - сказал со вздохом Верт пустому месту, - вот за что не люблю глину - летать она не умеет.

- Ну что, принес? - заговорческим шепотом спросил Верт.
Корвин кивнул и достал припрятанный под курткой сверток.
- Сорок локтей, как договорились.
- Спасибо, дружище! - срывающимся от волнения голосом произнес Верт, - Что я тебе должен?
- Страшную тайну, - деланно-серьезным голосом ответил Корвин, - зачем тебе это надо?
Рыжий парень оглянулся, убеждаясь, что никто не подсматривает, и мотнул головой, приглашая приятеля проследовать за ним.
Приятели долго шли, а потом карабкались на самый высокий обрыв над озером.
Там, в небольшой лощинке, был сооружен навес из веток и травы, а под навесом...
- Ничего себе! - Корвин почесал затылок, оглядывая странного вида сооружение из тонких реек, похожее по форме на крылья птицы - это ты что же, сам все сделал?
- Ага! - гордо ответил Верт. - Только вот ткань осталось прикрепить.
И он развернул принесенное Корвином полотно тонкого и удивительно гладкого льна, какое умела ткать только его, Корвина, мать.
- Поможешь?
Корвин кивнул, и под руководством Верта, стал придерживать и натягивать ткань, пока приятель ее аккуратно прибивал к рейкам.
- Рыж, а что это будет-то?- спросил он, когда половина всей ткани нашла свое место на рейках.
- Как что? Раве не видно? Крыло, - улыбнулся Верт. - Да ты погоди немного, сейчас вот доделаем, я буду его испытывать.
- Испытывать?! - ужаснулся Корвин, - ты что же, на нем полететь собрался?! Верт, ты ж разобьешься!
- Ничего я не разобьюсь! Я полечу, как птица! - с вызовом ответил Верт, но было видно, что он и вам волнуется. Да и как не волноваться - виданное ли дело, человеку как птице летать?!
Корвин насупился и замолчал. Верт тоже молчал, только молоток постукивал, прибивая к рейкам остатки ткани.
- Темно уже, - как-то невпопад сказал Корвин, когда приятели закончили работу.
- Темно, - согласился Верт. - испытания отложим до рассвета. Придешь?
- Приду, - поколебавшись, кивнул Корвин.

Рассвет выдался холодным и туамнным - верный признак жаркого дня. Верта колотила мелкая дрожь, то ли от холода и сырости, то ли от страха неведомого. Но назад пути уже не было. Он сложил в заплечный мешок еды на день да кой-какие инструменты - мало ли куда занесет его крыло и как повредится при посадке, надо суметь его починить если что - и отправился на свой заветный обрыв. Далеко внизу скрывалось в рассветной дымке озеро Вешнее, давшее название их селу - Вешенка. С обрыва родное село было как на ладони. Верт вглядывался в него, запоминая и без того знакомые домишки, поля, деревья... Вполне могло статься, что он видел его в последний раз в жизни.
- Рыж! - окликнул его запыхавшийся Корвин, - не надо, а! Погоди! Убьешься ведь!
Верт поглядел на друга и улыбнулся ему.
- Это не важно. Лучше разбиться, но хоть раз взлететь, чем всю жизнь ковыряться в земле. Как прежде не будет, назад пути нет. И... Спасибо тебе, что пришел.
И он решительно направился к навесу. Привязав покрепче мешок, Верт грудью лег на перекладину крыла, и что было сил побежал к обрыву. Водух ударил в крыло, сделав его неимоверно тяжелым, но все же Верту хватило сил разбежаться и, зажмурившись, оттолкнуться ногой от края обрыва под почти неслышное сквозь ветер "СТО-ОЙ!".
И в тот же миг ветер подхватил его и дернул вверх, и Верту послышался чей-то звонкий заливистый смех прямо над ухом, а потом он все же осмелился открыть глаза... Родной деревни видно не было, вместо нее был лес, и лес этот стремительно приближался к Верту. Ткань крыла трещала и расползалась, не выдерживая напора воздуха, несколько реек с треском сломались, от чего падение только ускорилось. Однако, крыло, так старательно сделанное Вертом, не дало ему разбиться - оно зацепилось за два дерева, и Верт повис прямо между ними, а потом без сил сполз на землю.
Все тело била дрожь, а сверху вдруг снова послышался смех. Парень завертел головой, пытаясь понять, кто смеется, но увидел лишь, как качнулась ветка.
Верт не понимал, где он оказался, и главное, КАК он там оказался, ведь прошло всего несколько минут, он не мог улететь так далеко, он должен был свалиться где-то около деревни, однако лес был совсем незнакомым.
Парень сел прямо на мох, достал краюху и сыр, и принялся думать, что делать дальше. Домой? Не-ет, дома делать нечего, после такого позора останется только всю жизнь горшки лепить. Как он Корвину Сказал? Как прежде не будет, назад пути нет. Да и где он, этот дом? Куда ж его все-таки забросило? Видать, наказали его небесные создания а то, что хотел он им уподобиться. Ну что ж, значит, вперед. Интересно только, вперед - это куда? Он глянул на солнце - оно только-только всходило. Летел он на север. Значит и топать дальше надо на север, а там - будь что будет.
"А там, на севере, ведь страна Плуто, - неожиданно для себя подумал Верт. - Там маги всякие чудеса делают. Может быть, они умеют летать?"
И, отряхнув с коленей крошки, Верт бодро зашагал на север.

------------------------------

Раскат грома и первые капли заставили Верта вернуться в реальность - он даже головой тряхнул, отгоняя недавние воспонимания. Верт торопливо бросил на "крышу" последнюю порцию лапника и полез внутрь. Вчерашний день остался в прошлом. Затвра - оно наступит завтра... А сегодня оставалось лишь подсунуть свернутый мешок под щеку и спать под шум грозы.
Веки смежались сами собой, и уже проваливаясь в сон, Верт вдруг подумал с досадой:"Эх, а свистульку-то я Кину так и не сделал..."
elena
Утром путников разбудил запах пекущейся на углях рыбы. Ветки у входа были приподняты, и в убежище лился солнечный свет. Тай в мокрой рубахе, с мокрыми косичками, колдовала у костра.
- Вставайте, соньки-лежебоки!!! - Тай весело рассмеялась, - Дан твоя рубаха скоро высохнет.
- Моя рубаха? - Дан недоуменно уставился на проводницу,- А что с ней случилось?
- С ней случилась Козявочка, - Тай указала на сладко спящую (или притворяющуюся таковой) парочку, - Тусик - такой галантный кавалер! Помог даме помыться и привести себя в порядок. Правда, мылась она в остатках нашего чая, а вытиралась твоей рубахой! Белой такой, шелковой!
- Кактус!!! - Дан вскочил на ноги, - Кто тебе позволил копаться в моих вещах?!
- Ну что ты раскричался?! - Хомяк недовольно потянулся. - Тебе же уже сказали, что скоро высохнет! А ты своим криком мою даму испугаешь! Никакого воспитания…
Козявочка и правда нервно приглаживала листочки и поглядывала на Тай.
Дан укоризненно посмотрел на хомяка.
- Всегда подозревал, что слово «фамилиар» произошло от слова «фамильярность»
- Ну что ты, - хмыкнул Кактус, – все было вовсе даже наоборот.
Маг только рукой махнул.
- Лика, ты просыпаться думаешь? - крикнула Тай.
- Уже,- заспанная девушка подошла к костру. - Такая гадость снилась, как будто кто-то попортил огромный дуб. А матушка моего жениха обвинила во всем меня и устроила допрос с пристрастием!
- И правильно, нечего деревья портить, - улыбнулась проводница. - А ну, бегом умываться! Вода в озере как парное молоко!
- А мне и правда можно с вами идти в малинник к матушке Хизер? - робко спросила козявочка, глядя вслед магу и девушке.
- Конечно. У нее большой малинник, и в порядок его привести давно пора. - Проводница погладила по головке пыжика.
После завтрака было решено идти на постоялый двор. Поскольку спешить было особо некуда, заворачивали во все малинники по дороге. В тенечке устроили обеденный привал.
- Грозы начались. - Тай лежала на траве. - Теперь почти каждую ночь греметь может.
- И надолго? - Дан был явно озабочен. - Я совсем не знаю климата Пристенков. Да и обычаев тоже. Ты, кстати, как рыбу поймала?
- Может неделю, а может и всего пару дней. По-разному бывает. - Проводница приоткрыла один глаз, - А рыбу я не ловила, а скорей подралась из-за нее. - Она хихикнула.
- Подралась?! - Лика и Тусик вытаращили глаза. - Ты что, рыбака ограбила?
- Ну почти. - Тай улыбнулась. - Иногда молния бьет в воду. И рыба всплывает кверху брюхом. Какая отходит, а какая совсем. Вот сегодня большие рыбы всплыли. Только мне пришлось наперегонки с орланом их подбирать. Он, поганец, одну унес в когтях. Я с берега видела. Пока доплыла, он за второй явился!!! И злился - чуть по голове клювом не получила. Вовремя нырнула.
- Ну вот, - почти обиженно насупилась Лика, - а я такое проспала…
Талинна
- Олаф! Вста-а-вай! - за дверью раздался резкий хлопок и в каморке под крышей загорелся светильник. Свет и возглас разбудили подростка, спавшего на низком топчане. Олаф потянулся, прислушиваясь к звукам за дверью, и привычно ничего не услышал. Ни шороха, ни скрипа ступенек — хозяйка Хизер всегда двигалась на удивление беззвучно.
Парень сел, и, нашарив рубаху и штаны, стал одеваться. За окном было еще совсем темно.
Олаф вышел на верхнюю площадку винтовой лестницы и, вместо того, чтобы спуститься по ступеням, махнул через перила и мягко приземлился на каменные плиты первого этажа, прямо у закрытой двери в пристройку. Олаф помедлил минуту, решая, что сделать сначала — умыться или разжечь огонь в кухонном очаге. И шагнул в темную кухню. За то время, что он прожил в таверне, Олаф научился ходить по дому и в полной темноте. Вот и сейчас он быстро подошел сначала к очагу, и через мгновенье в нем заплясал огонь, затем к большой плите, на краю которой высился огромный котел для воды. Дрова в топке были сложены еще с вечера, и через минуту весело запылали. Олаф прикоснулся к котлу и попытался сдвинуть его .
- Не трогай! - тут же прозвучал спокойный голос Хизер. Дверь в её конторку была приоткрыта. - Иди лучше умойся. И ты опять не обулся!
Олафу пришлось топать наверх, в свою каморку, и натягивать сапоги. Не то чтобы он не любил их, просто ему была привычнее другая обувь - мягкие кожаные поршени, в которых так легко ходить по лесу и лазить по скалам. Городская же обувка была слишком твердой и шумной.
В купальне Олаф быстро умылся чуть теплой водой и посмотрелся в зеркало. Там отразилась заспаная физиономия, со светлыми глазами и всклокоченными белыми волосами.
- Олаф! Иди сюда! Завтракать!
Вот ведь удивительно! Хизер никогда не кричала, она даже не повышала голоса — но слышно её было всегда и везде.
В кухне уже вовсю кипела работа — у плиты, столов толпились кухарки и помошники, стучали ножи, на плите кастрюльки и котелки исходили паром, на большом столе повар месил сдобное тесто.
Олаф получил у кухарки миску с кашей и большой ломоть хлеба.
- Чай нальёшь сам! - кухарка вернулась к столу и через миг быстро застучала ножом, кроша огромный кочан капусты.
Олаф пристроился у очага и стал есть, наблюдая за кухонной суетой. Дальше день покатилсся по привычному пути — Олаф бегал то на кухню - нужно было следить за огнем в очаге и плите, - то на конюшню, - убирал посуду со столов, таскал тюки и свертки постояльцев. Короче, все шло как всегда.
После обеда Олафа позвала Хизер. Парень привычно рванул на зов и обнаружил хозяйку у двери в пристройку. Это было единственное помещение в доме, в котором Олаф еще ни разу не бывал. Хозяйка зашла в комнату и поманила Олафа за собой. В пристройке оказались две большие комнаты и маленькая купальня.
- Приберись здесь, - Хизер провела пальцем по столу в центре комнаты, на нем тонким слоем лежал слой пыли. - Только по шкафам и сундукам не лазь. И окна помой, а то за пылью и света не видно.
Хозяйка тихо развернулась и исчезла за дверью. В комнатах действительно было пыльно, и Олафу понадобилось немало времени, чтобы вычистить и протереть все в двух комнатах и купальне. Окна он оставил напоследок, уж очень ему нравилось их мыть. Олафа поражало стекло — такое тонкое и твердое. И когда исчезали пыльные разводы, оно становилось совсем прозрачным, невидимым.
Олаф протирал последнее окно, когда увидел, как через двор таверны проходит удивительная компания: высокий мужчина, окруженный четким овалом синего света, тоненькая девушка в золотистом ореоле и самая удивительная женщина из всех, кого Олаф видел за последние полгода. И эта компания двигалась прямиком к малиннику. Олафа поразило то, как встретила всегда суровая Хизер высокую женщину со странной прической. Это была удивительная картина!
elena
Солнце жарило немилосердно, когда путники вошли на постоялый двор матушки Хизер. Хозяйка, увидев входящих, поспешила навстречу.
-Хизер! Как я рада тебя видеть!! - Тай подхватила стройную, невысокую женщину и закружила ее.
- Поставь на место! Кому говорят! - Хизер делала вид что сердится, но ее глаза смеялись, - вот уже каланча пожарная вымахала!! Я тоже рада, что ты пришла. Хоть найденыша своего приструнишь! Он на кур охотиться повадился. На соседских.
- Умница! Свои - это святое!!! - смеялась Тай – Он уже подрос, так что заберу с собой в лес.
- Ммм …,- вдруг замялась хозяйка, - Мой Варис с ним не разлей вода… Вот и сейчас в лес вместе пошли.
- А я тебе еще одного найденыша принесла. Вот. - И Тай указала на пыжика. - Прошу любить и жаловать, Козявочка,
- Пыжик! Малиновый! - Хизер всплеснула руками, - Ко мне в малину?! Вот спасибо, вот уважили. Теперь малина у меня будет самая сладкая в округе…
- Мы с Ликой ее в малину отнесем, на задний двор. А это мэстрэ Дан, его оставляем на твое попечение.
И девушки ушли знакомить Козявочку с ее новым домом.
- Окна моих комнат выходят прямо на твой малинник, - успокаивала Тай Козявочку. - А малина у Хизер и так сладкая.
Тусик попытался рвануть за своей дамой сердца, но был безжалостно отловлен хозяином.
- Благодарю за гостеприимство, лэри, - поприветствовал Дан хозяйку. Женщина обернулась. Только, что с Тай обнималась и смеялась милая простая женщина, а к нему повернулась высокородная суровая и полная достоинства дама.
Морис
«Все-таки железная дорога – это явный прогресс,» - рассуждал про себя Лэм. Нанятый им «экипаж» - старую телегу, груженную какими-то мешками - трясло на каждой ямке. Центральный тракт хоть и был неплохо накатан, но находился в далеко не идеальном состоянии. Чем, правда, мало отличался от имперских дорог, так что Лэм особо не обращал внимания на неудобства, а сосредоточился на главном – что делать дальше.

«Итак, этот тип сбежал, воспользовавшись «телепортацией». Слышал я об этой способности магов, но видел впервые. Впечатляет…. Так что, куда он отправился, я не знаю, и шанс его найти в этой стране – мизерный. Но пока он есть, нужно действовать.
Впрочем, есть одна зацепка. Раз этот тип действует на территории Империи - он должен быть более-менее знаком с реалиями нашей жизни. Так что живет он, скорее всего, где-то неподалеку от границы, в Пристенках. Что сужает круг поисков.
Поэтому я остаюсь в Плуто. Точка. Хотя бы на некоторое время. Решение принято, остается только продумать план действий. Пункт первый, нанять экипаж до ближайшего города … по средствам. Выполнено. А, кстати…»

-Любезный, простите за назойливость, как, вы говорите, называется этот город, куда вы согласились меня подбросить?
-Бэмц!
-Что - бэмц, простите?
-Город называется Бэмц.
-Да? Спасибо….

«Ну…, Бэмц - так Бэмц, выбирать не приходится. Да, на территории Империи мне достаточно было просто представиться, одного имени хватило бы, чтобы этого типа задержали... хотя бы до выяснения обстоятельств. Но он успел ускользнуть. Теперь я – на его территории.
И нужно вести себя вдвойне осмотрительно и расчетливо. Так что, пункт второй – деньги. Переход в Плуто я, увы, заранее не предусмотрел, в кошельке, в основном, - ассигнации, которые, как известно любому олигарху, в Плуто пока не принимают, предпочитают металл. Нет, пару десятков серебряных и пару золотых монет в кармане завалялось, но этого хватит только на скромную жизнь. Можно, конечно, обменять ассигнации на монеты или воспользоваться чековой книжкой "Демо-Банка", но для этого нужно попасть в более-менее крупный город. Этот Бэмц для таких дел вряд ли подойдет. Но попытаться стоит».

«Экипаж» тряхнуло сильнее. Лэм поморщился, но тут же выбросил это из головы и полез в дорожный несессер.

«Было бы достаточно денег, можно было попробовать расспросить «телепортиста», но этот тип отвалил ему столько, что перекупить его не представлялось возможным.
Значит, играть придется по-другому. Деньги будем экономить. А, заодно, скроем, кто я. Потому что олигарх и вдруг без денег – нонсенс. Поэтому полное имя отправляем в небытие. Значит, футляр с визитными карточками и чековую книжку – в потайной карман несессера – они пока не нужны».

Лэм внимательно огляделся по сторонам. Дорогу с обеих сторон окружали высокие сосны, от которых веяло какой-то умиротворяющей прохладой, так необходимой в этот жаркий день.

«Вот мы и подошли к третьему пункту. Самое плохое, что я об этой стране почти ничего не знаю. В детстве дед делал основной упор на изучении Южных морей, вдалбливая в мою голову каждое течение на пути, каждую бухту островов Мадеин. А здесь, в этом незнакомом мире, я – как рыба, выброшенная на берег, валяюсь на старой телеге и только хлопаю глазами, оглядываясь по сторонам.
Поэтому мне нужен проводник, который рассказал бы мне об этой стране, а заодно и показал бы окрестности. Ну, а чтобы его нанять и не привлечь к себе особого внимания - устроим маленький любительский театр».

Телегу слегка качнуло на повороте. Лэм растянулся в полный рост и неожиданно даже для себя улыбнулся.

«Представляю, как будут морщить нос светские дамы. «Фи, Плуто, но ведь там цивилизованному человеку нечего делать! Дикая страна! Варвары!» Глупые курицы, если бы они только знали, как это интересно – попасть в абсолютно незнакомый мир. Чувствуешь себя великим путешественником Кристобалем Баллоном, впервые высадившимся на острова Мадеин, – героем любимой детской книги. И, в конце концов, это – мир магии. Может, произойдет чудо, и я смогу взять типа в зеленой куртке за горло и вытрясу из него имя заказчика?»
Алька вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:02   #10
Талинна
Модератор
 
Аватар для Талинна
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 1,095
По умолчанию

Drakosha

Алиса сидела в таверне над кружкой с чаем и размышляла. А поразмыслить ей было над чем.
"Как я могла оказаться такой наивной дурочкой, - сокрушалась она, - и поверить этому мерзавцу?».
Да, он был сногсшибательно красив. Алиса мечтательно вздохнула, вспомнив озёра его глаз.
Да, он был обходителен, обаятелен и галантен, но все-таки так сразу поверить первому встречному и нечаянно проболтаться, что у тебя в сумочке солидная сумма денег.... Хорошо, что в кармане завалялась сдача с билетов.
Алиса грустно позвенела оставшимися монетками. Их только и хватит провести ночь и на чай. Без сладкого.

----------------------
Вчера ей повезло. Алису, не понимающую, почему ворота закрыты, заприметил сердобольный служитель Санта- Болты, и ночь она провела в Храме, который предоставлял ночлег и еду всем тем, кто прибыл ко Дню Летней Смазки Ворот, а с утра направилась в путь.

У ворот уже собралась галдящая на разные голоса толпа. Народ нетерпеливо поглядывал на ворота, лениво переругивался, а вокруг что-то блеяло, мычало и квохчало. Алиса, прижав к себе Чуда покрепче, стала пробираться поближе к створкам и неожиданно столкнулась с высоким лэром с тростью в руках. Пробормотав какие- то извинения, она поспешила дальше, но ее остановили.
- Стой куда прёшь?
- Туда, - сказала Алиса, указывая рукой в сторону Плуто.
- Ну, дык, понятно, что туда, - усмехнулся стражник, - а пошлину кто платить будет?
- Пошлину... Да, да, конечно, - заторопилась Алиса, отдавая нужную сумму.
- А этот, лысый, - стражник ткнул в Чуда, - на продажу, значит и за него налог товарный плати.
Алиса испугано прижала кота к себе и замотала головой.
- Нет, что вы, это - мой.
Стражник засомневался - зверь явно редкий, но напирающая толпа людей не давала ему додумать мысль до конца
- Ладно, - махнул он рукой, - проходи.

И вот она в Плуто. После уплаты пошлины денежные запасы стали ещё беднее, а надо бы ещё добраться хотя бы до таверны какой. Передохнуть, поесть и решить, а что же дальше. Но как Алиса не всматривалась, ничего похожего на приют усталого путника рядом не наблюдалось.

- А ентот жрец, десять муходрилов ему в портки, аж три серебрянника запросил! - неожиданно услышала девочка. – Нет, ты подумай, за пяток букв с завитушками.
Недалеко от неё остановились телега с двумя зажиточными жителями Плуто.
- А на кой тебе это далось ?
- Да жена, как клещ в печёнку, вцепилась - хочу портрет и непременно с подписью каллигруфичной. Ну, портрет ей Астор, художник наш местный, нарисовал, а с подписью проблема вышла. Не обучен он ентой калигруфии. Вот пришлось в храм ехать, а жрец этот, чтоб ему...
«Вот он - шанс, - решила Алиса, - хоть куда- то добраться!»
Она решительно направилась к телеге.
-Позвольте, уважаемые лэры…
- Чего тебе, пигалица?
- Я могу для вас каллиграфично написать. Я умею, честно-честно, - Алиса постаралась придать себе самый невинный вид.
- И сколько хочешь за это? Только учти, много не дам.
- Да что вы, мне денег не нужно, - заметив, как на лицо собеседника набежала тень подозрения, Алиса поспешила добавить, - мне бы до таверны добраться.

-------------------
То ли таверна оказалась ужасно дорогой, то ли денег у неё маловато, но после того, как Алиса заплатила за ночь,
денег практически не осталось, и теперь она медитировала над кружкой горячего чая на тему, что делать дальше.
Возвращаться домой или всё-таки добраться до Лериного дяди в надежде, что тот не прогонит прочь…?
Домой... Алиса поёжилась, представив объяснение с любимой роднёй.
Неожиданно умопомрачительный запах чего-то съедобного прервал её размышления.
Алиса отвлеклась от чая и голодным взглядом проводила блюдо, которое разносчица понесла на стол очень странной компании.

Морис совместно с попутчиком
Городок Бэмц, как Лэм и предполагал, был небольшим, довольно живописным, но, увы, пока не обзавелся своим банком. Впрочем, эта неудача была ожидаемой, поэтому Лэм ничуть не расстроился. Следовало остановиться на ночлег и решить, куда двигаться дальше.
Небольшая таверна практически на окраине Бэмца оказалась вполне по карману. Строгая хозяйка сама показала ему комнату и удалилась, так ни разу и не улыбнувшись даже на цветистый комплимент в адрес «лэри Хизер», в который Лэм вложил весь свой светский опыт.
Заказывать обед в комнату не было смысла, и, умывшись с дороги, Лэм спустился в большой зал, несколько темный, но довольно уютный. В ожидании жаркого можно было немного осмотреться.

«Таак! Кто тут у нас? Два охотника травят байки. Ну, эти знают только охотничьи места и трактиры, вряд ли от них будет толк. Это, похоже, местный житель. Сбежал от строгой супруги, чтобы пропустить стаканчик. Пропускаем…. Эти типы… слишком опасны, то ли контрабандисты, то ли еще хуже. Хозяйка как будто специально предоставила им стол подальше от других посетителей, у самой задней двери. В темном углу – похоже, какая-то девчонка хлещет чай. А вот эта компания… хм, странные люди».

-Вы говорили, что вас интересует проводник по Пристенкам? – Лэм даже не заметил, как сзади к нему подошла хозяйка таверны.
-Да, лэри Хизер! - улыбнулся Лэм.
-Тогда обратитесь к моей подруге Тай, и если она согласиться…, - Хизер показала рукой на стол в глубине зала, за которым сидела именно та, заинтересовавшая Лэма компания.

Лэм присмотрелся. Людей было трое – отец, мать и дочь? Нет! Эту версию Лэм отбросил сразу – слишком разные люди. Светловолосый мужчина кормил со своей тарелки огромного хомяка. На его руке сверкал браслет, похожий на тот, что носили «телепортисты», однако одет он был в старую, потертую куртку. Рядом - скромная девушка с длинной косой в каком-то мужском наряде, но явно из дорогой ткани. Слишком дорогой для этой таверны. И, наконец, высокая женщина с огромной копной волос, заплетенной мелкими косичками, - это явно та самая Тай. Интересный проводник! А эти двое, наверное, ее клиенты. Девица из богатой семьи и сопровождающий, возможно, какой-то дальний родственник. Но где же слуги, где свита? Да и что они делают в Бэмце? Сейчас попробую разузнать.

-Добрый день, - скромно улыбнулся Лэм, подходя к столику, - извините, если помешал. Разрешите представиться – грант Лэм из Политехнического университета в Лаборато, кандидат этнографических наук, исследую Пристенки с целью написания диссертации. Вы позволите присоединиться к вам за столом?

Энтузиазма предложение Лэма не вызвало. Впрочем, он и не рассчитывал, что кто-то здесь ему обрадуется. Девушка мельком взглянула в его сторону, пробормотала что-то вроде стандартной фразы о приятном знакомстве, но с таким выражением, словно он был докучливым поклонником. Мужчина поднял глаза, внимательно оглядел наряд Лэма, удивленно посмотрел на пустые столики в зале и скривил губы.
- Даниэль Дан, преподаватель кафедры Воздуха Магического университета. Лучше просто Дан.
«Маг? Еще одна удача!» - мелькнуло в голове у Лэма.
Женщина с косичками с улыбкой наблюдала за сценой знакомства, но сама лишь коротко кивнула и отрывисто произнесла:
-Тай.
И в этот момент в беседу неожиданно вступил… хомяк.
- Присоединяйтесь, - великодушно заявил он, отрываясь от тарелки. - Я - Кактус, но только учтите, все заказанное - наше, еда - раздельно.

В первую секунду Лэм решил, что ему послышалось. Но нет, осмысленный и хитрый взгляд зверька абсолютно гармонировал со сказанным. Впрочем, если его хозяин – маг, то что тут странного? Решив ничему не удивляться, Лэм присел за стол.

-Ну, я думаю, что для вас, дорогой Кактус, я специально закажу что-то вкусненькое. Что вы любите?
-Все, - улыбнулась девушка, - лишь бы побольше.
-Ну что же, - и Лэм махнул рукой стоявшей неподалеку служанке, - присоедините к моему заказу печенье и орехов для Кактуса и принесите сюда, - и, обернувшись к Тай, продолжил. - Простите, что отвлекаю вас, но лэри Хизер рекомендовала обратиться к вам, лэри Тай, как к проводнику. Дело в том, что я пишу диссертацию об обычаях, верованиях, образе жизни жителей Пристенков. Не могли бы вы мне показать окрестности, а заодно и рассказать что-то? Разумеется, в силу моих возможностей я оплачу ваше время.

Тай как-то скептически кивнула, и Лэм понял, что повел разговор не туда.
-Понимаете, лэри, я оказался в очень затруднительном положении. Научный руководитель навязал мне тему, и отказаться я не мог, он – Академик и член Научного Совета при Императоре. Ну, я и решил, что с южными Пристенками как-нибудь справлюсь. Но вот в Плуто я прибыл впервые и почти ничего не знаю об этой стране. Тычусь, как рыба об лед…

Лэм состроил жалобный взгляд, одновременно кусая себя за язык. Ну, зачем было использовать еще одно любимое дедушкино выражение?! Оставалось надеяться, что никто не заметил.

Тай вопросительно посмотрела на мага.
-Ну, мы тут ненадолго, - заметил он проводнице. - День-два и возвращаемся, так что ориентироваться на нас не стоит. И я думаю, грант Лэм не станет возражать из-за задержки на пару дней. Бэмц - это ведь тоже Пристенки, посмотрим его вместе.

-Я буду очень рад, мэстрэ Дан, - поспешил ответить Лэм, - тем более, надеюсь немного узнать от вас о магии. Это так интересно – влияние магической атмосферы на этнографию края.

В этот момент к столу подошла служанка с блюдом аппетитно пахнущего жаркого и тарелкой с орехами и печеньем.
-Это нам? – требовательно спросил Кактус, глядя на содержимое тарелок. – Следите внимательно, а то вон та девица за крайним столиком смотрит на еду такими глазами! Явно хочет что-то утащить.

Все обернулись. Лэм внимательно взглянул на девушку … и вдруг заметил у нее на руках уже знакомого лысого серого кота. Да это же та девица, из Первых Путников у Ворот. Что она тут делает?
Тай переглянулась с хозяйкой, встала и направилась к столику.

Drakosha

Компания действительно была какой-то странной. Алиса с удовольствием рассмотрела бы их повнимательнее, но, даже в голодном состоянии, она была хорошо воспитанной лэри, поэтому вернулась к своему унылому чаепитию. Неожиданно кто-то опустился рядом с ней на лавку. Алиса испугано вздрогнула и во все глаза уставилась на обладательницу тысячи косичек.
- Вот, - сказала из-за ее спины хозяйка таверны, - так и сидит полдня над чаем. Ты, детка, не обижайся, но молоденьким, воспитанным девушкам нечего одним по здешним местам шляться. Недобрых людей, знаешь, сколько?
При этих словах глаза Алисы наполнились слезами.
-Ой, - всплеснула хозяйка руками, - неужто, уже обидел кто?
-Так, - вмешалась хозяйка косичек, - пошли к нашему столу, там все и расскажешь. Заодно и поешь, по глазам вижу, что голодная.
Сначала Алиса испугалась, потом удивилась, а потом решила - а вдруг это то самое везение, о котором она только что мечтала. - Я - Тай.
Хозяйка косичек, несмотря на свой немалый рост, дарила ощущение спокойствия и защищённости. Наверное, потому, что у неё глаза добрые, решила для себя Алиса.
- Алиса, - представилась она, пропустив фамилию, и, подхватив Чуда, вопросительно посмотрела на Тай.
- Бери, не объест он нас.

Алиса не очень уверенно подошла к столу, и, если бы не рука Тай, крепко державшая её за плечо, непременно струсила и передумала.
- Это Алиса, знакомьтесь, - ответила Тай на невысказанный вопрос своих спутников, - А это ее спутник Чуд. Судя по всему, Алиса попала в неприятную ситуацию.
- А я - Кактус, - серьёзно кивнул здоровенный хомяк персикового цвета. - Опять найдёныши? А Чуд - это от слова «чудовище»?
Кот недобро прищурился на хомяка.
-Нет, это от слова «чудо», - Алиса погладила любимца
-Хизер, принеси нам ещё одну тарелку, - Тай улыбнулась хозяйке. - Раз найденыш, два найденыш, три и четыре, - и потрепала кота по уху.
- Я мэстрэ Дан, - представился мужчина в старой куртке, - это грант Лэм, а это Лика...
-Лика ви-Леар тар-Кеон, - добавила девушка
«Этот светловолосый, наверное, тут за главного,» - подумала Алиса, - «а вот этого, носатого, я видела в Воротах».
И тут хомяк возмущённо завопил:
- Что значит, ещё одну тарелку?! Это же значит, что моя порция уменьшится, а ещё и этого кота кормить. Да я с голоду умру!
- Кактус, прекрати, - недовольно проговорил Дан, - здесь еды хватит на всех, ещё и останется, а нет, так закажем.
Алиса, плохо соображая от страха, примостилась у краешка стола. Ей пододвинули тарелку, и она стала есть, не забывая выбирать куски для Чуда. Но спокойно поесть ей не дали.
- А теперь, Алиса, не расскажешь ли нам поподробнее, - произнёс тот, кого представили как Лэма, - кто ты и как ты тут оказалась?
Алиса вздохнула и принялась вдохновенно врать. Про бедную семью в Дэмо, дальних родственников в Плуто и то, как её обокрали в поезде.
- Я к дяде еду в Торжище, а этот, этот, - при воспоминании о роковом красавце Алиса разрыдалась, - просыпаюсь, его нет, и сумочки нет, а все деньги в ней.
Лэм подозрительно посмотрел на Алису
- Из бедной семьи, говоришь? Как странно. А мне, глядя на тебя, почему-то кажется, что тебе прививали хорошие манеры с самого детства, дома, а потом в какой-нибудь элитной школе. Но с каких это пор бедные люди отдают своих дочерей в пансионы для благородных девиц? Может, я что-то пропустил, или такие заведения уже бесплатными стали?
- Так, - сурово протянул мэстрэ Дэн, - давай-ка ещё разок, но только сейчас - правду. Кто ты, откуда и куда едешь? Про поезд, думаю, не соврала, так что можешь не повторять.
-Алиса Драгон-Блю, - вздохнула девушка. Лэм в этот момент почему-то дёрнулся, - а еду я действительно к дяде в Торжище.
- И как же тебя отец отпустил? - недоверчиво спросил Лэм. - Одну, без сопровождающих, в такую даль?
- Ну, ничего же не должно было случиться. Он посадил меня на поезд, дал денег, сказал, что на станции надо нанять транспорт и добраться до этого города. Кто же знал, что все деньги украдут. А папенька предупреждал - не говорить со всякими встречными и деньги не упоминать, а я..., - тут Алиса горестно вздохнула.
- И все равно это очень странно.
- Постойте, грант, а кто это - Драгон-Блю? - вмешался в разговор мэстрэ Дэн.
- Вообще-то, это - фамилия довольно богатого и влиятельного олигарха из Лаборато, а эта юная лэри, как я понимаю, его дочь.
Вся компания дружно уставилась на Алису, и даже хомяк на минутку отвлекся от еды. Алиса утвердительно кивнула головой.
- И что нам с ней делать? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил мэстрэ Дэн.

elena

Алиса совсем сникла. Тай посмотрела на мужчин, покачала головой и с легким раздражением спросила:
- А молодых людей никто не учил, что голодной девушке сначала надо дать поесть, а уже потом устраивать допрос с пристрастием? Дан внимательное посмотрел на девочку и вздохнул.
- Да накормить - не проблема, но что делать дальше? Отправить тебя в Лаборато?
Алиса обиженно посмотрела на Дана и замотала головой.
- Я к дяде в Торжище еду.
- Торжище, - проговорил Дан. – В принципе, мы можем, конечно, возвратиться к озерам мимо этого городка….
Лика сердито посмотрела на Алису и подумала, что компания этой странной девчонки ее совершенно не устраивает. Только начали складываться какие-то приятельские отношения, только путешествие стало интересным, и сразу, пожалуйста, возись с этой малолеткой плаксивой…. И кот у нее лысый! Хотя и забавный.
- Ладно, это мы завтра решим, - сам себе ответил Дан. - А пока…
- А пока я собираюсь искупаться в ванной! - Тай посмотрела на Алису. - И отдохнуть. А ты, детка, сегодня будешь ночевать у меня.
- Только сначала расскажи про найденышей, - воспользовалась моментом Лика. - Ну, два - это Козявочка, три и четыре - Алиса и Чуд. А кто один?
- В прошлом году, уже по чернотропью, - начала рассказывать Тай. Но увидела недоумение в глазах слушателей и пояснила, - это время такое - осенью, когда листья уже облетели, а снег еще не лег. Я возвращалась домой и наткнулась на разоренное логово волков. Кто-то убил волчицу и щенков. Вот щенки были помесью волка и местного волкодава. У жителей Пристенков бытует поверье, что такие «переводняки» опасней и умней волков. Взрослые, несомненно. Но если щенки маленькие и вырастают среди людей, то лучшего друга и охранника найти трудно. А следопыты из них просто непревзойденные! Обычная собака не учует след под снегом или после дождя, а для метисов это хотя и трудно, но вполне возможно. Тот, кто убил трех только открывших глаза детенышей, был, несомненно, пришлым, – проводница презрительно фыркнула. - К счастью, четвертого щенка он не заметил под телом матери. Щенок остался на зиму здесь, в таверне. Назвали его просто Най, от найденыша. Сейчас ему восемь месяцев, и это очень умный паразит!
- Кто?!- удивился Кактус.
- Такой маленький и вредненький, - Тай явно забавлялась. - А ученые из-за Стены считают, что все болезни приносят паразиты…. Младший сын мамаши Хизер с ним подружился. Вот так и бегают везде вместе Варис и Най. Удивительно, но меня он тоже не забыл…
- Да, такой следопыт мне бы не помешал... - Задумчиво сказал Лэм. - А что? Помог бы искать древние поселения.
- И я с удовольствием взяла бы, - согласилась с ним Лика, - вот бы братья обзавидовались.
- Увы, такое случается редко, чтобы волкодав очаровал волчицу… - и вдруг Тай задумалась. - А это мысль! Нужно посмотреть внимательно, вдруг еще какую очарует

Алиса наелась и держала на руках сытого и разомлевшего Чуда. За столом сидеть уже было не зачем, да и народу заметно прибавилось. Все столы были уже заняты.
- Собери свои вещи, - обратилась Тай к Алисе, - и Олаф тебя проводит в мои комнаты. Он как раз туда идет. А Чуда давай я пока подержу. Ой, какой он горячий!

Чуд закатил от удовольствия глаза и вдруг громко заурчал. Тай подхватила его поудобнее и вышла на крыльцо. Вслед за ней вышел Лэм.
- Так что вы скажете, лэри? Вы согласны показать мне Пристенки и немного рассказать о них? И сколько это будет стоить?
- Что вы знаете об Алисе? - Тай невероятно смешил этот самоуверенный мальчишка
- Ну, насколько мне известно, …некая девица Драгон-Блю не появилась на церемонии представления к Императорскому двору, сказавшись больной. Хотя ее папенька, по слухам, оплатил все и потратил немало. А вот сама она сбежала из дома, или папенька ее услал ради каких-то своих целей…, – Лэм спокойно смотрел на Тай.
- Мы будем работать вместе, - серьезно ответила проводница. - Оплата… О ней поговорим в конце пути. Не волнуйтесь, она не будет чрезмерной! Здесь в Пристенках не задают много вопросов, но не любят откровенного вранья....
- Ах, лэри, а что такое правда? К примеру, если бы я сказал, что я - богатый олигарх и преследую негодяя - кто бы мне поверил? - насмешливо сощурился Лэм.
- Мы встречали в этих местах и особ императорской крови..., - Тай усмехнулась, обошла Лэма и взглянула на его профиль, - ладно, меня девочка ждет… До завтра! Только очень прошу, не упоминайте при мне, что вы этнограф!

Серая Волчи

Окрестности дома Кеон

Следующие два дня бега запомнились ей смутно. На очередной ночевке её удалось подстрелить какого-то пушистого зверька, напоминающего белку, только мельче и рыжую, и поужинать ею.
А к вечеру третьего дня она почувствовала, что Тропа начинает её отпускать. Это было, по меньшей мере, странно. Потому как ничего, похожего на город, поблизости не наблюдалось. Правда, шагах в ста она заметила довольно большой дом, окруженный каменным забором.
Недолго поколебавшись, Клиса подошла к ограде и попыталась заглянуть за забор.
- Уважаемый! Эй!– Она окликнула человека, который седлал лошадь по ту сторону ворот. – Вы меня слышите?
- Слышу. – Мужчина, вернее сказать, парень, крепивший в этот момент подпругу, хмуро зыркнул в её сторону. – Ещё одна. Развелось вас что-то, нелюдей. И всех в Пристенки тянет. Вареньем там, что ли, намазано?
Было похоже, что представителей других народов тут не очень жалуют, но конюх (скорее всего это был он) сказал что-то про то, что она «ещё одна» и вряд ли тут ходит много снегуров. Скорее всего, её отец был именно здесь, когда она ступила на Тропу.
- Не могли бы вы пояснить, что вы имели в виду, когда назвали меня ещё одной? Вы видели кого-то похожего на меня?
- Шастал тут ещё один. Тоже бледный, как простокваша, с синюшными губами.
Назвать благородный голубой оттенок губ и ногтей, которым так гордился Клан Белых Волков, синюшным мог только абсолютный невежа. Но Кли понимала, что обижаться в её положении, по крайней мере, глупо.
- А вы не подскажите, куда он ушел? Я ищу его.
- Вот уж дел у меня других нет, за нелюдями следить! – Парень сердито сплюнул. – Иди в Пристенках поищи. Там вас, уродов, много!
Поборов желание перемахнуть через забор и скрутить этого хама в рулетик, Кли кашлянула и переспросила.
- А в какой стороне эти Пристенки?
Вместо ответа конюх ткнул пальцем в сторону дороги, уходившей прямо от ворот усадьбы. Кли молча развернулась и пошла в указанном направлении. Ей следовало добраться до загадочных Пристенков как можно скорее. Иначе она будет вынуждена опять разговаривать с жителями этого странного места. А они, по всей видимости, не отличаются дружелюбием и излишками воспитания.
Хотя… она остановилась и обернулась.
- А как давно вы видели этого человека?
- Да что ж ты не уйдешь никак, а? Не видишь, тут приличные люди живут! Маги! А ты тут околачиваешься и весь пейзаж им портишь!
- И все таки… чем быстрее вы мне ответите, тем быстрее я уйду. И все будут довольны! – Кли уже не скрывала раздраженного рычания в своем голосе.
- Вот настырная! Вчера! Вчера утром я его видел. Довольна? Теперь проваливай отсюда!
Не утруждая себя словами благодарности, снегура развернулась и потопала в сторону дороги. Но на пол пути решила, что такое хамство не должно оставаться безнаказанным. И мелкий камушек, найденный ею в траве, метко угодил невоспитанному конюху прямо под коленку. От чего тот не удержался на ногах и шлепнулся прямо в результат лошадиного завтрака.
Когда он, наконец, поднялся, ненавистная ему нелюдь была уже точкой на фоне темнеющего горизонта.

Drakosha совместно с еленой

Алиса подхватила свою сумку, которую даже ещё не раскрыла и вышла на улицу. Недалеко стояли Тай и Лэм и что-то обсуждали. Чуд сонно мурчал на руках Тай, но, стоило ему увидеть Алису, как он требовательно мявкнул, намекая, что пора и честь знать, и направился к своей хозяйке.
Алиса ожидала, что они пойдут на второй этаж, а вместо этого ее сопровождающий направился вокруг дома.
- Эй, ты куда это меня ведешь? – с солидной долей подозрения спросила Алиса.
- Да, в общем-то, мы уже и пришли, - сказал мальчишка, открывая перед Алисой дверь с торца здания.
Алиса вошла внутрь и удивилась. Она никак не ожидала увидеть в таверне покрытые коврами полы, картины на стенах.
Спальня была большой, светлой и по-домашнему уютной. Уютной от множества мелочей: статуэтки, скатерти на маленьком столике у кровати, шкатулка с рисунком забавного зверька, ваза с засушенными цветами. Вещи, которые сами по себе ничего не представляют, но вот все вместе придают помещению тот самый уют, которого никогда не встретишь в простой таверне.
Она осторожно приоткрыла окно - прямо за ним был виден густой малинник, усыпанный ягодами.
- Ягод, что ли, поесть? Чуд, как ты насчёт небольшой прогулки?
Кот недовольно мявкнул, выражая своё явно отрицательное отношение к идее.
- Ну и ладно, пойдем, посмотри, что тут и как.
Кроме спальни была ещё одна комната, такая же уютная, на стенах висели картины, и Алиса принялась их с интересом рассматривать.
- А знаешь, Чуд, я не узнаю ни одного художника, а вот этот водопад, как ты думаешь, где он: у нас или здесь? Интересно, мы туда попадем? А море, как я хочу хоть разок побывать там.
«Надо сделать все, чтобы меня повезли в Торжище, а не отправили поездом домой, а там посмотрим. Вроде никто сильно не возмущался, кроме этого хомяка. Ну, надо же, он не хочет, чтобы мы с ними путешествовали. Чуд ему не угодил. Он, видите ли, боится проснуться съеденным. И вообще, с каких это пор хомяки разговаривают, да ещё и командуют? Наглые, жадные три килограмма шерсти».
Алиса возмущено выдохнула, раскладывая вещи на кровати.

«А Тай ничего, добрая и косичек много-много, так и хочется хоть за одну потрогать. Правда, большая такая, даже выше Леры. Как она там? Досталось ей, небось, по первое число. И мне достанется... Если поймают. Проводник… Интересно, как это, кого и куда она проводит? Вот придет она, обязательно спрошу. Может, и я могу научиться, тогда возвращаться совсем не придется.
А ещё этот, с клювом, какой подозрительный, все выспрашивает без конца. Грант...», - Алиса скривилась, как от кислого лимона, - «...не мог он оказаться кем-нибудь попроще? Он точно может лично знать папеньку, или быть знакомым с кем-то, кто его знает. Ой, как не хорошо-то. Надо держатся от него подальше и поаккуратней отвечать на его вопросы.
А Дан - ничего, симпатичный, только старый очень. Маг. Интересно, почему он главный, а не грант?»

Алиса спрятала деньги на дно сумки. После того, как хозяйка вернула половину из того, что она заплатила, их стало немного больше, она панически боялась их потерять. Алиса даже подумала, а не взять ли сумку в ванную? Но потом решила, что это уже слишком, и переложила кошель под матрас.

«Ух ты, Чуд, смотри, ванная, как дома, и даже пробка для слива есть», - Алиса осторожно сунула руку в воду, ожидая, что та будет если не холодная, то не теплее комнатной. – «Тёплая», - удивилась она.
- Чуд, мыться будешь? Вода горячая, - уточнила она, зная нелюбовь своего друга к холодной воде.
«А как же она греется?» - размышляла Алиса, забираясь в ванную. – «Ой, да она вся горячая снизу», - и она осторожно умостилась в ванной.
«А Лика эта такая высокомерная. Лика ви-Леар тар-Кеон», - явно передразнивая, пробормотала Алиса, - «и чего она взъелась на меня?»

-------------------------------------------

- Семь лет назад, - начала рассказывать Тай в ответ на вопросы, посыпавшиеся из Алисы, как горох из дырявого мешка, - когда я весной вернулась в Пристенки…. Да, зимую я не здесь. Мне рассказали, что старый трактир купила вдова с тремя сыновьями. Так я познакомилась с матушкой Хизер. Варис тогда был двухлетним карапузом. Когда она начала ремонт своей таверны, многие быстро поняли какой стальной характер у этой маленькой королевы! Да ты сама видела. Я предложила хозяйке сделать пристройку, которая будет принадлежать только мне. Конечно, за мои деньги. Теперь меня всегда ждет мой дом. Если зимой в метель гостиница переполнена, матушка Хизер селит сюда людей, но она умеет выбирать гостей! Иногда здесь живут мои родственники и их друзья. Конечно, я плачу за то, что мои комнаты содержат в чистоте. Хотя мы и дружим с Хизер, но дело есть дело.
- А ванна?
- А это совсем просто. Воду в моей ванной греют снаружи дома. Сама ванна вмазана в толстый слой глины, как в печь. И под ней горят дрова. Вода греется и не надо таскать горячую, и она не остывает так быстро..
-А…
-А теперь я мыться. Думаю, пока мы с тобой болтали, вода уже нагрелась, - и Тай скрылась в ванной.
Закутавшись в полотенце, Алиса сидела на кровати и пыталась высушить свою копну волос. Неожиданный стук в дверь заставил ее подпрыгнуть.
- Кто там?
- Можно? - услышала она. - Это я, Олаф, я провожал тебя до комнат. Хизер послала меня принести ведро холодной воды.
Конечно, Алиса предпочла бы спрятаться, но другой комнаты не было. Не в шкаф же залезать! Поэтому, осмотрев себя и решив, что ничего предосудительно не видно, сказала:
- Входи.
От неожиданности Олаф замер в дверях, и кончики ушей стали стремительно краснеть.
- Ну, чего стоишь? - немного резко спросила Алиса, - ты же воду нёс, вот и неси.
Мальчишка кивнул головой и, не отводя глаз от неё, подошёл к ванной.
- А ты уверен что тебе ..., - начала было Алиса, но дверь уже захлопнулась за его спиной.
- Судя по всему, не туда, - проговорила Алиса, услышав звучное бумс и сердитый голос Тай.
Олаф выскочил из ванной, держась за лоб, и за секунду исчез из комнаты.

Талинна

Как он вылетел из пристройки, Олаф не помнил.
Ну, почему ему так не повезло? Особенно с теми, кто был ему так интересен? Новые постояльцы сразу привлекли внимание парня. Во-первых — одна из них, высокая, необычной внешности, с удивительной прической и глазами, оказалась хозяйкой той самой пристройки, которую и убирал Олаф. Во-вторых, мужчина, светившийся синим, и его «золотая» спутница оказались магами. В-третьих, спутниками людей были Нелюди — говорящий хомяк, ужасный болтун и обжора, и малиновый пыжик. Парню больше всего хотелось увидеть именно пыжика, он очень любил этих милых малышей. Рядом с родной деревней Олафа был большой малинник, с его хозяйкой парень дружил и, всякий раз, когда приходил за ягодами, с удовольствием разговаривал. Но пыжика сразу отнесли в сад, а у Олафа не было ни минуты свободной, чтобы туда сбегать.
Пока гости обедали, он мотался вверх-вниз по лестнице, помогая стелить постели в комнатах наверху, потом нужно было помочь собраться старшим сыновьям хозяйки, отправлявшимся в окрестные села закупать продукты для таверны, потом он срочно понадобился на кухне.
Там его и застала Хизер, велевшая отнести в пристройку воды и чистые полотенца. В комнатке перед купальней оказалась молоденькая девушка, завернутая в большое полотенце, которая начала ему что-то говорить. Ошалевший от увиденного, Олаф не дослушал её, шагнул в купальню и ….
Если бы Олаф бывал в пристройке часто, а не второй раз в жизни, он бы запомнил, что в комнату ведут две ступени! Не споткнулся на них, и, в результате, не забыл постучаться. И тогда бы ничего такого не случилось.
А так… он быстро открыл дверь, шагнул, стараясь не расплескать воду в ведре, оступился, почти съехал на жестких подошвах по ступеням и оказался нос к носу с совершенно раздетой хозяйкой пристройки.
- А-а-а-х! Изви... - начал мгновенно покрасневший Олаф, стараясь совладать и с ногами, и с ведром, и собственными глазами. Его не дослушали так же, как он только что не выслушал девушку в соседней комнате.
- Ты! Наглый мальчишка! - громкий возмущенный вопль Тай закончился для парня звонким щелчком по лбу. К несчастью, в руках у неё был медный ковшик для воды. Удар был не болезненным, но звонким и оттого особенно обидным.
И теперь Олаф стоял в кухне у стены и изо всех сил старался сдержать слёзы.
- Болван, невежа! Хорош, нечего сказать! - бормотал он. - Отличился! Вломился без стука, как недотепа деревенская!

- Олаф! - зов Хизер застал парня врасплох. - Подойди-ка сюда.
Парень с опаской заглянул в кабинет хозяйки. Хизер стояла у высокой конторки и, недовольно морщась, читала какой-то листок.
– Послушай, сыновья уехали... - хозяйка отложила листок, посмотрела на Олафа и улыбнулась. Тот сразу же покраснел: понятно, опытный взгляд сразу увидел и шишку на его лбу, и смущенный вид паренька. - Что, вошел без стука?
– Ага! - шмыгнул носом Олаф. - Я забыл про ступени...
- Ну, я думаю, Тай не будет на тебя долго сердиться. Она нынче добрая. Но в следующий раз обязательно стучись. Иногда она бывает очень сердитой и вот тогда — опасной. Но я тебя не за этим позвала. Вот кто-то мне записочку подкинул, что таверну собираются почистить…
- Почистить? - удивился Олаф. - Это обокрасть, что-ли?
- Да! Правда я в это верю мало, не думаю, чтоб кто-то из Бэмца решится на такое, - Хизер потерла лоб рукой. - Но, давай-ка мы с тобой все же поостережемся. Гости у нас уж больно интересные, маги, богатеи, да и у Тай есть кое-чем поживиться... Правда, я очень бы хотела посмотреть на того, кто к ней сунется! Люблю, когда она сердится по делу! Такая шумная бывает!
Парень представил себе грозную Тай и поежился.
- Так что, давай-ка, дружок, закрой все окна, особенно в пустых комнатах. Проверь — заперта ли задняя калитка и двери в конюшне. Ах, как не вовремя... - Хизер подошла к окну, - как не вовремя уехали сыновья....
- Хозяйка, вы не переживайте! Ну, кто, в самом деле, рискнет влезть к вам? - Олаф протянул руку, но так и не дотронулся до женщины. - Все знают, что вы....
- Видать, не все, - Хизер повернулась к нему. - Ты сегодня наверх не уходи. Посиди ночь в большом зале, там, где касса. Не то, что я боюсь вора, но кассу лучше посторожить. Просто так мне спокойней будет. Сможешь ночь не спать?
- А как же! - парень выпрямил плечи и задрал подбородок. - Я могу, конечно!
- А завтра отоспишься, - хозяйка коснулась ладонью шишки на лбу Олафа. - Повязку одень, и ничего не будет видно. И болеть меньше будет.
- Да и не больно совсем, - насупился тот, - обидно! По собственной глупости по лбу ковшом получил! Но какая она красивая! - последние слова вырвались неожиданно для него самого.
-Да, Тай очень красива, она умна и по-умному добра, - глаза Хизер смеялись, но тон был серьёзным. - Жаль, что ваше знакомство началось с недоразумения.

Олаф устроился за стойкой, на удобном кресле из кабинета Хизер. Слева, под широкой деревянной доской стойки спрятался металлический ящик кассы.
- Ты, если спать захочешь, встань, походи, попрыгай — ты умеешь это делать неслышно, помаши руками, - Хизер говорила тихо, так, чтобы её слышал только он. - Я тебе кувшин с водой тут поставлю — и попить, и умыться, если засыпать начнешь.
- Не, я не засну, - Олаф был очень горд доверием хозяйки. - Я не засну!

Алька совместно с попутчиком

- Мэстрэ Дан, можно вас на пару слов? – Лика, светски улыбаясь, поднялась из-за стола. – Грант Лэм, вы ведь не возражаете?
- Конечно, нет, лэри, - тон «этнографа» почему-то напомнил любимых дядюшек.
Девушка ухватила сопровождающего за рукав и потащила подальше от столика. Кактус буквально на ходу запрыгнул на руки хозяину и гордо огляделся – видел ли кто-нибудь его подвиг? Увы, рукоплещущей толпы вокруг не наблюдалось, и оставшийся безвестным герой, сопя, полез на свое законное место на плече Дана.
- Мэстрэ, - Анликка смотрела почему-то на Тусика. – Скажите, а нам очень нужны эти… ну, найденыши? В конце концов, Тай может помочь найти проводника гранту Лэму, а Алисе наймем карету и отправим, куда там ей надо?
- Знаешь, дорога – она, - Дан задумался и чему-то улыбнулся, - она подкидывает самые разные встречи, и никогда не знаешь, чем они обернутся. Нет, мы, конечно, сами выбираем свой путь, но вот кого мы встретим на этом пути… С кем- то случайно встретимся на перекрестке, чтобы навсегда разойтись, с кем-то идем рядом, и вдруг – резкий поворот - и человек уходит, а ты только потом замечаешь, что он изменил в тебе что-то… А иногда случайная тропинка приводит тебя к людям, от которых не хочется уходить..
Не бывает случайных встреч на дороге, каждая встреча что-то меняет в тебе… И каждая дорога ведет к новому знанию.. Вот мы с тобой шли к озеру, и случайно завернули в малинник. А оттуда дорога привела сюда.. Значит, эта встреча нам зачем-то нужна..
- Хватил философствовать, - Кактус отыскал в капюшоне Дана припрятанный на черный день орех, обнюхал, засунул его за щеку и добавил, - Лика, жизнь – это очень просто. Надо брать все, что она дает. Будь то орехи или попутчики…
- С орехами проще – они хоть не разговаривают, - заметила девушка и сонно потерла глаза. – Ладно, пойду я спать, наверное… Тусик, хочешь со мной?
- Предложение, конечно, лестное, - хомяк поклонился, - но мне еще за хозяином присматривать надо. А то напьется, буянить будет…
- Когда это я напивался?! – осадил фамилиара Дан.
- Вот как сейчас помню… - закатил глаза хомяк, и маг поспешно перебил его:
- Спокойной ночи, Лика! Во сколько тебя будить?
- Я сама проснусь, - пообещала девушка. – А во сколько надо?
- Ну… утром.
- Точно проснусь, - кивнула Лика и побежала вверх по лестнице.
Кактус задумчиво царапнул ухо хозяина:
- Знаешь, а насчет попутчиков девочка в чем-то права. Вот кот мне, например, точно не нравится!

Анликка зашла в доставшуюся ей комнату, осмотрелась и удрученно вздохнула. Да уж, это вам не фамильный замок! В маленькой комнате стояла кровать, небольшой столик и такой же небольшой шкаф. Лика сморщила носик. Однако.. Три свечи из дорогого воска, освещали снежно белые льняные простыни. На закрытом окне висели шторы в цвет стен. Лика взяла подсвечник и подняла его повыше. На стене обнаружилось три узкие картины с пейзажами. Туманное утро над озером.
- Н-да, - девушка швырнула сумку на покрывало и плюхнулась рядом. – Хочу домой!
Ответа, разумеется, не последовало.
«Мне не нравится эта комната, этот трактир и эти демоны! – думала Лика, расчесываясь. – Понаехали тут! Сидели бы у себя в Демо, дрессировали свои паровозы! Хотя кот забавный.. Нет, он все равно разговаривать не умеет!
Вот сделать бы так, чтобы они сами не захотели с нами путешествовать! Лилиан бы справилась, - от нее даже муж почти сбежал, а я не умею... Не моя специализация!»
Покопавшись в сумке, девушка вытащила на свет кошелечек, состоящий из нескольких отделений, и вытряхнула на одеяло горку сверкающих безделушек. Правда, безделушками они были только для человека несведущего. Любой маг понял бы, что перед ним артефакты, причем штучной работы и заоблачной цены. Ну, а для Лики это были привычные с детства подарки многочисленных дядюшек и тетушек.
Девушка выбрала из общей кучи шарик из отполированного зеленого камня, и тот засветился в ее руках теплым золотистым светом.
- Ну вот, хоть чуть-чуть похоже на дом, - отметила Лика, задула свечи и начала старательно укладывать артефакты обратно в футляр, соблюдая заученные за много лет правила по сочетанию стихий. В стороне осталось только одно кольцо довольно безвкусного вида.
- Опять я его забыла! Ладно, завтра уберу! – решила мэстрэя, которой было лень начинать все сначала, и забросила кольцо в косметичку, лежащую рядом на столике.
Потом она запихала сумку под кровать, сжала светящийся камень в ладони, и комната погрузилась в темноту.
__________________
Если Вам кажется, что у меня опустились руки - вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой...
(c)
Талинна вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:02   #11
Талинна
Модератор
 
Аватар для Талинна
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 1,095
По умолчанию

Luxoria

Кусты были мокрые после вчерашней грозы и царапались, как десяток бешеных кошек. Интересно, Хизер специально посадила здесь такие колючки? Спору нет, выглядят симпатично – особенно сейчас, в конце липня. Среди буйной зелени ярко-желтая листва смотрится экзотично и привлекает внимание. Но ведь колется, зараза!
В другое время Астра ни за что бы не выбрала себе такое приметное укрытие, но сейчас она совсем не боялась быть обнаруженной каким-нибудь ботаником-любителем. Небо с каждой минутой становилось все чернее. Поднимался нешуточный ветер. Откуда-то издали слышался глухой рокот. Астра с улыбкой наблюдала, как торопятся в уютное тепло таверны запоздалые путники. Сегодня здесь будет, чем поживиться.
Девочка хихикнула. Ей нравился спектакль, который разыгрывали перед ней последние полчаса. И нравилось чувствовать себя его режиссером. Как же они забегали после ее записки! По двору, как угорелый, носился мальчишка со странными волосами, закрывая ставни на всех окнах. Тревожно выглядывала из приоткрытой двери сама матушка Хизер, осматривая окрестности.
Старайтесь, дорогие, старайтесь! Сегодня вам будет оказана великая честь – вас навестит сама Дикая Астра! Конечно, вряд ли вы о ней слышали. Очень хорошо, что не слышали! И близко знакомиться, пожалуй, не стоит. А вот делиться нужно. Бэмц – очень доходное место. Здесь вертится много денег, много товаров, много богатых людей. А это не хорошо! Круговорот денег в природе должен соблюдаться неукоснительно, значит, сегодня вам придется расстаться с некой их частью.
Таверна затихла. Мальчик последний раз выглянул из двери, огляделся и нырнул обратно в тепло. Звякнул замок, послышался шорох задвигаемого засова. Астра мрачно кивнула самой себе. Все правильно… Они вправе защищаться, и Астра не собиралась им мешать. Пусть попробуют, она не против. Так по крайней мере будет честно… Если есть такое понятие, как «честность», в той профессии, что она себе выбрала. Она, конечно, не святая, но уж какая есть. И так сойдет для сельской местности.
Астра потерла урчащий от голода живот. Продукты закончились еще утром, но желудок продолжал требовать и требовать. Можно, конечно, вылезти из укрытия, сбегать на рынок и купить парочку пирожков… Но вряд ли там еще остался кто-либо из торговцев – погода всех разогнала по домам. Да и Хизер, вопреки ожиданиям, может позвать порядочников, чтобы устроили засаду у дверей – а такие сюрпризы никому не нужны. Лучше уж подежурить здесь несколько лишних часов… Тогда, пожалуй, о еде пока лучше не думать. И не забыть сегодня пополнить припасы в местной кладовке.
Ну, сколько можно ждать? Вот уже зажегся свет в окошках на втором этаже, вот уже и они гаснут одно за другим, а в общей комнате внизу все еще светло! Неужели они так испугались угрозы? Обычно на такие записки хозяева постоялых дворов реагируют мало. Слишком много у них недругов, способных так подшутить. Да и постояльцев тревожить незачем. А тут чего? Восприняли всерьез и готовят таверну к обороне?
Представив себе того самого белобрысого мальчишку с тяжелой двустволкой на плече, выглядывающего из-за баррикады из стульев и столов, Астра снова захихикала. Желудок отозвался недовольным бурчанием. Вот же гадство! А если он забурчит там, в таверне, когда нужно двигаться абсолютно бесшумно? Потерпи, потерпи еще немного. Сегодня у нас будет хорошая добыча. Можно будет попировать вволю! Но сначала – дело…
Вот оно! Свет, пробивающийся сквозь закрытые ставни зала, становился все мягче и тусклее. Должно быть, постепенно затухает огонь в камине. Значит, уже скоро.
Астра неловко выползла из куста. От долгого лежания ноги затекли и плохо слушались. На цыпочках по мягкой земле подобраться к террасе – дело нескольких секунд. Никто ничего не услышал, трава пружинит под ногами, словно ковер. Осторожно заглянуть в щелку между досками ставень, проверяя, уснул ли неугомонный мальчишка.
Ну, ты посмотри! До сих пор не спит! Сидит и мечтательно пялится в потолок с блаженной улыбкой на лице. Ну что ж, подождали час – подождем и другой! Не впервой.
Желудок печально заурчал, выражая отношение к этому решению. Небо над головой давило на плечи угольной чернотой.

Талинна

Первые два часа своего дежурства Олаф был начеку. Он прислушивался к шуму шагов в верхних комнатах, к болтовне прибирающихся на кухне служанок, ворчанию повара. Поначалу он вздрагивал и настороженно поворачивался на каждых шорох. Но таверна понемногу замирала, готовясь ко сну, только слышался далекий рокот приближающейся грозы.
Дом затих. Погасла тоненькая полоска света, пробивавшаяся из-под двери хозяйки Хизер.
За стенами таверны шумел ветер. Олаф, опустив голову на сложенные руки, задумчиво смотрел на огонек масляного светильника. Он вспоминал подслушанный вечером разговор Хизер и того постояльца, которого привела Тай.
Весь вечер тот периодически поглядывал на Олафа, а перед уходом обратился к Хизер:
-Скажите, лэри, а откуда этот мальчик с такой странной прической?
- Олаф? Он местный, из Пристенков. Маленькое село у границ Заповедного леса, – помолчав мгновенье, ответила Хизер. – А волосы? У нас тут встречаются разные люди. И не только люди.
- Ну-ну. – Постоялец проводил взглядом тащившего ставень Олафа и ушел в свою комнату.
Олафа не обидел и не удивил интерес незнакомца. За время своей жизни в Бэмце он не раз ловил на себе удивленные взгляды, еще бы, парень с белыми волосами до середины спины и двумя черными прядями на висках! Несмотря на то, что в Пристенках можно было встретить кого угодно, таких, как он, в Бэмце не видели.
На улице снова завыл ветер.
- Почти как волки воют! – поежился Олаф, - ну и погодка нынче!
Он повозился в кресле и опять вспомнил свой сегодняшний конфуз. И надо же ему было так влипнуть! Самое печальное – Тай подумает о нем, как о недотепе, не способном устоять на ногах.
Но, представив перед собой разъяренную проводницу, Олаф мечтательно улыбнулся. Какая она все-таки красивая! Он вдруг припомнил, как они с мальчишками подглядывали за купающимися девчатами. Да, весело было, особенно когда их заметили! Как они тогда визжали, дурехи деревенские! Подумаешь, цацы! Вот то ли дело Тай!
- Извините, пожалуйста! – произнес вдруг кто-то рядом с Олафом. Он удивленно завертел головой. На широкой стойке прямо перед ним устроился … таракан. Но какой! Большой, черный и в палец ростом!
- Вы не будете драться? – тихо поинтересовался таракан. – Визжать, шуметь?
Озадаченный Олаф покачал головой. Нет, за время, проведенное в Бэмце, он встречал разных удивительных людей и существ, но вот говорящих тараканов ни разу не видел.
- Нет, визжать и драться я не буду. А ты кто? – Олаф пригнулся, стараясь рассмотреть получше своего невиданного собеседника.
- Я – Джобуш, таракан разумный, говорящий. Социальный статус - шестой агитатор великого Жир-Юща! – не очень понятно выпалил тот тоненьким голоском.
- Кто, кто? И что это за Жир-Ющ такой?
- Опять… - таракан заметно пригорюнился и сел, точь-в-точь как человек, вытянув вперед задние лапки.
- Что – опять? – удивился Олаф. Таракан был очень забавным, а опыт жителя Пристенков подсказывал парню, что не стоит делать резких движений и повышать голос. И еще – если внимательно выслушать собеседника, каким чудным он бы не казался, то вреда не будет, а вот польза – несомненно.
- Опять объяснять, - пояснил таракан. Его голосок хоть и был звонким, но звучал устало и как-то надтреснуто.
– Устал я уже. Старенький я, - совсем загрустил таракан. – Ну, хорошо, слушай – мы, разумные говорящие тараканы живем здесь, в таверне уже несколько поколений и…
- Погоди-ка, а хозяйка Хизер знает о вас? – остановил таракана Олаф. – Ну, про то, что вы живете здесь?
- Хозяйка знает. И не перебивай меня! – почти взвизгнул Джобуш. – Говорю тебе, громадина бестолковая, я старенький. И устал. И очень кушать хочется, - последние слова таракан почти прошептал.
- Извини, я не буду больше, - Олафу стало жаль усталого таракана, – продолжай.
- А у тебя поесть ничего нет? – с надеждой спросил тот.
- А что ты ешь?
- Все! Но сейчас мне очень нужно что-нибудь сладкое, - Джобуш вскочил на задние лапки и прытко подбежал к краю доски. – Я проделал далекий путь! С чердака!
Олаф посмотрел под стойкой, где Хизер держала в коробочке леденцы для детей постояльцев. Но, как назло, коробка была пустая, только на дне поблескивало немного сладкой крошки.
- Вот, все что здесь есть, - показал Олаф таракану.
- О! Мне хватит! Ты - мой спаситель! – Джобуш подбежал к коробочке и, усевшись возле нее, ухватил лапками леденцовые осколки.
- Такие длительные физические усилия отнимают много энергии, - невнятно бормотал таракан, похрустывая крошками.
- А ты не можешь говорить попонятнее? – поинтересовался Олаф.
- Положение обязывает меня говорить так, – таракан покончил с едой и старательно отряхивал лапки. – Я ведь агитатор, и мне нужно говорить много умных и ученых слов.
- А что значит – агитатор?
- А не знаю, - вдруг развеселился Джобуш. – Вот знаю, что я – агитатор, а кто это и зачем – не ведаю! Ик! Ой! Ик, ик…
Олаф рассмеялся – так забавно выглядел его ночной собеседник.
- Тебе смешно! – немедленно обиделся тот, - А я икаю!
- Иди-ка ты сюда, - и Олаф плеснул воды из кувшина прямо на стол и поставил рядом с лужицей икающего агитатора. Таракан жадно принялся пить.
- Послушай, - оторвавшись от воды, произнес Джобуш. – А ты не мог бы… Немного, я ведь прошу немного – только деткам!
И таракан вдруг опустился перед Олафом на все лапки и низко склонил голову.
- Ты чего? – удивился тот – Еще сладкого?
- Еды! Дай мне еды! Вернее не мне, а деткам! Мы хорошо живем, хвала председателю Жир-Ющу, но вот еды – мало, – Джобуш приподнялся и замахал передними лапками. – У нас нынче деток много появилось, и охотники не могут накормить всех. Ну, пожалуйста, чего тебе стоит?!
Шестой тараканий агитатор выглядел таким несчастным, что парню стало жалко и его, и голодных детишек. Он задумался – для того, чтобы собрать таракану еды, нужно было уйти от стойки, а ведь его, Олафа, поставили дежурить. С другой стороны – таверна заперта, да и кухня вот она, рядом. Да и навряд ли кто-то решится забраться в таверну самой Хизер. И Олаф, решительно тряхнув головой, сгреб таракана и отправился на кухню. Там, к восторгу Джобуша, ему удалось намести со стола почти полную горсть хлебных крошек, а в миске оказалась яблочная кожура.
- О, добрый человек, - почти пел Джобуш, бегая вокруг кучки из крошек, - это все нам? Благодарность моя не знает границ. Пусть славится председатель Жир-Ющ, и пусть сгинут эти подвальные самозванцы!
-Какие такие подвальные? - удивился Олаф.
- Да есть тут всякие, тоже разумными прикидываются! – пробурчал Джобуш. - Но как я это все дотащу до чердака?
Олаф решительно стряхнул крошки в миску и, ухватив таракана, направился на чердак.

Мальчик спустился вниз минут через десять. Он посмеивался, вспоминая увиденное на чердаке: председатель Жир-Ющ оказался старым, почти седым тараканом, а остальные члены партии с таким восторгом приняли принесенную еду, что Олафу стало неловко. Ему практически пришлось сбежать от потока благодарственных слов председателя и остальных тараканов.
Парень сел в кресло и устало потянулся. День был маятным, и он очень устал. Таверна спала, везде было тихо и темно. Олаф откинул голову на спинку и задумался. Но усталость взяла своё – мысли начали путаться и расплываться. Огонек светильника стал тихо таять.
- Надо же – разумные тараканы! - пробормотал Олаф и крепко уснул.

Luxoria

- Да этот мальчишка просто издевается! – бурчала себе под нос Астра, притоптывая на месте. Ветер поднялся такой, что продувал до самых костей. Куртка помогала мало, и девочка начала ощутимо мерзнуть.
Время шло, а светловолосый паренек все сидел, думая о чем-то своем, и совершенно не собирался засыпать. Вдруг он резко поднял голову и уставился на что-то прямо перед собой. Астре было плохо видно, что случилось, но мальчик явно с кем-то разговаривал. То ли этот кто-то был невидимым, то ли просто очень маленьким, то ли у белобрысого не все дома и он любит поговорить с умным человеком.
Следующие манипуляции мальчика повергли Астру в полное недоумение. И зачем, спрашивается, ему понадобилось вытряхивать крошки из конфетной коробки и разливать по стойке воду? Точно, малец немного не в себе…
О! Пошел куда-то! И все еще продолжает с кем-то разговаривать… Интересно, как долго его не будет? Может, попробовать пока отпереть ставни и дверь террасы?
Замок на ставнях был простой, амбарный. И правильно! Зачем на ставни ставить другие замки? Их открывать замучаешься, а так все удобства для дорогих посетителей… На двери замок посложнее, хоть и не ясно зачем. Дверь наполовину стеклянная – грабители понаглее просто выбьют стекло и не станут возиться. Это Астра по доброте душевной старается намусорить по минимуму, чтобы облегчить хозяевам жизнь. Вон, даже ноги вытерла, чтобы не наследить!
Путь в таверну был открыт, и мальчика все еще не было. Астра быстро просочилась внутрь, прикрыв ставни и плотно закрыв за собой дверь. Бесшумной молнией подлетев к коридору, в котором скрылся мальчик, она прислушалась. Кто-то возился на кухне, что-то таская и с кем-то тихо переговариваясь. Отлично! Значит, есть время осмотреться…
Большой зал, столы, накрытые аккуратными скатертями, почти потухший камин и небольшая стойка – похоже, рабочее место того самого мальчишки. А вот и касса… Ну-ка, что у нас тут за замочек? Надо же – такое дорогое заведение, а замок самый обыкновенный! Что, не хватило деньжат купить на Большом рынке у Ворот новомодный кодовый? С этим последним словом техники Астра бы не справилась. А так… сами виноваты.
Девочка показала сейфу язык и вытащила из кармашков на поясе несколько отмычек. Отменных, заговоренных от шума и очень дорогих. Такие открывали любой замок абсолютно бесшумно, без звона и металлического скрежета. Специалисты-маги из Обменника знают свое дело…
Повозиться несколько невозможно долгих секунд, и дверца открыта. Астра прислушалась – мальчишка по-прежнему гремел посудой на кухне. Может, ему поесть приспичило? Ну и молодчина! Приятного аппетита! Пусть продолжает в том же духе! Кто бы мог подумать, что он окажет такую неоценимую помощь в ее многотрудном деле?
Ну, и какой у нас сегодня улов? Нда… не сказать, чтобы слишком густо. Но, чем богаты…
Распихав несколько золотых и пару десятков серебряных монет в тугие карманы на поясе, чтобы не звенели, Астра аккуратно закрыла сейф. Замок мягко щелкнул, сейф снова выглядел нетронутым и надежным.
На кухне послышался топот. Девочка насторожилась, но звук шагов ушел куда-то вверх – должно быть на чердак. Туда ему и дорога! Не будет мешаться под ногами…
Астра неслышной тенью скользнула к лестнице. Если ступать возле самой стены, ступеньки почти никогда не скрипят. А здесь еще для большей мягкости шагов постелили ковровую дорожку. Сразу видно, что заведение дорогое и респектабельное - до чего заботливые хозяева!
Ноги тонули в ворсе ковра, мягкая кожаная подошва сапожек делала движение абсолютно неслышным. Астра улыбнулась про себя – пока все складывалось даже лучше, чем она смела надеяться. Интересно, а двери здесь тоже с новенькими, хорошо смазанными замками и петлями?
Замки были еще проще, чем на сейфе. Астра такие открывала с закрытыми глазами. Дверь даже не скрипнула, открываясь. Глаза привыкли к темноте и могли рассмотреть очертания предметов. Вон кровать со спящим в ней человеком, стол возле окна, на отодвинутый стул небрежно брошена куртка, открытая сумка стоит рядом… Девушка приоткрыла дверь еще шире, готовясь скользнуть внутрь, но тут что-то шевельнулось на кровати, в ногах у человека. Собака? Кошка? Нет, вроде бы что-то поменьше… Выяснять, что за странная живность поселилась в таверне, Астра не стала. Быстро закрыв дверь, она отошла подальше от опасного номера. Похоже, животное ее не заметило и даже не проснулось, но соваться обратно небезопасно. Зверюхи обычно очень чутко спят и имеют дурацкую привычку поднимать шум из-за ерунды. Ну, мало ли, кто решил заглянуть в номер посреди ночи? Может, это хозяйка решила подоткнуть постояльцу одеяло?
В следующей комнате животных не было. Астра выдохнула с облегчением и протиснулась внутрь. Здесь, похоже, живет женщина. Вещи сложены на стуле почти аккуратно, дорожная куртка висит там, где ей положено – на вешалке возле двери. Сумка под кроватью… а вот это уже нехорошо. Лезть туда рискованно – постоялица может проснуться. Женщины в этом плане не хуже животных – тоже спят беспокойно и любят повопить. Может, ну ее, эту сумку?
Уже совсем развернувшись к двери, девочка заметила на столе какой-то предмет. Кошелек? Не может быть! Кто же бросает кошелек на самом виду, да еще и перед раскрытым окном? Только полный идиот или кто-то совершенно непуганый… Ну, да ладно, не ей жаловаться, что добыча сама плывет в руки.
Убрав находку в сумку, Астра снова шагнула к двери. Посмотреть, что там, можно будет и позже. К тому же, зачем звенеть монетами прямо над ухом хозяйки номера и испытавать на прочность ее нервы и гостеприимство? Пора и честь знать…
В этой комнате больше делать нечего, но стоит ли идти в другие? Касса и кошелек, сколько бы денег в нем ни было – это уже неплохой улов. Можно спокойно жить в Обменнике пару недель и не думать ни о чем… Или все же попытать удачу еще раз?
«Ладно, я только одним глазком гляну и все! – решила девочка и кивнула сама себе. – Если там не будет ничего стоящего, значит, не судьба!»
Так и вышло. Следующий по коридору номер тоже занимал мужчина. Он мирно спал на кровати лицом к двери. Астра замерла, прислушиваясь к звукам его дыхания. Вроде бы, не думает просыпаться. Но толку-то? Сумки не видно – наверное, тоже убрал под кровать или в шкаф, в дверце которого торчит маленький ключик. Попробовать подкрасться к шкафу? Зачем так рисковать? Если мужчина проснется, не миновать встречи с порядочниками, а это уже совсем ни к чему. Особенно сейчас, когда монеты из кассы приятно оттягивают пояс. Нужно уходить…
И тут Астра застыла в нерешительности. А как именно уходить? Что, если ненормальный мальчишка уже вернулся и снова сидит на посту? Может, конечно, он все-таки умаялся и уснул – так еще можно попытаться уйти незамеченной. А если он снова мечтает или разговаривает сам с собой? Тогда мимо него не пройдешь, и придется сидеть в каком-нибудь углу, рискуя быть пойманной кем-то из проснувшихся постояльцев. Что остается? Через окно? В этом номере оно как раз открыто, и ветер треплет белые занавески. Можно воспользоваться случаем… Правда, это второй этаж…
Астра подошла поближе к окну и выглянула наружу. Ну, надо же! Вот это удача! Окно выходит прямо на крышу террасы! Взобраться на нее и спуститься по одной из опор – это не составит для девочки особого труда. А чтобы не разбудить спящего лэра – зачем портить человеку сон? – можно залезть на стул, и уже с него…
Так, а что это у нас на стуле? Сюртук, причем из очень дорогой и добротной ткани. С карманами, в которых лежит что-то плотное, на ощупь похожее на полное бумажник. И что же хранят в портмоне богатые лэры?.. Любовные письма поклонниц или что посущественнее? Можно, правда, и бумажник забрать не глядя, но зачем ей чужие письма? А мужчина расстроится… Бумажки можно и просмотреть предварительно – не зазвенят и шума не поднимут.
Девочка еле сдержалась, чтобы не присвистнуть! Нет, сегодня Санта-Болта явно решил осветить своей милостью маленькую бедную Астрочку! На что она точно не рассчитывала, так это наткнуться на ассигнации здесь, в Бэмце! Да она теперь богата! Можно даже будет бросить это ремесло, снять квартирку в Магнолиуме, давать уроки игры на фортепиано….
Астра так размечталась, что резкая боль заставила ее приглушенно вскрикнуть. Маленькая острая булавка воткнулась ей в руку, когда она слишком сильно сжала воротник сюртука. Машинально рванув зловредную вещицу, Астра присела и затаилась возле окна. Мужчина на кровати пошевелился, что-то пробормотал во сне и снова затих.
Девочка сидела, не шевелясь, пока дыхание человека не выровнялось. С максимально возможной скоростью при необходимости соблюдать полнейшую тишину Астра перемахнула через подоконник. Неслышно пробежаться по покатой крыше, съехать по опорному столбу – и вот она уже на земле. Сердце стучит, как сумасшедшее, но на лице довольная улыбка, которую не могут стереть даже первые капли начинающегося дождя. Теперь обогнуть таверну, свернуть на тропинку возле малинника и взять курс на темнеющий невдалеке лес.
Спрятавшись поглубже в капюшон куртки, Астра двигалась все дальше и дальше от таверны. Ноги, привычные к быстрому бегу, слушаются легко – они не раз выручали и сейчас не подведут. А там… найти укрытие и спокойно дождаться утра. Сообщник-дождь смоет все следы, и ни один порядочник не сможет найти ее в обширных лесах Пристенков.
Астра бежала, прислушиваясь к грозным раскатам грома и не менее грозному урчанию в животе. Еды раздобыть не удалось, но это уже мелочи. Голодать ей тоже было не впервой, переживет. Зато впереди ждала новая жизнь, и к ней девочка готова была бежать хоть всю ночь.
Под сомкнувшимися кронами Астра остановилась и отдышалась. И только сейчас заметила, что все еще крепко сжимает что-то в кулаке. Разжав пальцы, она уставилась на случайный трофей. На ее ладони поблескивала серебром маленькая брошка в виде летящей чайки.

Agdaha

Новое место обитания Козявочка изучала долго и с особым пристрастием. Как-никак, ей предстояло жить там весьма и весьма долгое время. И хотя до этого момента ни один пыжик не переходил добровольно на работу в садах людей… но Тетушка Хизер так радовалась, увидев Козявочку, принесла столько мягких тряпочек и перышек для утепления норки, угостила такой вкусной булочкой, что та доверилась ей целиком и полностью.
Козявочка прошлась по своим новым «владениям», собрала жуков с кустов и подкормила гнездящихся там малиновок. Вот и хозяйство, все не скучно будет…
А вот малина у трактира была неважной… это Козявочка определила сразу! Мелкая и чахлая (хоть и сладкая), будто никто за ней не ухаживал толком.
Козявочка отряхнула с лапок пыль, убедилась, что никто не подсматривает за ней, и принялась за работу…
Казалось, что пыжик просто ходит, посвистывая, среди кустов, но когда она поглаживала и поправляла тоненькие веточки, там, где они были сломаны или погрызаны жуками, нарастала свежая кора, а то и листочки… Козявочка иногда встряхивала одну-две веточки, и с них сыпались на землю малиновые жуки, тля и муравьи… их Козявочка старательно втаптывала в землю… а малина, под посвистывание пыжика, оживала буквально на глазах, тянула вверх свежие побеги и зеленела свежей листвой. Казалось, что вот-вот кусты покроются ягодой, но на это Козявочке требовалось больше времени…
А небо снова начало затягивать тучами. Пыжик выбрала самое укромное место в саду, опять же, под корнями старой яблони, и принялась готовить нору: сначала выгребла оттуда весь мусор, подмела землю пучком травы, настелила тряпочек и потом уже смастерила себе уютную перину…
Собиралась гроза, но сегодня ее можно было не бояться. Козявочка, закопавшись в теплую постель, сонно смотрела, как под порывами ветра пригибается трава…
Пыжик уже начала клевать носом, когда рядом с ней раздалось деликатное покашливание. Козявочка встрепенулась и огляделась по сторонам. Никого не было. Кашель повторился, и кто-то тоненьким голосом сказал:
- Я здесь, на земле…
Козявочка опустила глаза и увидела крепенького, раза в два больше желудя, рыжего с черной полоской на спине, неизвестного жука с залихватски закрученными вверх усами.
- Ты кто такой? – заморгала она, прогоняя остатки сна.
- Я – Луи, сударыня! – пропищал тот, явно намереваясь приложиться мордой к лапке пыжика. – Прошу простить меня за беспокойство, но я решил познакомиться с соседкой поближе…
Жук таки потыкался носом в лапку Козявочки, со словами «Шарман, шаррррман… очарован…»
- Знаете ли, я прогуливался тут рядом, когда вы колдовали над малиной, - продолжал он.
- Я не колдовала, - засмущавшись, перебила его та. – Я насвистывала малине песенку… она от нее растет лучшей…
- О, это и есть настоящее колдовство! – пропищал Луи. – Ах, как было бы здорово, если бы такая очаровательная колдунья, как вы, присоединилась к нам!..
- А к вам, это к кому? – переспросила «очаровательная колдунья».
- К нам - это к партии Гордых Тараканов! Мы - за мир во всем мире, за свободу и равенство тараканов и людей, и за то, чтоб нас прекратили уничтожать и унижать!
Козявочка не поняла половины услышанного, но про мир во всем мире ей понравилось.
- Когда-то давно наш далекий предок жил в лаборатории великого мага! – вдохновенно вещал таракан. – Там он отведал волшебное лакомство, которое наделило его разумом и чувствами! От него произошли мы – Гордые Тараканы! Наша маленькая, но несломленная в боях с человечеством партия нашла обитель в подвале тетушки Хизер! О, эта чудная женщина относится к нам с терпением и пониманием, но кухарка!.. Кухарка здесь - сущая бестия! Она травит нас, расставляет липучки, швыряет в нас тапками…
Луи затрясся от негодования.
- И главное – она не видит разницы между нами и чердачными плебеями! Это дополнительное унижение - сравнение с этими черноспинными! Но ничего, когда-нибудь мы найдем управу на них всех! И я надеюсь, сударыня, что вы присоединитесь к нашей партии в борьбе за права и свободы разумных существ!
- Ага! – ошалев от такого набора слов, кивнула Козявочка.
- Сударыня, - обрадовался таракан, – с вашей поддержкой мы свернем горы!
- Ага, - еще раз кивнула пыжик и на всякий случай переспросила. – А зачем их сворачивать?
- Ах, это метафора, - махнул лапкой Луи.
- А что такое метафора?..
Через полчаса усталый таракан-активист объяснил любопытной Козявочке смысл многих незнакомых ранее слов, и разговор продолжился на совершенно другую тему…
Как оказалось, в сад таракана привела любовь к бабочке-капустнице… Луи воспылал страстью к ней два дня назад и проводил в саду все свободное время.
- А какие у нее усики, - вздыхал он. – А какое чудное мохнатое брюшко…
Козявочка понимающе кивала, хотя капустниц почему-то недолюбливала. Наверное, из-за невзрачного вида.
Гроза, собирающаяся весь день, наконец началась. Ливень хлынул плотной стеной.
Вдруг Козявочка увидела, как из-за угла таверны выходит человек… Пыжика передернуло – наверное, попасть под ливень ему было очень неприятно!
Тем временем человек накинул на голову капюшон и припустил бегом по направлению к лесу.
- О, несчастный человек, - вздохнул таракан. – В такую погоду я даже кухарку бы не выгнал из таверны…

Талинна

Они топтались под дверью: три таракана со странными музыкальными штуками в руках, распевающийся вполголоса Джобуш и все время краснеющий Олаф.
- Услышь меня, краааасооткаа! - вдруг громко запел старый таракан. - Я ждууу тебяяя в сааду...
Дверь пристройки открылась, но вместо Тай на пороге появилась Хизер с медным ковшиком в руках.
- Ты спишь? Олаф! - хозяйка протянула руку и, взяв мальчика за плечо, резко встряхнула. - Проснись, охранник!
Олаф резко вскочил и лишь потом проснулся. У стойки стояла Хизер, дверца кассы была открыта, а сама касса — пуста.
- Что? Я уснул... - растерянно забормотал парень. - Как же это? Хозяйка...
- Помолчи, - голос Хизер был ровным и холодным. - Сядь и помолчи.
Она коротко глянула на служанок и кухарку, застывших в дверях кухни.
- Вам нечем заняться? По-моему, пора готовить завтрак, - и женщины бросились хлопотать на кухне, греметь посудой и стучать ножами. Хизер повернулась к Олафу. - Хватит куксится. Что сделано, то сделано. Боюсь, что вор не только кассу вскрыл...
Олаф понял, что худшие опасения Хизер сбылись — вор, очистив кассу, прошелся и по комнатам постояльцев. И сейчас к хозяйке потянутся с претензиями гости, ей придется объясняться и выслушивать обвинения. А все потому, что он, Олаф, поставленный сторожить, проспал! Парню было так стыдно, что у него не осталось ни одной мысли, кроме одной: он — рястяпа, не справившийся с таким простым поручением!
- Олаф! - голос Хизер с трудом прорвался через гулкую пустоту его головы. - Олаф, иди сюда.
Парень вскочил и подбежал к хозяйке. Он готов был броситься в погоню за неведомым вором, если только она этого пожелает, он выполнит любое поручение Хизер, лишь бы только не видеть её укоризненного взгляда. Но глаза женщины были хоть и строгими, но на него она смотрела как всегда — с легкой насмешкой.
-Вот что, сходи-ка ты за порядочниками. Я так думаю, что без них не обойтись...

Олаф выскочил из трактира и бросился бегом в сторону отделения. От волнения он забыл и про куртку, и про снятые сапоги. Проскочив пару кварталов, в переулке он увидел патруль позорников. Их возглавлял давний знакомый Хизер лэр Клуш.
- Ох, как хорошо, что я вас встретил! Хозяйка просит вас пожаловать в таверну. Там, у нас был вор... – отрывисто пробормотал запыхавшийся парень.
- Что? Кто-то посмел влезть в таверну хозяйки Хизер? - от изумления у сотника позорников брови поднялись домиком. - Да быть такого не может!
- Может, к сожалению... - тяжело вздохнул Олаф. - Нас обокрали!

elena

Тай проснулась и улыбнулась убежавшему сну. В комнату осторожно заглянула Алиса.
- Доброе утро. Знаешь, что вчера было? - Тай подмигнула Алисе и кивнула. – Жалко, что ты рано заснула… Увидела бы лицо этого мальчишки!
- Да я его видела, пыталась предупредить, но он…
- А, понятно. Увидел тебя и обалдел, а от меня получил в лоб!
И две женщины, юная и не очень, рассмеялись. Тай присела к зеркалу и стала надевать на косички разноцветные шарики. В зеркало было видно, как на глаза Алисе навернулись слезы.
-Ну, что опять случилось?- Тай обернулась к девочке.
Алиса часто заморгала и стала рассказывать, что в украденной сумочке лежали не только деньги. Были там еще и очень модные в этом сезоне среди пансионерок шарики для волос. Алиса специально просила, и папенька заказал их с гравировкой буквы «А» на каждом. Чтобы никто ненароком не «перепутал» со своими. В пансионе такое случалось.
А еще там лежало зеркало в старинной серебряной оправе и расческа из шелкового дерева. Эти вещи принадлежали еще бабушке Алисы.
Девушка вытерла глаза..
-На этих вещах есть гравировка?- поинтересовалась Тай.
-Есть,- удивленно захлопала ресницами девушка,- я ее даже рисовала на уроках.
- Вот утром нарисуешь гравировку на бумаге,- женщина задумчиво прищурилась, - буду на базаре, посмотрю, тут не так много рядов с женскими украшениями. Может, встречу твоего красавчика, - и она подмигнула девочке. - Ох, я с ним познакомлюсь….

Алиса заметно повеселела и тут же стала задавать вопросы.
- Скажи, пожалуйста, этот хомяк, он почему говорит? Он что, волшебный?!
- Ну, маги над ним конечно поработали. Только обычно фамилиары не такие умные, как Тусик. Над Кактусом поработало несколько магов, и, как я поняла, не совсем трезвых. Вот у них и получилось… Сами не знают как. Так что Кактус – уникум. И тут повезло этому магу.
А вообще, фамилиаром может стать любое животное или птица. Иногда даже змеи, но они сильно шипят. Понять, что говорят - трудно.
-А моего Чуда можно сделать говорящим?- девушка с интересом уставилась на кота. Чуд, усердно прикидывавшийся спящим, резко выгнул спину и зашипел.
-Нет, работать надо с совсем молодыми животными. Но даже если бы и можно было? Подумай, как бы он с кошками общался? А жить одиноким не так и хорошо…- грустно улыбнулась Тай. Чуд спрыгнул с кровати, подошел к Тай и, оглушительно мурча, стал тереться об ее ноги.- А ты уверена, что твой кот - не фамилиар? - Чуд фыркнул и спрятался под стол.
-Нет, - Алиса махнула рукой.- Он сам по себе такой умный! А вот скажи…
-Так! Вопросы потом, по ходу дела, - Тай решительно встала от зеркала, все косички уже были украшены шариками. - Быстро одевайся, идем завтракать.

Морис

Лэм открыл глаза. Традиционный вопрос «Где это я?», заданный еще не проснувшимся организмом, быстро испарился. Можно было потянуться, немного понежиться в постели, глядя в потолок, и подумать.
Из открытого окна веяло свежестью, похоже, ночью прошла гроза. Что ж, не зря весь день накануне стояла духота. Лэм привык спать с открытыми окнами – сказывалось воспитание старого Бенедикта, который с детства закалял внука.

Впрочем, следовало признать, это было неблагоразумно. Открывать настежь окно в чужом доме, в чужом городе, в чужой стране. Конечно, револьвер лежал под подушкой, но чтобы воспользоваться им, надо еще вовремя проснуться.
Поэтому – не расслабляться! Не стоит вести себя так беспечно, даже если удача сама плывет в руки. В первый же день встретить проводника по Пристенкам и мага! Если правильно расспросить их обоих, можно найти какую-то зацепку и выловить типа в зеленом. Только зачем было так откровенничать перед этой необычной женщиной?! И хотя она одета, как охотник, но независимая манера держаться все время создает ощущение, будто Тай – дама из общества. Очень странно. Во всяком случае, стоит прислушаться к ее совету и не врать лишнего.

А маг прячется в тени, как будто старательно избегает шумихи вокруг себя. При этом не просто закрывается сам, но и не слишком интересуется личностью заезжего «этнографа». Хотя, кто его знает, может, он читает мысли? Неизвестно, что эти маги умеют делать, а что – нет. Да, жителей этой страны не зря называют плутами – с ними ни в чем нельзя быть уверенным. Посидев некоторое время за столом с мэстрэ Даном, Лэм так и не смог вытащить из своего будущего спутника ничего особо интересного. И пока форсировать события не стоит. Немного попозже, когда к нему привыкнут.

И, наконец, девочки. Такое впечатление, что по чьей-то злой воле они обе оказались не на своих местах. Скромница Анликка совершенно естественно смотрелась бы в Демо на светском балу в наряде дебютантки. Кружок сплетниц во главе с лэри Фанни не нашел бы в манерах Лики ни одного недостатка, а место фрейлины Императрицы как будто создано для нее.
А вот неожиданно свалившаяся им на головы девица Драгон-Блю совершенно не подходила для той роли, которая на нее возлагалась как на дочь богатого олигарха. Яркая, сумасбродная, рассказывающая невероятные истории Алиса в глазах Лэма представала магичкой, размахивающей волшебной палочкой… или чем они там машут?
Похоже, о «наделении человека судьбой по способностям его» и речи быть не может. Здесь Санта-Болта явно что-то напутал. Так, в теологию лучше не влезать. И, вообще, хватит валяться, а то уйдут без него!

Лэм встал с кровати, ополоснул лицо и руки и принялся одеваться. Последним он взялся за сюртук. В следующий миг глаза отметили отсутствие привычного вздутия в области внутреннего кармана, где обычно лежал бумажник. Теперь его там не было. Лэм внимательно огляделся. Возможно, бумажник выпал из кармана…, но нет. И тут его пробрал холод. Схватившись за левый отворот сюртука, Лэм ощупал его и… С обратной стороны был вырван клочок ткани. Неизвестный вор решил поживиться не только деньгами, он не побрезговал и серебряной брошкой – «Белой чайкой», которую Лэм специально спрятал от любопытных глаз за отворотом.

Это был отличительный знак главы компании. Его ввел дед Бенедикт в честь любимой жены Теодоры, которую он ласково называл «чайкой». И в его устах это был комплимент! Старик носил свою брошь постоянно, и даже в последний путь он отправился с «Белой чайкой», приколотой к сине-зеленому, как море, сюртуку.
В день похорон Старого Бена сам Лэм еще не достиг совершеннолетия, а ему уже нужно было доказывать, что он способен стать достойным преемником деда.
И бабушка Теодора – лэри Тео, как называли ее домашние – еще успела порадоваться за него. Именно лэри Тео стояла рядом с Лэмом на причале, когда с островов Мадеин вернулся «Счастливый» с грузом чая и пряностей для Императора. Самый удачный рейс компании за год, первый крупный успех Лэма – деду за всю жизнь не удалось стать поставщиком двора, а внук сумел этого добиться. В тот день лэри Тео благословила его и торжественно вручила новую «Белую чайку», которую она специально заказала у ювелира. А спустя три недели она ушла… Навсегда.
И эта брошь стала для Лэма не только символом, не только отличительным знаком хозяина, но и памятью об этой гордой женщине, настоящей жене моряка и истинной лэри.
Однако в последние дни кто-то наносил ему один удар за другим, уничтожая все, связанное с памятью о лэри Тео. «Белая чайка» - последнее, что у него оставалось. И терять ее он не хотел.

Лэм почувствовал, как внутри него снова закипает ярость. Та самая, что погнала его по Центральному тракту, заставила пересечь границу. Но сейчас к ярости примешивалось и отчаяние. Полиция, готовая рыть носом землю в ожидании дополнительной «благодарности» от олигарха, осталась в Империи. А здесь в Плуто он – никто. Маложелательный иностранец.
Стараясь сдержать эмоции, Лэм достал из шкафа несессер – чековая книжка была на месте, вор до нее не добрался. Что же, вопрос с деньгами можно пока отложить. До ближайшего отделения банка. А пока следовало разобраться с вором!
__________________
Если Вам кажется, что у меня опустились руки - вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой...
(c)
Талинна вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:12   #12
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Попутчик

Дан проснулся выспавшимся. Он еще полежал несколько мгновений, не открывая глаз, стараясь насладиться удивительными мгновениями покоя, когда не надо никуда спешить, ни за что-то отвечать, можно просто слушать сквозь полудрему пение птиц за окном, шелест листвы и чавканье..
Чавканье?
Маг открыл глаза и вздохнул. Ну, кто бы сомневался в источнике чавканья.
Кактус лежал на тарелке, вчера еще полной фруктов, и доедал яблоко.
- Ты сошел с ума, - Дан подскочил к столику и внимательно осмотрел хомяка. – Ты не мог съесть такую гору, она была больше тебя.
- Я старался, - честно ответил Тусик, глядя на мага осоловевшими глазами. – Оплачено, не оставлять же продукты. А ты не разрешаешь класть еду в капюшон…
- Ты однажды точно лопнешь от обжорства, - сердито сказал Дан, убедившись, что с Кактусом все в порядке. - Я бы еще понял, если бы ты в детстве голодал.. Но за всю жизнь ты ни разу не был голодным!
- Как, не был? - обиделся Кактус и попытался сесть. – А когда ты в горах изучал нетрадиционные причины изменения направления воздушных потоков? Помнишь, мы в пещере прятались?
- И что? – возразил маг. – У нас был полный рюкзак еды, и мы прекрасно отдохнули...
- Нам просто повезло, что буран закончилась раньше, чем еда, - надулся хомяк.
- Вот именно, у тебя никогда не заканчивается еда, а ты все равно жадничаешь, - укоризненно покачал головой Дан, - ну, зачем?
- Я не жадничаю, я проявляю разумную предосторожность, - заявил Кактус. – Ты собрал странную компанию за столом, какая-то голодная девочка с голодным котом, этот странный мужик из Демо. Откуда ты знаешь, сколько он ест?
- Вот уж этот грант тебя волновать не должен, - усмехнулся маг, натягивая брюки. – Я не знаю, чем он собирается на самом деле заниматься в Пристенках, но таскать у тебя орешки он точно не станет.
- А кто станет? – заинтересовался хомяк, тревожно поглядывая на куртку Дана, карманы которой подозрительно оттопыривались...
Но узнать, кто покушается на его богатство, Кактус не успел. Раздался стук в дверь, на пороге появилась расстроенная Лика.

Алька

Потолок определенно был незнакомым. Чужой такой потолок.
«Ну, правильно, вчера вечером разглядеть не успела… - констатировала Лика и подрыгала ногами, отпихивая одеяло в сторону. – Надо признать, что при свете здесь вполне себе ничего. Жить можно».
Вчерашнее желание немедленно сбежать домой исчезло без следа, и приключения можно было потерпеть еще некоторое время. Девушка вскочила с кровати и раздвинула шторы.
За окном уже наступила утро. Трава была еще мокрой после ночного дождя, под окном красовалась на вид глубокая лужа, но с неба улыбалось теплое солнышко.
«А мы сегодня пойдем дальше! Пожалуй, здесь, в Пристенках, будет намного интереснее, чем дома! Демоны с нами, конечно, но, ладно уж, постараюсь не обращать внимания. Теперь умыться и вниз», - подумала девушка, отыскивая взглядом косметичку.
Столик был пуст. Лика пошарила под кроватью, заглянула под стол, перетряхнула сумку и даже зачем-то осмотрела подоконник. Приходилось признать – косметички в комнате не было.
«Это называется – украли, - вспомнила девушка рассказы брата. – И что теперь делать?»
Через пару минут напряженных размышлений потеря показалась не такой уж серьезной. В конце концов, должны же быть в этом городке лавки, где можно купить расческу? Как правильно сказал Ален, главное – деньги и артефакты…
- Ой, кольцо!
Хватило же ума не убрать его обратно в футляр!
- А вот теперь придется идти к Дану…
Вообще-то Лика предпочла бы промолчать. Ее, мага из рода Кеон, обокрали! Не столько жаль вещей, сколько стыдно… И если бы украденное кольцо не принадлежало будущей свекрови, если бы не обещание вернуть его после путешествия – можно было бы никому не говорить про пропажу.
Девушка остановилась перед дверью мага. Подняла руку, собираясь постучать, потом снова опустила. Ну, не хотелось рассказывать Дану, какая она дура! «Надо!»
- Мэстрэ, вы уже проснулись?
- Девочка моя, - растянувшийся на столике Тусик посмотрел укоризненно. – Тебя никто не учил, что не стоит врываться в комнаты к мужчинам? Да еще в такую рань!
- Да, день уже на дворе! – Дан накрыл хомяка туникой. – Лика, ты иди вниз, завтрак пока закажи…
- Ну, я… в общем… - девушка возила ножкой по полу.
- Что-то случилось?
- В общем, да. У меня косметичка… пропала.
- В каком смысле – пропала? – уточнил маг.
- Ну, в комнате ее нет. Вы не думайте, мне не жалко! Я бы еще купила, но там артефакт был… А за это кольцо Лилиан меня… короче, она очень расстроится…
- Этого нам только не хватало? – вздохнул Дан. – И когда там украли твою косметичку?
- Ночью, наверно, - девушка внимательнейшим образом разглядывала узор на ковре, покрывающем пол. – Еще вечером была, а утром - не стало… И чего теперь делать?
- Только не плакать! Рассказывай, что еще пропало, кроме кольца, и пойдем к умным людям.
- К каким? – Лика так удивилась, что Дан считает умным кого-то кроме себя, что даже почти успокоилась.
- К порядочникам.
- Никогда не видела! – покачала головой девушка. – А в косметичке было зеркало, гребешок, духи... Еще шпильки для волос и наборчик для маникюра.
- Короче, куча дорогих и совершенно бесполезных вещей, - подал голос Тусик.
- Ну, в принципе, да, - согласилась Лика.
- А артефакт этот как работает? – продолжил задавать вопросы маг. – Какие функции выполняет, насколько доступен не-магам?
- Кольцо вызывает панический страх, - отчиталась Анликка. – Пользоваться может любой, но у обычного человека вряд ли получится направленная волна.
«Да, и у меня, собственно, тоже», - мысленно дополнила она.
- Да, артефакт силы в руках вора – это не дело, - вздохнул Дан. – Срочно идем к порядочникам.

Попутчик

совместно с Люксорией и Морисом

Дан вздохнул, натянул тунику, взял Лику за руку и повел вниз.
- А я? - крикнул вслед обиженный Тусик.
- А ты будешь работать сторожевым хомяком, - оглянулся от двери маг. – Тем более, что завтрак ты уже схомячил…
...В обеденном зале было неспокойно. Дан окинул взглядом раскрасневшихся служанок, сердитое лицо Хизер, мальчишку со страной прической, сидевшего в углу с поникшей головой, и понял, что сегодня вор посетил не только его подопечную.
За столиком у окна расположился темноволосый мужчина средних лет. Его возраст выдавали, пожалуй, только седые усы. Они белым пятном выделялись на загорелом лице, приковывая внимание.
Было видно, что он хорошо знаком с хозяйкой трактира, и что она рада его присутствию. Дан не слышал, о чем идет речь, но несложно было понять, что этим двоим вместе уютно…
Не хотелось прерывать этот разговор, но Дан взглянул на расстроенное лица Анликки, взял ее руку покрепче и подошел к столику.
- С утром! Простите, что прерываю вашу беседу…
Хизер обернулась, и ее губы улыбнулись. Но только губы. Глаза оставались беспокойными и печальными. Мужчина за столом поставил чашку на блюдце и внимательно осмотрел Дана и его спутницу, задержавшись взглядом на выглядывающем из-под рукава браслете мага.
- Кто у вас занимается кражами? - обратился маг к хозяйке таверны.
- Знали бы мы кто, ему бы не поздоровилось, - пробурчал Олаф.
Хизер метнула в него быстрый взгляд.
- Помолчи, сторож. У вас тоже что-то украли?
Лика посмотрела на Дана и после ободряющего кивка еще раз рассказала о краже косметички.
Мужчина за столом удивлено поднял бровь – дескать, странный выбор для вора, но если уж польстился на такую мелочь, стоит ли его разыскивать…
- В косметичке лежал старинный артефакт, - пояснил маг.
- Мало того, что это – семейная реликвия, но еще и боевой перстень. Он вызывает панический ужас, - вздохнула Лика
- Ну, некоторых напугать не вредно, - запальчиво сказал Олаф.
- Панический ужас, направленный неумелой рукой, может вызвать разрыв сердца, - сердито ответил Дан. – Магией, даже если она заключена в артефакте, нужно уметь правильно пользоваться…
Седоусый пощипал усы и задумчиво проговорил:
- Да, интересные дела…
Хизер тут же спохватилась и представила его гостям.
- Это лэр Клуш. Сотник позорной дружины Пристенков. Я уже послала за порядочниками, но Олаф встретил по дороге лэра Клуша с людьми и попросил помочь.
- Лэр Клуш станет расследовать кражу в таверне? – поднял бровь Дан. – У вас такие многосторонние контрабандисты? Или вы знаете в лицо всех воров Пристенков?
- Лер Клуш многое знает и многое видит, - тон сотника по-прежнему был дружелюбным, но в нем появились неприязненные нотки. – Разве вы, маги, не знаете ничего, кроме заклинаний своей стихии?
- Я не полезу лечить больного, когда рядом есть лекарь, - жестко ответил Дан.
- Это когда есть, - улыбнулся одними уголками губ Клуш. – А вот когда лекарь далеко… Ребята в Порядочной дружине неплохие, но и работы у них невпроворот. Здесь, в Пристенках, каждые пять минут что-нибудь случается. Вы, конечно, можете их подождать до обеда, но только время сейчас работает на вора, а дождь и без того оказал ему услугу. Преступник, мэстрэ, он преступник и есть. Не важно, контрабандист он или обычный воришка. Я предложил помощь, но раз уж пошел такой разговор, то, пожалуй, лучше пойду отсыпаться. Устал я сегодня, Хизер, - он поднялся из-за стола и обернулся к хозяйке таверны. – Близнецы полночи орали, как резанные! Зубки у них идут… А только угомонились, прибежал Карл – аврал у них, видите ли, и без меня никак… Ладно, пойду я. Спасибо за чай.
Клуш небрежной ленивой походкой направился к выходу.
- Подожди, Сванте! – остановила его Хизер. - Я знаю, что ты занят. Но я так расстроилась. Никогда моих постояльцев не обворовывали. Какой позор для таверны…
- Нам необходимо найти перстень. Что нужно делать? – спросил Дан, отпустив руку Лики.
- Делать-то? – Клуш оглянулся на мага, задумался и кивнул головой. – Сейчас попрошу ребят глянуть, что там со следами, но, боюсь, после дождя… Кроме того, Хизер, надо опросить всех постояльцев и слуг, уточнить, что еще украли, и не мучался ли кто сегодня ночью бессонницей. А там… посмотрим по результатам. Давай, Ник, - он кивнул молодому позорнику, который стоял у дверей, - сходи поговори, да осторожно, спокойно..
Дружинник осторожно выскользнул за дверь, почти столкнувшись с мрачным Лэмом. Постоялец стремительно вошел в обеденный зал и сразу обратился к хозяйке таверны.
-Прошу прощения, лэри Хизер, - произнес Лэм. - Но у меня произошла своего рода... неприятность. Как я понимаю, меня ограбили. И судя по суматохе, похоже, что эта новость никого не удивит.
- И у вас тоже… Что пропало у вас, грант? - подчеркнуто вежливо спросила Хизер, сделав ударение на обращении. И тут же пояснила для Клуша. – Лэр Лэм - ученый из Демо.
Клуш покосился на новоприбывшего. Не было похоже, что он нуждается в объяснениях. Он внимательно разглядывал представленного гранта, и его взгляд совершенно утратил прежнее дружелюбие. У Дана сложилось впечатление, что тот резко не понравился позорнику, хотя явных причин этому маг не увидел.
Лэм холодно отвернулся, нарочито отвечая именно Хизер.
- Из кармана сюртука исчезло портмоне, в котором была пара золотых монет, немного серебра и довольно крупная сумма в ассигнациях, - объяснил он.
- И вы теперь не можете оплатить комнату в таверне… - с иронией продолжил позорник.
- Я оплатил комнату на два дня вперед, лэр, - тон приезжего стал еще более сухим. – Кроме того, вор не тронул мой несессер, в котором осталась чековая книжка. Как только я доберусь до ближайшего банка, никаких проблем не будет. Так что, дело не в деньгах. У меня пропала брошь. Небольшая, серебряная, в виде летящей чайки. И именно ее я хочу вернуть, - последние слова он произнес тоном человека, привыкшего, чтобы его желания исполнялись.
- А, я понимаю! – стукнул себя по лбу Клуш. – Лэру… то есть гранту Лэму брошка дорога как память, верно?
Позорник заговорщически подмигнул Лэму, и того слегка передернуо. Дан насторожился. Почему до этого вполне вежливый сотник так явно выказывает свою неприязнь? Да и Лэму Клуш, похоже, не особо нравится.
- Да, вы правы, - резко ответил Лэм, - эта брошь - память об очень дорогом мне человеке. Никакой особой ценности для других она не представляет. Мне нужно подать какое-то заявление, чтобы вы начали поиски?
- Заявление напишете представителям Порядочной дружины, - ответил Сванте тоном бывалого чиновника.
- Лэр Клуш –сотник Позорной дружины, - снова представила Хизер, - он любезно согласился нам помочь...
- А в чем разница?- недоумевающее поднял бровь гость из Демо. – Это разные ведомства?
Клуш благодушно усмехнулся и снова уселся за столик. Повертел чашку, выбирая, с какого края отпить, и только потом ответил.
- Разобраться в системе исполнительной власти Плуто не так уж сложно. Поддержанием общественного порядка занимается Порядочная дружина. В ее ведении - и раскрытие уголовных преступлений, подобных этому. Позорная дружина обеспечивает безопасность границ государства и отслеживает внешние угрозы. Обе дружины вполне успешно взаимодействуют друг с другом и оказывают посильную помощь в пределах своей компетенции. Так получилось, что сегодня именно мы оказались поблизости и занимаемся отработкой горячего следа. Позже появятся и представители Порядочной дружины. Поэтому все необходимые заявления вы сможете сделать уже им.
- Лэры, пока ребята работают, позвольте предложить вам завтрак, - Хизер кивнула служанке, и та начала расставлять посуду на столике, - присаживайтесь.
- Да уж, утро не назовешь добрым, - пробурчал Лэм, садясь к окну.
Лика вздохнула и тоже села за стол.
- И сколько времени займут поиски вора? – спросил Дан у Клуша. Тот посмотрел на мага и улыбнулся.
- Как повезет, - флегматично ответил он, отдавая Хизер пустую чашку и освобождая место для более существенной пищи.
Дан нахмурился, понимая, что короткая прогулка с пыжиком затягивается, вздохнул и сел рядом с Ликой.
Служанка еще только начала подавать завтрак, когда в зал почти вбежали Тай и Алиса с Чудом на руках.
- Мы не опоздали? – улыбнулась Тай, и, заметив Клуша, поздоровалась. – Привет, Сванте. С раннего утра в таверне? А когда делом займешься?
- Да я им и занимаюсь, - улыбнулся в ответ позорник. – Ты вот спишь и не знаешь, что у вас тут в таверне вор завелся.
- Да что ты? - ахнула Тай. - И тут тоже? Что делается в Пристенках? Пора наводить порядок.
- Пора, - кивнул Клуш. – Вот и наводим с утра пораньше…
- А что украли, - спросила Алиса, покрепче прижав к себе кота. Тот недовольно мяукнул, но вырываться не стал.
- Много чего, - надула губы Лика, – мою косметичку, кассу таверны и еще брошку у гранта Лэма…
- А Тусик цел? – поинтересовалась Алиса.
- Кактус, к счастью, цел и невредим, - улыбнулся Дан. – Его украсть почему-то ни одному вору в голову не пришло…
Настроение за столом немного поднялось, но тут вошел молодой дружинник и тихонько начал докладывать сотнику итоги работы. Они не радовали. Никто в таверне не заметил вора. Следы, которые позорные следопыты обнаружили, несмотря на прошедший ливень, привели от террасы к лесу, но дальше, за ручьем, потерялись.
- Собаку надо, - вздохнул Ник, – хорошая собака, наверное, след учует..
Клуш хитро взглянул на Тай и протянул:
- Собака – оно конечно… Но лучше бы кто поумнее моих мальчиков повел…
Тай сердито взглянула на позорника и вздохнула:
- Твои мальчики, конечно, парни бравые, но все равно дальше Теремков не пойдут. Ведь там твоя территория заканчивается? Так что я лучше сама. Вот доем завтрак и пойду…
- Ах, лэри, если вы лично пойдете, - Клуш приложил руку к сердцу, - то я не завидую несчастному воришке. Вам в лесу нет равных.
- И не подлизывайся, - рассмеялась Тай. – Знаю я тебя. Опять будешь уговаривать поступить на службу в твою дружину?
Позорник заливисто рассмеялся и вытер усы салфеткой. Видно было, что эта шутливая перепалка происходит не первый раз, но сейчас она показалась Дану немного не к месту.
- Тебя разве уговоришь? - возразил Клуш и тут же посерьезнел. – И все же, Тай, ты бы не шла одна? Возьми моих мальчиков для страховки…
- Вы пойдете за преступником? - от удивления Лика забыла о правилах приличия и перебила разговор старших. – А можно и я? Мое кольцо, оно… меня послушается...
- Одна ты никуда не пойдешь, - поморщился Дан, - мы вместе пойдем с Тай, и не волнуйтесь, лэри, я умею ходить быстро...
Тай взглянула на самозваных помощников и нахмурилась, собираясь возразить, но не успела.
- Да, конечно, мы пойдем с вами, - веско заявил Лэм. – И, мне кажется, тянуть не стоит, я иду собираться.
Он быстро поднялся и вышел из зала. Тай обреченно посмотрела на Хизер, и, приняв решение, кивнула.
- Хорошо, только тогда собираемся быстро. Чтобы след не остыл…
Лика с Алисой, боясь, что Тай передумает, подскочили и кинулись по комнатам. Тай взглянула им вслед, хмыкнула, быстро допила свою чашку и тоже собралась выйти. Но позорник не дал ей уйти. Он озабоченно смотрел на пустующие места девочек.
- Веселая у вас компания набирается. Тай, как друга прошу, возьми мальчиков. Ну, что ты будешь делать с этим пансионом благородных девиц, который и лес-то только на картинке видел? А мэстрэ, хоть и маг, но тоже не всемогущий Санта-Болта. Помощь вам не помешает.
Тай задумалась, но все же покачала головой.
- Нет, Сванте, нет. Не возьму. Спасибо за заботу, но отряд и так собирается не маленький. И это против одного ночного воришки. Зачем еще и дружинников отрывать? У тебя и так каждый на счету, не до прогулок по лесу…А постоять за себя и за других я сама смогу. Да и Дан не лыком шит. Шутка ли, самих чвыриков победил! – Тай рассмеялась, глядя на насупившегося мага. – Так что, пусть твои парни своим делом занимаются, а мы уж сами…
И она быстрым шагом покинула комнату. Дан посмотрел вслед проводнице, перевел серьезный взгляд на позорника и спросил.
- И о чем вы умолчали? Чего нам следует опасаться?
Клуш задумчиво крутил ус, будто не слышал вопроса. Но, когда заговорил, его голос был серьезным и даже встревоженным.
- Чего опасаться, вы спрашиваете? Если бы я знал, мэстрэ. Сванте Клуш многое знает, но он не знает, что за дела творятся сейчас в Пристенках. Пропадают люди и нелюди, богатенькая молодежь из обеих империй снует туда-сюда через Ворота безо всякой видимой цели. Такого наплыва этих отмороженных ребяток, избалованных родительскими денежками, я не видел здесь за всю свою жизнь. И ведь никого не боятся, никакая власть им не указ – на все есть звонкая монета или влиятельные связи. Типа вот этого франтика с брошкой… И пахнет все это… нехорошо пахнет, гнильцой и кровью. Нюхом чую, но вот доказать или хотя бы разузнать что-то не могу. То ли не там ищу, то ли не тех спрашиваю. Так что вы поосторожнее, мэстрэ, особенно со своими детишками. И, не в службу, а в дружбу, если вдруг наткнетесь на что-то странное, дайте знать старине Клушу.
Дан кивнул, и внимательно посмотрел на собеседника.
- Обязательно. Мы тут чужие, но... новичкам везет. Может, и правда, что заметим.
Он поднялся, кивнул позорнику и Хизер и быстро направился к выходу.
- Удачи, - улыбнулся вслед ему Клуш.
Маг не обернулся, только поднял вверх руку с двумя скрещенными пальцами, и позорник ухмыльнулся. Этот знак удержания удачи был ему хорошо знаком. И кто знает, может, и впрямь этот маг - везунчик, и ему удастся добиться своего…. Ведь бывает же, что не лгут слухи …

Елена

Простившись со Сванте, Тай разыскала Хизер на кухне. В большом светлом помещении кипела работа. В распахнутые окна влетал свежий ветерок и утаскивал на улицу вкусные запахи - хозяйка собирала провизию на всю компанию. Тай мимоходом стащила у кухарки, нарезавшей ветчину для завтрака, пару толстых ломтей. Из тарелки с уже нарезанным хлебом пару горбушек. И сложив все это в приличный бутерброд, с удовольствием откусила кусок.
-Тай! Ты же только что завтракала! - Хизер покачала головой.
- Ну, и фто?! Зафтрак это сфятое! - Тай отправила в рот последний кусочек бутерброда, осматриваясь вокруг на предмет, чего бы еще съесть. - Тусик от зависти удавился бы, если б увидел сколько я ем! И вообще, малознакомые люди как-то неадекватно реагируют на мой утренний аппетит, - добавила она, отправляя в рот свежеиспеченный пирожок. Пирожок оказался горячим. Тай подбежала к окну и начала быстро дышать, приоткрыв рот.
- Осторожней! Ты как маленькая… Вот была бы ты большая и толстая - не удивлялись бы, - Хизер вручила Тай миску с гречневой кашей. - А так худая ведь! И куда все девается?
- Я не худая. Я обезжиренная и мускулистая! И вообще, я не есть пришла! - доедая кашу, заявила Тай.
- Ну-ну, - насмешливо улыбнулась Хизер. - Я так и поняла! И что ж ты хотела?
- Мы тут всей компанией в погоню собираемся. Представляю я себе эту погоню! - проводница покачала головой. - У тебя сохранился тот костюм для леса, что я тебе дарила? Ну, штаны зеленые и рубаха, как у меня, бежевая, вышитая?
Тай отобрала у поварихи миску с пирожками и стала аккуратно складывать их в свой захребетник, загибая пальцы и что-то считая. Потом качнула головой и взяла еще одну горку пирожков.
- Тот, в котором я пару раз уборку делала, пока постоялец меня в нем не увидел и чуть с лестницы не упал от удивления? Лежит вон в шкафу. Чистый и даже выглаженный. Так тебе он коротковат будет… И оставь в покое пирожки! Они еще постояльцам пригодятся!
- А мы кто? И вообще, нам нужней, мы в лес идем, – Тай спрятала мешок за спину. - Костюм - это для Алисы, у нее же для леса ничего подходящего нет, - Тай задумчиво смотрела на туфли Хизер, - да и обуви, наверное…
- Тай, вот зачем ты девочку с собой тащишь? - Хизер укоризненно покачала головой. - Осталась бы у меня, спокойно дождалась бы вас…
- Да, было бы хорошо, - согласилась Тай,- но что-то я сомневаюсь, что смогу ее уговорить. Судя по скорости, с какой она улепетнула собираться… Вот, что меня действительно беспокоит, так это, как барышни в пеших марш-бросках себя покажут?
- Да и этот Лэм - явно паркетный хлыщ, - подтвердила Хизер.
- Ну, этот будет держаться до последнего! - махнула рукой Тай. - На чистом гоноре. А вот девочки…
- Так сходи в прокатные конюшни, - посоветовала подруге Хизер.
- Конюшни - это идея! Но сначала попробую уговорить остаться…

Озадаченная Тай забрала костюм и пошла в пристройку. Алиса сидела перед вываленными горкой вещами и растерянно перебирала блузки и юбки. Рассмотрев очередную вещь, безнадежно опускала ее на место. Чуд сопровождал осмотр пренебрежительным фырканьем.
- Слушай, детка, - Алиса подпрыгнула от неожиданности и обернулась к опершейся на косяк двери Тай. - Подожди нас тут. Поживи в моих комнатах. С Козявочкой познакомишься, малинки поешь… Варис вот-вот подойдет - это младшенький Хизер - он тебе окрестности покажет, к озеру сходите… А мы через пару дней вернемся. Да и Чуду в лесу вряд ли понравится, - привела последний аргумент Тай.
- Нет! Я не хочу оставаться! Я никогда в лесу по-настоящему не была! И может, никогда больше и не буду, - на глазах Алисы закипали слезы. Чуд терся о плечо хозяйки и укоризненно смотрел не проводницу. - А Чуд может и у Хизер остаться, – внезапно согласилась девушка. Не ожидавший такой подлости от любимой хозяйки, кот взвился в прыжке и, промазав мимо спинки кресла, издал яростный мяв.
- Он тоже не согласен оставаться, - констатировала Тай. – Но, ребята, вы хоть понимаете, что не сможете идти долго и быстро по лесу? Это ведь не прогулка в парке…
Алиса опустила голову и разрыдалась. Чуд тут же оказался рядом с ней.
- А мне еще и одеть нечегооо, - с трудом выговорила она, - одни юбкиии длинныееее.
- Так! А ну прекрати сырость разводить! - Тай напустила льда в голос.- Что за манера - сразу рыдать?! Я - не кавалер, и от твоих слез таять не начну! Вот, переодевайся, - и положила перед Алисой одежду. - Вы с Хизер почти одного роста, тебе должно быть впору. А насчет скорости… Так Лика не быстрей твоего, наверное, ходит. Придется-таки идти в конюшню…
И перечислив Алисе, что нужно сложить в заплечный мешок, а что оставить здесь, Тай пошла к двери. На пороге она обернулась и, ткнув пальцем в Чуда, заявила.
- А тебе, молодой человек, пора учиться самому ходить, а не по рукам разлеживаться. В лесу будешь на своих четырех бежать. И если кто-то передумает - лучше сказать сразу…
- Мы не передумаем! - Алиса схватила кота в охапку и закружилась по комнате. - Нас берут! Так, заплести косу потуже и быстренько переодеваться! Настоящий костюм «лесовика», как у Тай. Эта плутовская зазнайка от зависти позеленеет!
Аждаха вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:21   #13
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Agdaha

Козявочка заканчивала утренний малиновый высвист, когда к ней в сад прибежал запыхавшийся Кактус.
- Козявочка, милая! – пропыхтел он, держась лапой за бок и пытаясь отдышаться. – Мне так жаль… так жаль…
- Чего? – пыжик уставилась на хомяка округлившимися глазами.
- Я бы хотел остаться с вами, узнать вас получше, - Кактус сделал вид, будто припадает на колено. – Но, увы, обстоятельства складываются так, что я вынужден оставить вас и этот уютный кров…
- А? – переспросила Козявочка.
- Уходим мы, - сформулировал хомяк более доступно. – Сегодня ночью ограбили постояльцев таверны и мы, - Кактус гордо приосанился, - идем по следу вора, чтобы восстановить справедливость и вернуть постояльцам потерянное добро!
– Вы все уходите? – дошло до пыжика. - Совсем-совсем?
- Увы, - вздохнул Тусик. – Я не могу оставить Дана… он ведь непременно сделает что-нибудь не так, и кто тогда будет его спасать? Кто присмотрит за ним, если не я? Козявочка, милая! Это ненадолго! Мы поймаем вора и вернемся к вам!
- Это что же, я останусь одна? – пролепетала Козявочка, которая только-только свыклась с мыслью, что у нее есть друзья, которые спасли ее уже целых два раза.
- Козявочка… нет… Козюленька… я непременно вернусь, обещаю вам! – горячо поклялся хомяк-ловелас. – А пока, примите на память вот этот орех!
Тусик, с щедростью истинного аристократа протянул Козявочке надкусанное миндальное сердечко.
Козявочка всхлипнула и сняла с шеи найденную накануне подвеску.
- А это тебе! На память!
- Спасибо, милая! – хомяк торжественно повесил его себе на шею. – Я буду беречь его! И вы берегите себя! – с чувством добавил он.
Козявочка грустно кивнула.
- Наверное, мне уже пора бежать, - вздохнул Тусик. – Мы вот-вот должны уходить, чтобы вор не успел уйти далеко… это же надо – украсть под самым носом у Лики кольцо и убежать в грозу! Сумасшедшие люди! И откуда только такие берутся?
- Убежать в грозу? – переспросила Козявочка. – Так ведь… я же ведь… я же видела вора!
- Видели? – Кактус даже подпрыгнул. – Когда? Где? Козявочка! Вы единственный свидетель!
- Ночью, - сообщила свидетельница. – Гроза тоооко-токо началась, он с той стороны вышел и в лес побежал.
- А какой он был? Козявочка, прошу, расскажите, все, что помните!
Пыжик задумалась.
- Высокий…
- Высокий? – переспросил Кактус. – Как Дан? Или Тай?
- Как Лика! – сказала Козявочка. – И худой! И во всем черном…
Тусик кивнул:
- Это важная информация! Спасибо, Козявочка! Я побегу, сообщу Дану!
Козявочка грустно вздохнула, глядя вслед хомяку и машинально откусывая от миндального сердечка…

elena

Тай шла к платным конюшням. На улице, несмотря на довольно ранний час, было людно. Обозы уже двигались в сторону Ворот. Рынок вовсю торговал дарами леса и огородов. Отряд позорников куда-то спешно отъезжал верхами. Тай здоровалась, кивая встречным. Ей отвечали.Ее внимание привлек знакомый пони, привязанный у дома лекаря. Пони спокойно жевал овес из подвязанной под мордой торбы. Тай погладила упитанную холку коняшки, оглянулась в поисках хозяина. Вскоре тот вышел из дверей дома. Левая рука, спеленатая лубками, висела на груди.
- Что случилось?! - удивилась проводница.
- Дурак случился! - лесовик раздраженно махнул здоровой рукой. - Когда клиент - идиот, это не лечится… Мало того, что я сам дома сидеть буду, так еще и Сюзи без дела осталась! А ее кормить надо…
- Отлично! - Тай радостно потерла руки, но поспешила успокоить друга. - Я не о тебе. Понимаешь, я как раз шла в конюшни, хотела нанять осла. А твоя Сюзи - просто находка! И к лесу приучена, и милашка, каких поискать. Мои девушки будут в восторге. Я надеюсь…
- Тебе отдам, - кивнул головой лесовик, - ты ее не обидишь.
О цене договорились быстро, и Тай поспешила вернуться на постоялый двор.

Все сидели в зале таверны. Заплечные мешки лежали на лавках. Девушки посматривали друг на друга весьма неприязненно. Тусик сладко спал… С чего бы это? Чуд тщательно вылизывал заднюю лапу. Лэм и Дан недовольно смотрели на Тай.
- Все готовы? - Тай давно знала, что главное - не дать клиенту опомниться. - Одеяла все взяли?
- Взяли, - Лэм недовольно поморщился. - Мы что, на неделю в лес собираемся?
- А это как получится, - проводница обратилась к девушкам. - Девочки, для вас есть транспорт. Будете ехать по очереди, когда устанете идти. Пошли знакомиться.
Лика и Алиса недоверчиво посмотрели на Тай, потом друг на друга и без особого восторга направились во двор. Но познакомиться с пони не успели. От калитки раздались радостный собачий лай и мальчишечий смех. Крупный серый пес со всех лап несся к застывшей компании, радостно молотя хвостом воздух.
- Лапы! - неожиданно гаркнула Тай. Вздрогнули все. А бедная собака стала тормозить всеми четырьмя лапами. Весьма грязными.
- Най, прошу знакомиться, - указывая на виновато склоненную лобастую голову, представила проводница.- И Варис, сын матушки Хизер.
Невысокий светловолосый мальчишка в болотных сапогах и старенькой куртке звонко рассмеялся.
- Да, тетя Тай, умеете вы командовать!
- Мы Ная на время заберем, - Тай присела перед мальчиком. - Мама тебе расскажет, что случилось. Это не надолго…
Мальчик кивнул, а Тай протянула руку и обняла собаку
- Малыш, как ты вырос! - на морде малыша явно обозначилось возмущение. - Нам нужно найти одного пакостника. Он ушел по ручью. Так что, работа для тебя. И обращаясь к девушкам, - А это - Сюзи. Она - девушка воспитанная и любит обходительное обращение. - Пони переступила копытами, взглянула из под челки и хлопнула ресницами, как бы говоря: «Да, я такая!» - Приучена к лесу, узким тропинкам и крутым горкам, - продолжила представление Тай. – Ну что, выдвигаемся?
Алиса вздохнула, покосилась на Тай и села на пони. Чуд тут же вспрыгнул к ней в седло и свысока посмотрел на Ная.
Но Най уже бежал к лесу, и надменный взгляд кота пропал зря. Пони привычно зашагал вслед за собакой, и поход начался.

Fael
Совместно с Серой волчи

Солнце давно перевалило за полдень и жарило так, словно хотело поскорей высушить последствия ночной грозы. С верхней частью – ветками, иголками и листьями – проблем не было, а вот мох до сих пор хлюпал под ногами, щедро пропитывая влагой сапоги.
Верт упрямо шагал на север, не утруждая себя поисками тропы. Не то, чтобы ему совсем не хотелось ее найти, скорее он просто не представлял, в какой стороне искать, а потому боялся потерять направление. Хотя, что там терять? Вот оно солнце, жарит прямо в спину, гляди себе на тень, которая, словно стрелка мореходного компаса, указывает на север.
И Верт продолжал шагать, надеясь, что рано или поздно все же выйдет на тропу или дорогу. Или, на худой конец, упрется лбом в Стену, а по ней уж дойдет до Ворот…
Хотелось есть. Еду он рассчитывал только на один полуголодный день и вчера ввечеру доел остатки хлеба. Конечно, он собирал по пути грибы, которые, несмотря на пору, попадались в этих мхах в изрядных количествах. Готовить их было не в чем, но руки сами собой тянулись к упругим ножкам и ярким шляпкам. Ранние ягоды тоже ласкали взгляд, но останавливаться на сбор Верту не хотелось. И все же, он понимал, что на одних грибах долго не протянет. Да еще непуганая дичь то и дело выпархивала и выпрыгивала прямо из-под ног… Словом, к середине дня оголодавший Верт решил, что надо попробовать охотиться, пока достаточно сил. Следующий час пути он посвятил сбору камней, которые в лесу попадались значительно реже грибов. Наконец, ставший счастливым обладателем полудюжины небольших, но увесистых и почти ровных булыжничков, Верт принялся сооружать пращу из лямки от своего заплечного мешка. Осмотрев результаты своего труда, он решил, что сойдет. Конечно, совсем не то, что привычная с малолетства охотничья праща, из которой он уложил не одного зайца, но приноровиться можно. Он немного покидал камни в дерево, чтобы привыкнуть, и отправился на охоту.

------------------------------------
Кли сидела в засаде. Ну, в засаде – это громко сказано. Просто она притаилась под кустом и внимательно следила за какой-то зверушкой, копошащейся во влажных листьях. До Пристенков добираться оставалось не меньше пары часов, а вчера ей отчаянно не везло с пищей. Привыкшая охотиться ночью, она не учла, что ночных животных тут гораздо меньше, чем в её родных краях, поэтому и завтрак, и ужин состояли из черствого хлеба и жалких остатков рыбы, которые завалялись на дне рюкзака.
При ближайшем рассмотрении зверушка оказалась зайцем, только почему-то рыжим, очень крупным, и не таким пушистым, как белоснежные побегайцы в ее родных краях. Даже не поведя ухом в сторону разлегшейся на земле Клисы, он сосредоточенно выискивал среди кусочков мха что-то съестное.
Подождав, пока длинноухое недоразумение увлечется найденной едой достаточно сильно, Кли осторожно достала один из метательных ножей и подняла руку для броска.
--------------------------------------
Верт почти бесшумно крался по мягкому влажному мху. Наконец – о удача! – глаза его заметили шевеление в кустах. Верт замер и даже почти перестал дышать. Он зарядил свою пращу, взял на всякий случай в руку второй камень и тихо-тихо, как кошка, стал подкрадываться к зверю. Из-за кустов показалось длинное рыжеватое ухо. Верт застыл на одной ноге, боясь хоть малейшим шумом выдать себя, потому что никакой камень бегущего зайца не догонит. Ухо опустилось обратно, и Верт, наконец, смог подобраться на расстояние броска. Не тратя времени, он раскрутил пращу и бросил камень, и в этот момент заяц решил отпрыгнуть. Камень не задел его, но почему-то вместо ожидаемого глухого шлепка в мох, Верт услышал «бдзэнь», словно камень попал во что-то железное. Заяц, судя по всему, тоже услышал этот звук и дал такого стрекача, что только пятки засверкали.
- Кошкин Ёт! – С досады Верт бросил второй камень зайцу вдогонку. Никто не помнил, что это был за Ёт и почему он кошкин, но поминали его все кому не лень.
- Рыбья мать! – Злобно раздалось из-за кустов. Верт перевел взгляд. На то место, где только что был заяц, вышло престранное существо с очень бледной кожей, наклонилось и подобрало добротный метательный нож, лежавший рядом с его, Верта, камнем.
- Рыбья мать, - повторило существо, - еще и нож мне испортил.
Верт не смог бы сказать, от чего обалдел больше - от того, что его камень попал прямо в метательный нож, от вида этого существа или от обвинения в порче имущества.
- Я, что ли, попортил?! А ты мне охоту попортил! Откуда ты вообще тут взялся? Кто ты такой?
- А чего это взялся?! Я вообще-то всегда гордилась принадлежностью к женскому полу. – Незнакомка рассердилась. - И ещё не ясно, кто кому охоту испортил!
Парень покраснел.
- Что-то везет мне на девушек в этом лесу, - буркнул он, оглядывая незнакомку, которая была на полголовы выше его, худая, мускулистая – ну вот подумай тут, что не парень!
- Нельзя сказать, что мне везет с парнями... в этом лесу! И вообще с людьми в... тут! – раздраженно ответила светлокожая. - Что делать будем? Ты мне теперь обед должен!
Девушка явно была на взводе, причем – Верт это чувствовал - первопричиной был не он. А потому решил, что надо ее как-то успокоить, тем более что ясно, в этой досадной промашке никто не виноват. А может, они и вовсе неспроста с ней столкнулись?
- Ну…- улыбнулся он. - Раз уж так вышло, давай сперва познакомимся. Я Верт.
- Клиса, - она сбавила обороты и попыталась успокоиться. - Клиса Рихада. Можно просто Кли.
- Очень приятно, - Верт снова улыбнулся. - Я так понимаю, ты голодна. У меня тоже в мешке пусто, последний хлеб кончился еще вчера. Правда, есть грибы, но готовить их все равно не в чем, разве что посушить. Вот и решил поохотиться на этого зайца.
Клиса слушала, но оставалась при этом очень напряженной, словно готовилась в любой момент давать отпор.
«Да что же это с ней? Неужели кто-то обидел?» - недоумевал Верт про себя, а вслух спросил:
- А ты откуда? Я таких, как ты, раньше не видел.
Но не успела она ответить, прямо подле них, тяжело хлопая крыльями, опустился здоровенный тетерев. Разом свистнули в воздухе нож и камень из пращи, и птица упала, не успев даже осознать, что произошло.
- А вот и наш обед! – Весело объявил Верт и побежал к добыче.
----------------------------------------------

Желудок Кли при виде добычи, рухнувшей на землю, зарычал так, что мог испугать особо нервных детей и животных. Снегура подождала, пока Верт поднимет тушку и вернется к ней, и испытывающе посмотрела на нового знакомого. «Интересно, он всерьез предложил мне разделить с ним обед? А он знает, что по традиции он теперь не может бросить меня в беде, как и я его... если соглашусь, конечно». Парнишка, очевидно, ничего не зная о традициях далекого севера, спокойно свежевал тушку.
- Я наберу веток для костра, - произнесла снегура и, нарочито громко хлюпнув сапогом по луже, ушла в лес.
Разведение костра и приготовление пищи проходило в абсолютном молчании. Кли размышляла о том, почему она согласилась есть вместе с новым знакомым. Голод, конечно, давал о себе знать, но дело было не только в этом. «Просто он мне понравился - решила для себя Кли. - Хотя бы тем, что не набросился на меня и не стал обзываться».
- Я с севера. Наш народ называется снегуры. - Негромко произнесла Клиса, когда они устроились есть. - А ты?
- А я с юга. Раньше жил в селе, работал гончаром. Ушел. Два дня как. - Парень с удовольствием обглодал косточку и усмехнулся, - только не спрашивай, как я за два дня оказался так далеко.
- Не буду, - хмыкнула Клиса, - тогда не придется отвечать, как я за три дня добежала почти до Пристенков с севера.
Они переглянулись и одновременно улыбнулись, признавая друг за другом право на тайны.
- А ты в какую сторону идешь? - Спросил парень, когда от тетерева, как ни печально, остались только кости, даже без хрящей. - А то пойдем вместе, если ты в Плуто, вдвоем веселее.
- Я на юг, мне сказали, что Пристенки там. - Клиса сполоснула руки водой из фляги и аккуратно вытерла здоровенным лопухом. - Так что пару часов, по моим подсчетам, и я на месте.
Парень нахмурился.
- Погоди-ка. Как так может быть? Я-то с юга иду, и Стену не переходил! А получается, я уже в Плуто что ли?!
- Ну да, в Плуто, - подтвердила Клиса, непонимающе глядя на собеседника.
Верт выглядел растерянным.
- Или... или оно так надо мной пошутило, что выбросило уже ЗА стеной?.. - пробормотал он тихо.
Кли пожала плечами. Кто его знает, этого Верта, может, он тоже по како-то своей Тропе шел, вот и не заметил, как перемахнул Стену?
- Если тебе в Пристенки, пойдем со мной, - осторожно предложила она.
- Да нет, - улыбнулся парень, - мне как раз в Плуто. Наверное. Так что, как бы то ни было, все к лучшему. Что ж, пора прощаться, до темноты хотелось бы выйти к людям. Рад был познакомиться!
Верт поднялся, закинул мешок на плечо и протянул Кли руку.
- Может ещё встретимся… - Снегура задумалась, стоит ли говорить неожиданному сотрапезнику о традициях своей родины, но не решилась. - Тропы пересекаются. спасибо за... обед и беседу. - И она пожала протянутую ладонь.

Luxoria

Когда Астра наконец вышла на дорогу до Медвежьих Драчек, в сапогах противно хлюпало, а мокрая рубашка прилипала к спине, выдавая в воздух прозрачные облачка пара. Гроза шла почти до самого рассвета, поэтому вымокнуть девочка успела полностью – до последней нитки на худеньком, угловатом теле. Волосы слипшимися сосульками упали на лоб и шею, поблескивая в лучах утреннего солнца, и напоминали застывшие струйки крови.
Спать хотелось просто зверски, ноги не хотели слушаться, и Астра вдруг представила себя Мочалкой - лошадью молочника, которую она в детстве подкармливала конфетами. Та умела спать не только стоя, но даже на ходу, периодически открывая один глаз, чтобы никто не догадался о ее злостном неуважении к служебным обязанностям. Сейчас девочка страстно желала обладать талантом Мочалки засыпать всегда, везде и в любых обстоятельствах.
Астра тряхнула головой. Капли воды с ее волос разлетелись в разные стороны, а вот сон и не думал слетать. Даже мысли стали какими-то вязкими и тягучими, как ириски, и вяло ползали в голове, замедляясь с каждой секундой.
В кустах, мимо которых брела девочка, обозначилось какое-то шевеление. Астра прислушалась, усилием воли все же отгоняя сон, но шевеление не повторилось. Нет, нельзя засыпать, никак нельзя. Только не здесь. Ведь название деревня получила неспроста – в ее окрестностях действительно довольно много медведей. Особенно в липне, когда у них сезон брачных игр. В это время они становятся агрессивными, и встреча с таким вот неприкаянным женихом не сулит ничего, кроме неприятностей. Местные жители к медведям привыкли и относились философски, но Астре совершенно не улыбалось убегать от какого-нибудь разгневанного косолапого, да еще и в таком сумрачном состоянии.
Достав из сумки флягу, девочка вылила остатки воды себе на голову. Все равно волосы и одежда мокрые – хуже не будет. Липкий, словно ловушка для мух, сон ненадолго отступил, и Астра прибавила шагу. Ведь осталось-то всего ничего…
В Медвежьих Драчках ей бывать приходилось и, слава Санта-Болте, отнюдь не по производственным нуждам. Так что, в этой деревне вполне можно рассчитывать на нормальный прием и даже некоторою помощь. А теперь, когда кармашки пояса набиты монетами, и подавно… Кстати, о монетах… надо бы их переложить в кошелек и вытащить из пояса профессиональный инвентарь. В сумке, подальше от чужих глаз, ему будет намного комфортнее.
Девочка присела на поваленное дерево, ссыпала монеты в мешочек, туда же бросила бесполезную серебряную брошку – и зачем, спрашивается, утащила? Стоит всего ничего, зато колется, зараза! Астра потерла место укола и приступила к осмотру следующего трофея – расшитого золотой ниткой внушительного кошеля… это еще что такое? Духи, шпильки… Что за ерунда? А где же деньги? Если только это… Какой позор! Утащить у какой-то расфуфыренной девицы косметичку! Стыдобище! Ладно, ничего страшного… всю эту дребедень можно выкинуть, чтобы в Обменнике не позориться. А ведь туда в любом случае заходить нужно – не переться же в Магнолиум, чтобы обменять ассигнации. Там банкиры подозрительные, вопросы всякие задавать любят… А вот гребешок, инкрустированный камешками, можно и оставить – симпатичная вещичка, и явно недешевая. И колечко вот это…
Да, колечко было тоже вполне ничего. Только немного великоватое… Астра надела его на большой палец и полюбовалась, как бликует солнце на темно-зеленом камне. Красивое такое колечко, сойдет для сельской местности…
Медведь выскочил неожиданно. То ли умный попался, подкрался по всем правилам, на цыпочках, не производя лишнего шума. То ли Астра настолько устала, что утратила бдительность и пропустила мимо ушей весь тот шум, который поднимают при передвижении такие крупные звери. В любом случае, заметила она эту громадину почти в сажень высотой только тогда, когда чья-то тень упала на поблескивающее кольцо. Обернувшись, девочка просто обомлела от страха. Медведь стоял в какой-то паре шагов, поднявшись на задние лапы, и увлеченно принюхивался. Из раскрытой пасти капала слюна, а в глазах напрочь отсутствовали признаки разума. Правду говорят, что брачный сезон выбивает из этих не особо умных животных последние мозги…
И чего, спрашивается, он ждет? Нет, Астре вовсе не хотелось умирать такой скорой и не совсем приятной смертью, но ждать неизбежного было еще хуже. А убежать или хотя бы просто пошевелиться просто не получалось.
Медведь по-прежнему принюхивался. Очевидно, его сбивал с толку запах мокрой замши. Наконец косолапый принял какое-то решение и коротко рявкнул, подаваясь вперед и опускаясь на передние лапы. Астра задушено пискнула, отшатнулась назад и упала на спину, задрав ноги на бревно. Тут же их отдернула, пытаясь отползти подальше. В ужасе от происходящего, она не заметила, как кольцо на пальце мягко засветилось зеленым.
Придя в некоторое замешательство от странного поведения добычи, а может, просто мучимый любопытством, медведь перегнулся через бревно. Из его пасти вырывалось утробное рычание, с клыков капала слюна. Астра завизжала и инстинктивно попыталась заслониться от чудовища рукой. Кольцо полыхнуло, визг девочки дошел до грани ультразвука. Такой атаки медведь выдержать не смог.
Астра приподнялась на локте, пораженно глядя вслед улепетывающему зверю. Это ж надо, какое колечко полезное! Просто бесценное! Нет, она его не продаст, нашли тоже идиотку! Пусть лучше у нее останется. Никогда не знаешь, когда еще может пригодиться такой интересный артефактик…
Девочка встала и отряхнулась. Медведь и не думал возвращаться, хорошая порция страха полностью прогнала сон… нужно воспользоваться случаем и побыстрее добраться до этих дурацких Драчек. А там можно будет купить поесть, попроситься к кому-нибудь на сеновал или в сарай, высушить одежду и отоспаться как следует. Хотя бы часов шесть. При мысли о сне и еде губы Астры сами собой расплылись в улыбке. Жизнь стала казаться вполне сносной…

Серая Волчи

Кли неторопливо шагала по найденной тропинке, радуясь тому, что впервые за три дня может не бежать, а просто идти. Лес, по которому она шла, был не похож на привычные ей заросли калиссов, которые росли рядом с её домом. Тот лес был наполнен сумерками, цвет которых варьировался от темно-синего до темно-голубого. Солнце редко пробивалось через верхние ветки деревьев, сплетенные так густо, что по ним, наверное, можно было гулять.
Лес же в Пристенках был наполнен прозрачным воздухом, который золотился в лучах садящегося солнца и непривычно звучал тысячами птичьих голосов. Обстановка была настолько спокойной и умиротворяющей, что снегура невольно расслабилась и задумалась. Она плохо представляла себе, что будет делать, когда все-таки дойдет до конечной точки своего пути. На Тропу она пока встать не может. Слишком много внутренней энергии отнимает Тропа, а восстановление её займет, минимум, дней десять. А люди… Нельзя сказать, что она боялась. Она вообще была не из пугливых и первого зверя убила в девять лет, тайком вырвавшись на охоту вслед за старшими братьями. Но эти люди её пугали. За двадцать пять лет своей жизни Клиса ни разу не покидала пещерный город, в котором хоть и случались ссоры и непорядки, но там никто не смотрел на неё свысока. Тут она была чужой. Нелюдью, как назвал её невоспитанный конюх. Что ждет её в загадочных Пристенках? Противостоять одному человеку, защищая себя, она смогла бы, убежать от двух-трех тоже. Но если на неё набросится толпа…
Хотя Верт, её новый знакомый, не вел себя агрессивно. Она невольно улыбнулась, вспоминая его рыжий вихры и открытый дружелюбный взгляд.
- Может не все тут такие ненормальные, и вполне спокойно отнесутся к моему происхождению. - По привычке заговорила она сама с собой. – Ведь отец провел тут столько времени, и, если верить человеку из большого дома, два дня назад был жив и вполне здоров.
Впереди послышался шорох, но увлеченная воспоминаниями о рыжем и планами на будущее, обычно осторожная снегура, не обратила на это внимания. Вернее, обратила, но решила, что это очередная живность, которая водилась в этих лесах в неимоверных количествах. Тем более, что источник звука был довольно далеко. Саженях в пятидесяти от неё.
Однако через несколько шагов она остановилась и принюхалась. Судя по запаху, это не был зверь. Пахло костром, выделанной кожей и чем-то незнакомым. Резким, и, похоже, искусственного происхождения. На всякий случай она нырнула за ближайший куст и достала один из ножей, висящих на поясе.
На тропинку в нескольких шагах от неё вышел человек. Среднего роста, одетый в кожаные штаны и кожаную куртку. Сколько ему лет по человеческим меркам, Кли определить не смогла, но он явно был не молод. Густые с проседью волосы и настороженные глаза, окруженные сетью морщинок. Она осторожно пошевелилась, высовываясь чуть вперед, чтобы рассмотреть предмет, который человек держал в руках. Судя по всему, это и был источник непонятного запаха.
Предмет выглядел, как оружие. Точнее он и был оружием, очень похожим на арбалет, которым пользовались Черные Волки, охотники. Только был гораздо изящнее и миниатюрнее, чем громоздкие сооружения, которые снегуры были вынуждены носить на спине. Этот помещался в одной руке, и запах шел именно от наконечника стального дротика.
Человек, обладавший необычайно острым слухом, услышал её движение и одним прыжком оказался за кустом.
- Оп-па! – Воскликнул он восторженно и уставился на Кли во все глаза. – Здравствуйте!
На лице незнакомца расплылась дружелюбная улыбка. Настолько дружелюбная, что Клиса осторожно опустила руку с занесенным для броска ножом.
- Добрый день. – Она робко покосилась на охотника, но нож в ножны не убрала. – Вы так неожиданно подошли. – Страх прошел, но её что-то беспокоило, поэтому она постаралась отступить на пару шагов в сторону.
- Нет, это вы очень тихо стояли. Вы хотели на меня… ммм… поохотиться?
- Не совсем, - снегра растерялась от такого предположения – просто перестраховалась на всякий случай.
- А вы, я смотрю, не здешняя. – Он покосился на её нож и пальцы с заточенными ногтями, которые его сжимали. – Что же вы делаете в одна в лесу, да ещё и вечером?
Кли не понравилось, что человек попытался приблизиться к ней. К тому же, он делал какие-то странные движение левой рукой, словно пытался перевернуть кольцо, украшавшее средний палец его руки, камнем вовнутрь.
Она отошла ещё на несколько шагов и задала встречный вопрос:
- А вы? Вы, я смотрю, вооружены, ну, вот и я могу за себя постоять.
- Ну-ну, - усмехнулся человек, делая внезапный выпад в её направлении.
Но, за секунду до этого запах опасности, так резко ударил ей в ноздри, что она взвилась высоко вверх и вперед, зацепив противника. От удара охотник рухнул на землю, а на место, где до этого стояла Клиса, упала сплетенная из тонких нитей сеть.
Не раздумывая, чтобы это могло значить, и зачем этот человек пытался её поймать, снегура развернулась и припустила вперед, не разбирая дороги. Она успела пробежать пару десятков шагов, когда ногу на ладонь выше колена прошила короткая боль.
«Запах! Стрела была чем-то смазана. Яд?». Организм отчаянно взвыл, принимая в себя порцию инородного вещества. «Метаболизм, обычный ускоренный обмен веществ… кто знал, что это когда-то может спасти мне жизнь…». Мысли метались, но тело, закаленное многими годами тренировок, неслось вперед, не сбавляя скорости.
«Долго я не протяну. Я не знаю, какой это яд, я не знаю уровня выносливости охотника, я не знаю, как долго смогу бежать».
Оставалось только петлять, резко меняя направление бега, чтобы сбить преследователя с толку. На одном из таких поворотов, когда тело уже начало ощутимо уставать, Кли внезапно со всего маху стукнулась о сплетенные ветви дерева и больно уколовшись об иглы… провалилась вовнутрь. Опасностью больше не пахло. Ничем больше не пахло. Просто было темно.

Fael

Вечерело. Верт по-прежнему упорно шагал вперед, стараясь держаться на север, но идти становилось все трудней. Поросшие вековыми соснами холмы остались позади, местность ощутимо понизилась, то и дело на его пути попадались завалы, оставленные бурей, и все чаще пройти можно было только справа. Так что хотел того Верт или нет, приходилось забирать к востоку.
Парень все вспоминал странную встречу сегодня днем, и все кусал себе локти, что не расспросил подробнее, откуда идет Кли, и далеко ли до ближайшего города или деревни. Потому что Верт хоть и любил бродить по лесу, но провести третий день без нормальной еды, без возможности помыться и без мало-мальски теплой одежды ему не хотелось. Последнее, кстати, казалось особенно актуальным – парень поежился – солнце село, и по мхам стал собираться туман, запуская свои липкие пальцы Верту под рубаху.
Под ногами противно зачавкало.
- Кошкин Ёт… - пробормотал Верт. Перспектива провести эту ночь в болоте его совсем не радовала – мало того, что мокро, грязно и костра не разведешь, так еще и в трясину того и гляди провалишься! Не сам, так уйдины помогут…
Конечно, днем, когда уйдины спят, можно было бы попытаться пройти болотину – взять палку подлинней, и потихоньку, прощупывая каждый шаг, двигаться вперед. Но теперь, в тумане и в сумерках, да при слипающихся от усталости глазах, это было бы равнозначно самоубийству.
Верт вздохнул. Оставаться в болоте нечего было и думать – если он и не простудится в этой сырости, то комары и мошка сожрут точно. Понять, в какую сторону болота нет, было невозможно – ему казалось, оно уже везде. Так что он снова вздохнул, развернулся и зашагал обратно – уж там-то точно не было болота!
«И чего я с Кли не пошел? – думал он, почти в слепую раздвигая ветки, - Она же в город шла! Ну и что, что в другую сторону, зато в город, к людям. А из города в другой город добраться всяко проще, чем по лесу пешком без дороги. В городе и подработать можно, и в таверну на ночлег устроиться. А тут, в лесу, чего гончару делать? Глины, конечно, навалом, но пирожка из нее не слепишь… Да и вдвоем-то всяко веселее, хоть поговорить есть с кем».
Сзади, со стороны болота раздался какой-то протяжный вой. Верту стало жутко – впервые в этом лесу. Он медленно, через силу обернулся. Над болотом вспыхивали и гасли зеленоватые огоньки, и ничего кроме них не видно было в сплошном тумане. Слышались какие-то неясные вздохи, всхлипы и хихиканье. Рыжие волосы Верта встали дыбом.
- Чур меня, - прошептал он, нащупывая в мешке шило – единственный железный предмет, который был у него при себе. Ведь с давних пор известно, всякая нечисть боится огня и железа. Липкий ужас немного отпустил, и Верт смог, наконец, отвести взгляд от зеленых огоньков болотной нечисти и зашагать вперед. Поначалу каждый шаг давался неимоверно тяжело, словно шел он по колено в жидкой глине, но чем дальше оставалось болото, чем выше становился лес, тем легче делался шаг.
Наконец, Верт забрался на холм, нашел большую шатровую ель, залез под колючие ветви и измученно рухнул на хвою, мгновенно провалившись в тяжелый сон без сновидений.
Аждаха вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:28   #14
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Талинна

Весь этот длинный и суматошный день Олаф провел в беготне и хлопотах. Задания сыпались на него со всех сторон, как орехи с куста. Задуматься и пожалеть о своей ошибке времени не было: то он бегал за позорниками, то носился по второму этажу, помогая собирать и укладывать вещи съезжающим постояльцам, потом пришлось помогать на кухне и конюшне, затем перебирать тюфяки, потом было еще что-то…
Хизер словно старалась наказать мальчишку, давая ему всевозможные задания в разных концах дома. И будь Олаф чуть внимательнее, заметил бы – он весь день был на виду у хозяйки. Та внимательно наблюдала за парнем, примечая все – и ожесточенный блеск глаз, и застывшую улыбку, и нахмуренный лоб.

Когда Олаф узнал, что в погоню за вором отправляется Тай и целая компания постояльцев, он чуть не разревелся. И уже позже, в подвале, где он протирал большие бутыли для масла, дал волю обиде.
- Они пойдут в лес, в погоню, - всхлипывал он, пряча лицо в ладонях, - а я буду бегать с метлой и тряпкой. Мальчишка на побегушках…. Я тоже пойду!
- А во всем виноваты эти чердачные самозванцы! – вкрадчивый голосок заставил Олафа поднять голову. На одной из бутылей сидел рыжий таракан, его лихо закрученные усы блестели и подрагивали в такт словам. – Вот, пришли клянчить пропитание, побирушки несчастные, и отвлекли доблестного охранника. Мы все-е-е-е видели! И как этот чернобрюхий унижался, и как вы ему еду пошли собирать, а тут – раз, и злоумышленник прокрался. Мы все видели.
- Видели и молчали! Почему не позвали, почему тревогу не забили? – рассерженный Олаф был готов стукнуть рыжего таракана.
- Но… Ой… Не надо… - таракан смешно подпрыгнул и, свалившись с бутыли, исчез в щели под лестницей.
- Я виноват, мне и искать вора! – Олаф выскочил из подвала и бросился к лестнице, но его перехватила Хизер:
- На-ка, держи! – и она вручила ему пару обрывков меха. – Отнеси это в малинник, пыжику, заодно и познакомитесь. А потом отправляйся спать, я распоряжусь, чтоб ужин тебе отнесли. Понял?
Олаф кивнул, повертел в руках яркие кусочки меха и побрел в малинник. В другой раз он с удовольствием бы познакомился и поболтал с лесным чудом, но сегодня его хватило только на приветствие и пару слов. И поэтому мальчик совершенно не обратил внимания на округлившиеся при виде его глаза Козявочки и на её тихий возглас:
- Не может быть. Неужели Видящий? Вот эт да-а-а-а!!! – и Козявочка долго смотрела в одну точку, как будто что-то вспоминая.

В этот вечер все в таверне разошлись спать рано, намаявшись за этот длинный и такой тяжелый день, Олаф осторожно спустился по лестнице, стараясь двигаться бесшумно. Он подобрался к задней двери, нащупал тяжелую щеколду, сдвинул её и отворил дверь.
- Оставь меня вот здесь, на засове, - тихо прошелестел сидящий на его плече Джобуш, - мы закроем дверь, не беспокойся!
Олаф осторожно подсадил старого таракана и шагнул за порог.
- А, может, все же останешься… - начал таракан, но мальчик быстро и неслышно скрылся в темноте.
– Удачи тебе, – взмахнул длинными усами старый таракан. – Удачи!

Ночной лес не пугал Олафа. Для жителя Пристенков заблудиться в лесу — хоть днем, хоть ночью — невозможно. И мальчик быстро углублялся в чащу, отслеживая светящийся след вора.
«Сказали, этот наглец унес магический артефакт, а сам он явно обычный человек, из тех, что не светятся», - размышлял мальчик на ходу. Он давно уже не удивлялся, что все люди и существа разные. Он с самого детства видел разноцветное сияние вокруг одних и тусклое свечение других, для мальчика это было естественно, так же, как дышать и есть. – «Вот и пойду по следу, вон, как ярко он светится на траве и кустах. А странно, почему Тай двинулась левее и дальше? Ведь след так хорошо видно? Наверно потому, что с ней были эти люди, еще пони и звери». Олаф похихикал, вспомнив, как на кухне все обсуждали мохнатого говорящего обжору по имени Кактус. А голый кот? И чего только не бывает на этом свете! Вот взять их деревню: в ней жили обычные люди, тускло светящиеся живым теплом. И вдруг у Мога и его жены родилась девочка, сияющая таким чистым ярко-синим светом, что он просвечивался аж через стены и крышу их дома! А те лихие контрабандисты, что регулярно наведывались к кузнецу? Вот уж где разнообразие света! И синий, и зеленый, и белый. Правда, какой-то тусклый, какой-то грязный. И не коконом, как вокруг этого длинного постояльца, а отдельно – вокруг пояса, кармана, рук или шеи.

Олаф споткнулся и чуть не упал, а когда выпрямился, понял – следа больше не видно.
- Куда он девался? – парень закрутил головой, пытаясь увидеть светящийся след, но вокруг была только темнота леса. – Вот ведь напасть! Как будто его слопал этот обжора Кактус!
Через мгновенье Олаф по пояс провалился в яму, заполненную ледяной водой. Откинулся на спину и вывернулся из корчаги.
- Что за напасть? Нет здесь болота! И быть не может, уж я бы его давно почуял, - пробормотал Олаф и насторожился. В голове четко зазвучало: «Направо, надо идти направо!».
- Еще чего! С какой это стати? Не иначе, как Хозяин играет, - парень застыл на месте, крепко зажмурился и стал повторять с детства знакомые слова. – Я не твой, не играй со мной, я по делу иду, к тебе в гости – не пойду!
Эту скороговорку он придумал сам, и всякий раз в подобных ситуациях она помогала ему успокоится и найти верный путь.
- Ах, ты так! – тихо, но сердито произнес голос из темноты. – Ну, ладно, поиграем!
Лес зашуршал, словно деревья вдруг одновременно закачались под порывом ветра. Олаф завертел головой, пытаясь понять, откуда слышится скрип.
Ему даже показалось, что деревья задвигались: то толстое, которое было левее, оказалось прямо перед парнем, а сам Олаф вдруг оказался посреди густого колючего кустарника.
«Вот попал! – думал Олаф, стараясь выбраться из зарослей, - и чего он так рассердился? Я ничего такого не делал, шел себе. Веток не ломал, травы не рвал… А что ночью, так мне очень надо».
- Мало ли кому чего надо! – прошелестел тот же голос, - а разрешения спросить? Ходят тут толпами всякие...
- Ну, виноват! А одежду зачем рвать, - уже сердито бурчал Олаф, с трудом отцепляя от штанов очередную колючку, – можно было и по-другому!
- Ха-ха-ха! – смеялись колючие кусты.
– Будешшшь в следующий раз знать! – шелестели листья на ветвях.
- Уважать надо, уважжжать… - шептал мох под ногами парня.

Хозяин рассердился не на шутку. Олаф так и не понял — то ли разозлила его компания, по следам которой шел парень. То ли просто настроение у Хозяина не то, но до самого утра пришлось Олафу прорываться через преграды, что устраивал ему Хозяин. Он вымок и перемазался в бесконечных ямах, штаны и куртка были изодраны, руки и лицо расцарапаны. И когда, наконец, взошло солнце, Олаф, к великому своему сожалению, понял, что так никуда и не ушел! Он стоял в ста шагах от таверны…

Морис
Совместно с еленой, Алькой, Дракошей и попутчиком.

Погоня по лесу оказалась утомительным делом, особенно для новичков. Тай просто и не знала, что бы они делали без Сюзи. Правда, пару раз из-за нее пришлось идти в обход густых кустов. Но это - такие мелочи.
На ночевку остановились на берегу ручья. Песчаный берег, казалось, был просто создан для этого. По настоянию Тай, каждый нес собой хворост. Девочки сперва удивлялись, зачем столько дров. Но Дан поддержал инициативу проводницы, и сухостой собирали на ходу все последние полчаса марша.

-Привал! – объявил Дан, разбудив дремавшего в капюшоне Тусика.
-Давно пора! – тут же поддержал хомяк. – Размяться, по травке побегать…
При этих словах Алиса и Лика дружно застонали: они и так уже набегались, дальше некуда! Притомившийся Най тоже фыркнул неодобрительно.
- А ты вообще молчи, зубастик лохматый! – махнул на него лапкой Кактус. – Хоть бы пару веточек для костра притащил, что ли…
Пес как-то сник и понурил голову.
- Действительно, займемся костром, - согласилась Тай. – И ужином!
- Можно я пока Сюзи расседлаю? – спросила Лика и, не удержавшись, добавила - А то, боюсь, ей Алиса всю спину сбила.
- Я умею ездить! – вскинулась демонесса.
- Ну да, конечно… - тихо прокомментировала мэстрэя, подхватывая поводья и отводя пони в сторону.
Дан неодобрительно покачал головой. Ему походная жизнь была совсем не в тягость, разве что спутников обычно бывало куда меньше.

Тем временем Тусик с трудом взобрался на большой камень и тихо засвистел. Най повернул голову к хомяку. Кактус примирительно взмахнул лапой. Пес поднялся и, подойдя к Тусику, ткнул того носом в живот. А дальше… Тай готова была поклясться, что эти двое начали о чем-то оживленно беседовать, при этом пес поскуливал, повизгивал и пару раз даже гавкнул, а хомяк задумчиво качал головой и изредка посвистывал, словно обычный лесной суслик.
Закончив переговоры, парочка переглянулась, хомяк ловко слез с пня, и звери направились прямо к Тай.
- Многоуважаемая лэри, - чопорно обратился к ней Кактус. - Мой юный друг хотел передать вам, что, несмотря на всю любовь и уважение, которое он к вам испытывает, он просит вас не называть его малышом! Он - уже взрослая собака.
- Ой, ма… Най, прости, - Тай погладила пса по голове.- Привыкла, что ты еще маленький.
- Да, и Най уверен, что именно поэтому вы недостаточно внимательно слушаете то, что он вам говорит, - кивнул хомяк.- Возьмем, для примера, случай у брода. Он ведь совершенно четко пояснил вам, что следы ведут не к куче камней, что там никто не переходил ручей, что вор пошел другой дорогой. Поняли все, даже те, кто совершенно не знаком с этим псом. А вы продолжали его гнать в ручей на камни. Это явное неуважение к личности вашего собеседника. И еще, - Кактус взглянул на пса, тот тихо взрыкнул, - вы называете его Наем, а он ненавидит это имя! Он хотел бы, чтобы в его имени присутствовала память о его матери- волчице.
- Может, Волчи? – предложила Тай.
Пес закатил глаза, громко засопел, упал на землю брюхом и накрыл лапами нос. Поза представляла полное отчаяние. Проводница недоуменно уставилась на качающего головой Тусика. Но, так как шея у хомяка отсутствовала, то качался он весь.
- Что вы говорите?! Он – кобель, а не сука. Я говорю исключительно о половой принадлежности! А ни в коем случае не о характере! И посему женское имя вряд ли подходит!
- Ну, тогда Волчок?
Хомяк внимательно посмотрел на пса. Тот высунул из-под лапы один глаз. Прислушался к себе, потом радостно вскочил и начал нарезать круги по берегу.
- А когда вернемся, я всем расскажу про твое новое имя, - Тай с улыбкой смотрела на скачущего Волчка. - И он еще говорит, что взрослый.

Тем временем проводница закончила разбирать взятые в дорогу продукты, и, судя по тому, что рядом с ней стоял полный котелок, уже успела сгонять кого-то за водой. Дан, с усмешкой наблюдавший за этим диалогом, занялся костром.

- Это же надо, у нас с собой два мага, а костер все равно разводим спичками, - заметил Лэм, когда Дан, прикрывая ладонью огонек, наклонился над кучей сухих веток.
- Магия – точная наука, - сурово заявил Тусик. - Нечего разбрасываться силой, если можно обойтись без нее.
- Если б хоть один из нас специализировался по огню, то не только без спичек, без топлива можно было бы обойтись, - пояснил маг. – Чисто теоретически, конечно, потому что силы потребовалось бы много. Магия – это тяжелый труд, и за каждое чудо, как вы это называете, приходится платить.
Дан подул, наполняя жизнью еще слабый огонек, и, глядя на Лику, добавил:
- Силы мага не беспредельны. Никогда не знаешь, когда они могут понадобиться… особенно в незнакомом лесу…
- Как у вас все сложно! – покачала головой Алиса. – И зачем тогда нужна эта магия?
- Потому что без нее жить вообще нельзя! – вступила в разговор Лика. – Вот, например, у нас дома… Эх, да что вы понимаете!
Окружающий лес вдруг показался Анликке темным и неприветливым. Вспомнился такой привычный и такой родной замок, с его тайнами, историей и заботой обо всех обитателях. Чтобы не расплакаться, девушка отвернулась и с удвоенным вниманием принялась расчесывать гриву Сюзи.
-Понимаем, - как-то успокаивающе произнес Лэм, - в дороге иногда всплывает такое чувство. Когда вы просто скучаете по дому…

«Дом», - подумала Алиса.
Для неё это было всего лишь слово, не находившее никакого отклика в душе.
Алиса протянула ладошки к огню.
«Интересно, он - живой?» - почему-то пришло ей в голову, и она представила, как маленькое пламя играет с ней в прятки и догонялки. И среди огромного, чужого и страшного леса ей вдруг стало так уютно - от запаха, витавшего над поляной, от тихого пофыркивания Сюзи, от раскиданных вокруг костра одеял, от того, как Тай хлопотала на котелком… И эти странные люди, которые волей судьбы оказались её попутчикам, вдруг показались ей такими близкими, теплыми. Даже холодная и отчуждённая Лика, отношения с которой как-то сразу не заладились, показалась ей намного ближе, чем многие из её знакомых
- Дом, - теперь уже вслух сказала Алиса, - вечное мельтешение слуг, какие-то гости, которым надо улыбаться, делать вид, что тебя ужасно интересует их нудная болтовня, и отвечать на их дурацкие вопросы.
Алиса вспомнила огромные, помпезные комнаты, очень красивый, но такой неуютный сад, где полагалось ходить строго по предназначенным для этого дорожкам.
- Нет, я совсем по нему не скучаю. И ещё, там совсем не любили Чуда, и все время его прогоняли.
-Вы просто не знаете, что такое дом, юная лэри, - грустно произнес Лэм. – Извините, но у вас его просто не было.
-А что такое дом? … Особняк в столице с холодными залами, полными парадной мебели, и длинными коридорами. Куча комнат, в которых люди бывают только по праздникам…, - пробормотала Алиса.

Лэм задумался, как будто вспомнил что-то.
-Не всегда. У меня, к счастью, было по-другому, - медленно проговорил он. – Маленький уютный домик, увитый плющом. Стены внутри по старинке обшиты деревянными панелями. В гостиной в углу – белый рояль, у окна – мольберт и всюду вазы с цветами. Библиотека с огромными полками до самого потолка. Можно забраться с ногами в удобное кресло и погрузиться вслед за автором в неведомые миры. Большие окна до пола выходят прямо в сад. А там – яблони. Перепрыгнешь через подоконник, и только шторы шумят за спиной….

Маленький домик как будто воочию возник на темном берегу. Тай взмахнула головой, отгоняя это наваждение, и подбросила в костер еще одно полено. Шум взметнувшегося пламени успокоил разыгравшееся воображение собравшихся, а сам Лэм с каким-то мрачным взглядом уставился на огонь. «Чуть немного приоткрылся и снова спрятался», - усмехнулась про себя Тай. – «И что он там, в костре найти думает?»

Все вопросительно уставились на Тай. Мол, твоя очередь... Тай улыбнулась Алисе:
- Длинные коридоры - это просто замечательно! Мы с братом так любили по ним гонять. Дом у нас был, правда, огромный. И половина стояла не жилая. Вот там мы зажигали светильники, редко-редко, и гоняли на досках. Папа нам сделал. Доска и снизу колесики. Одной ногой стоишь на доске, а второй отталкиваешься. Делали себе плащи из чего-нибудь и носились по полутемному коридору! Плащи развеваются, картины мелькают, пола почти не видно…. Как будто летишь! Правда, иногда не туда, куда направляешься, но все равно летишь. А еще мы излазили все тайные ходы. Тот, кто строил зам... дом, явно не любил парадных коридоров. У него свои были, личные. Мы с братом даже план составили коридоров и комнат. Дом в доме получился.
Алиса прикрыла глаза, представляя двух детей, со смехом несущихся по коридору. Ей такого не позволяли никогда. По крайней мере, очень были недовольны любой, даже безобидной шалостью…
-А как назывался ваш зам… эээ дом? - поинтересовался Лэм. - И зачем ваш отец делал эти доски? Их можно и в лавке купить.
«Вот, гад, мало того, что заметил мою оговорку», - недовольно подумала Тай, - «так еще и скрывать не собирается, что заметил».
- Далеко не все можно купить в лавке, - Тай невозмутимо смотрела в глаза Лэма. - Ваша брошка, серебряная чайка, что она обозначает? Вот что-то крутится в памяти, а поймать мысль не могу.

Лэм ухмыльнулся, но ничего не ответил. Проводница встала и отправилась готовить спальные места. Довольный Най, то есть уже Волчок снова принялся резвиться вокруг нее. Лика с улыбкой смотрела на скачущего пса, и настроение у нее потихоньку налаживалось. В общем, жизнь не так и грустна. А после ужина, быстро приготовленного Тай, девочки и вовсе повеселели.
Стемнело удивительно быстро, словно кто-то набросил на лес темное одеяло. И только маленький кусочек, освещенный догорающим костром, казался островком жизни в сумраке ночи.
- Пора укладываться, - Тай решительно кивнула девочкам на их спальные места. – Завтра встаем рано, так что, кто не выспится - я не виновата…
- А посидеть у костра? – расстроилась Лика. – Поговорить....
- Да, а поговорить? – кивнула Алиса, старательно пряча зевок.
- Наговоримся еще, - поддержал Дан проводницу. – Вот догоним вора, и будем разговаривать, никуда не торопясь. А сейчас давайте, укладывайтесь, я пока наберу еще хвороста и присмотрю за костром.
– Да, мы первые дежурим, - важно заявил Кактус. – А чья смена вторая?
- Да не надо никакой смены, - махнула рукой Тай. – У нас сторож есть. – Волчок поднял ухо и вильнул хвостом. – Давайте уже спать.
Ворочаясь на жесткой земле, Лэм успел подумать, что путешествия в воображении все-таки несколько комфортнее – там в бок не впиваются камешки, усердно закопавшиеся в песчаный берег! Но усталость давала себя знать, и последнее, что видел Лэм, засыпая на неудобном ложе, - профиль Тай, освещенный бликами костра, словно десятком свечей…. Вспомнить, почему этот профиль показался ему знакомым, он уже не успел.

Алька

Утро для всех началось со звонкого лая Волчка. Пес изображал, что охотится на засевшую на дереве белку. Та не спешила ни убегать, ни падать в обморок от страха перед грозным охотником, кидаясь вместо этого прошлогодними орехами. А Тусик что-то насвистывал, подбадривая обоих.
- Волчок, перестань гонять зверюшек! – услышала Лика голос Тай. Гавканье сменилось виноватым повизгиванием.
- Ладно, будет у нас вместо будильника, - отметил Дан. – Все равно пора вставать. Грант Лэм, Лика, Алиса, просыпайтесь!
- Еще пять минуточек, - сонно попросила демонесса и перевернулась на другой бок. – Я еще чуть-чуть посплю…
Анликка тоже бы с удовольствием повалялась, но, во-первых, мешало отсутствие кровати, а во-вторых, хотелось показать себя лучше этой избалованной девушки из Демо.
- Уже встаю, Дан, - сказала она, выбираясь из-под одеяла и слегка поеживаясь. Солнце уже поднялось высоко, хотя в лесу было все еще прохладно.
«Ой, а ничего, что я без «мэстрэ» его назвала?! – мысленно ужаснулась Лика, сообразив, что ляпнула. – Ладно, будем надеяться, что он не заметил!»
- А где здесь можно умыться? – вслух спросила она.
- К ручейку сходи, - посоветовала Тай, проверявшая припасы. – Так, Волчок, сознавайся, ты в сумках рылся?
Пес даже уши прижал от такого несправедливого обвинения. Потом мотнул головой в сторону мирно щиплющей травку Сюзи. Пони невинно взмахнула длинными ресницами и потихоньку стала отступать к деревьям, волоча за собой обрывок веревки.
- Поздравляю, лэры, булочек у нас больше нет, - прокомментировала проводница. – Хорошо, хоть хлеб внизу лежал.
- Еще один повод догнать воровку сегодня, - съязвил Лэм, пока Тусик изображал голодный обморок.
После недолгого завтрака путешественники отправились дальше. Волчок бежал впереди с гордым видом и изредка оглядывался на свой эскорт: не потерялся ли кто. Похоже, ему очень нравилось быть главным.
Лика опять шла пешком, уступив пони Алисе. Кто спорит, Сюзи была просто лапочкой, но после коней из домашних конюшен больше напоминала ожившую плюшевую игрушку. Так что уж лучше на своих двоих!

Вдруг Волчок резко остановился и сделал стойку на густые заросли кустарника.
- Это мы уже вора нашли? – ахнула Алиса. - А вдруг вор не один?
На нее хором шикнули, и с удвоенным вниманием продолжили сверлить взглядом зеленую стену листьев.
- А мне говорили, один, - возразил Тусик, однако с плеча Дана на всякий случай перебрался в капюшон – там безопаснее.
- Он мог встретиться в лесу с сообщниками, - вполголоса проговорил Лэм.
Открытая полянка почему-то показалась до ужаса неудобной, и люди заозирались в поисках укрытия. Первой не выдержала Лика. Откопать в сумке артефакт оказалось минутным делом, а активировать его – и того быстрее.
Посреди поляны полукольцом поднялась двухаршинная земляная стена, надежно отгородившая путешественников от опасных кустов.
- Ты что творишь? – удивился Дан, усилием воли отгоняя мысль о засевшем в кустах стаде чвыриков. – Кто тебя учил так силой разбрасываться?
- А как надо?
- Ну, хотя бы вот так, - оценив надежность стенки, маг бросил в кусты молнию-хлопушку. Даже если такая ни в кого и не попадет, шуму будет все равно много, а значит, противник себя хоть как-то, но покажет.
Молния взорвалась, разбросав вокруг сияющие искры, а из кустов выскочило нечто маленькое, мохнатое, и с ходу взлетело на дерево.
- Шишкарь, - отстраненно прокомментировала Лика. – И почему я сразу не вспомнила?!
Дан тоже засмеялся.
- А что такое шишкарь? – тут же спросила Алиса.
- Лесной житель, вроде нашего знакомого пыжика, - пояснил маг. – Единственное, что умеет, - это пугать.
- Зато как! – вздохнула Тай.
- Да, странное ощущение, – заметил Лэм. – Хотя… по здравому размышлению, целой банде разбойников в кустах делать нечего!
- Все зависит от того, что они ели на ужин, - фыркнула Тай. – Ладно, идем дальше!

И погоня продолжилась. А шишкарь еще долго сидел на дереве и ворчал себе под нос что-то неодобрительное о прохожих, которые ходют и ходют, молоньями швыряются, а потом у лесных хозяев вещи пропадают.

Попутчик

Страх, накрывший всех липкой паутиной, исчез, даруя освобождение. Даже дышать стало легче. Все понемногу оживились. Волчок принялся с удвоенной силой скакать по округе, однако окрик хозяйки несколько умерил его прыть.
- Хватит уже белок гонять да нечисть тревожить, - Тай потрепала пса по холке, - давай вора ищи. Он в деревню заходил, помнишь, следы видели, и вышел оттуда не сразу, время потерял. Так что – иди, работай, не так уж намного он нас и обогнал.
Волчок радостно махнул хвостом и умчался вперед по тропинке.
- И много у вас тут водится таких шишкарей? – осторожно поинтересовался Лэм.
- Мы по кромочке Заповедного леса идем, - ответила Тай. – А в Заповедном лесу нечисть вольготно гуляет.
- Они обычно смирные, на толпу не нападают, только на одиноких путников. Чтобы те запаниковали да с тропинки сбились, - смущенно объяснила Лика. - А тут собака его потревожила, он сам испугался и нас пугать начал. Ну, а мы и поверили. А разве у вас в лесах нету шишкарей? – удивилась мэстрэя.
-Никогда не слышал о них, - пожал плечами Лэм.
-Я думаю, возле столицы, - а вы ведь живете в Лаборато? - обратился Дан к демону, дождался кивка и продолжил, – нечисть встретить сложно. В принципе, для нее, конечно, никакая Стена - не преграда, и, скорее всего, с давних времен нечисть вольготно жила в обеих долинах. Но потом с развитием науки ваши ученые мужи слишком уж заинтересовались природой нечисти и принялись ее активно исследовать. Чем, конечно, отпугнули. С другой стороны, не так много лесов у вас осталось возле столицы. Прогресс требует жертв. А нечисти нужен темный лес. Вот такой, - и он кивнул направо, где за ажурной зеленью кустарников хмуро проступал дремучий бор.
- А как же домовики? - удивилась Лика. – Им-то темный лес не нужен.
- Не нужен, - Дан кивнул и продолжил лекцию. - Домовики – существа особо щепетильные, они не в каждом доме жить будут. Вообще-то, нечисть имеет божественное происхождение. Для того чтобы она обрела силу, в нее надо верить. Поэтому домовики живут только там, где в них верят, молочком подкармливают… В деревнях Демо, я думаю, еще помнят легенды про нечисть, и, вероятно, в лесах живут и шишкари, и лесовики, да и домовики, наверное, свои жилища еще не покинули… А в городах… Вот скажите, грант, когда вы в последний раз ставили на пол блюдечко с молоком?
Лэм удивленно взглянул на мага, не понимая – то ли тот шутит, то ли проверяет его..
-А сам-то? – выручил демона Кактус. – Ты сам давно ставил на пол угощение для домовиков?
-А чего мне его ставить? Я точно знаю, кто тут же выпьет все молоко и потом будет стонать, что отравился, - Дан привычным движением скинул вылезшего на плечо хомяка обратно в капюшон .
-А разве молоком можно отравиться? – удивилась Алиса, тревожно поглядывая на Чуда.
-У Кактуса аллергия на молоко, - пояснил маг, - но это его никогда не останавливало!

Luxoria

Лес привычно шуршал над головой зелеными листьями, в ветвях весело щебетали птицы, радуясь новому дню и новой порции жары.
«Хорошо им, - думала Астра, - они ночью не мокли под проливным дождем, а потом не шлялись неизвестно где в мокрой куртке… А ночью в лесу совсем не жарко! Как бы еще не заболеть после всех этих приключений!»
Но туго набитый золотом и серебром мешочек и толстая пачка ассигнаций приятно грели сердце. И даже заложенный нос не портил настроения.
Привычные слуху лесные шорохи убаюкивали, заставляя расслабиться. Как не крути, а семи часов сна после бессонной и полной переживаний ночи все-таки маловато. Да и сапоги с курткой высохнуть так и не успели…
Девочка закинула сползающую веревку с привязанными сапогами обратно на плечо. В лаптях, правда, ходить было не очень удобно, особенно учитывая, что они ей были явно великоваты – что поделать, если местные деревенские бабы были сплошь с ножищами, как у богатырей! А детские были сплошь расписаны цветочками, птичками и прочей слюнявой ерундой! Единственные нормальные оказались великоваты, но это уже мелочи – все равно их выбрасывать, как только сапоги высохнут…
Сзади послышался какой-то посторонний шум. Негромкий, но выбивающийся из общего мирного шелеста вокруг. Астра резко обернулась и чуть не подскользнулась гладкой подошвой лаптя на мокром мхе. Прямо на нее стремительно и почти бесшумно неслась огромная, похожая на волка псина. Таких Астра уже встречала – полукровки нередко прибивались к волчьим стаям и отличались гораздо менее уважительным отношением к человеку, чем их серые сородичи. И были гораздо более опасны.
Понимая, что убежать она уже не успеет, да и слишком большой дуростью будет подставлять волку спину, Астра выхватила из-за пояса нож и заозиралась в поисках удобного места для отражения атаки. Единственным ее шансом выжить в столкновении с этой тварью - было попробовать дотянуться до нее ножом, не давая ей вцепиться клыками в горло – а волки, как правило, метят туда, если нападают по одиночке. Если ранение будет достаточно серьезным, и у волка возникнут сомнения в победе – он уйдет. Но это волки, а волкособаки наследуют от своих домашних предков все знания о повадках людей, поэтому они намного опаснее…
Астра приготовилась к маневру, мысленно вопрошая Санта-Болту и прочих богов, если они все-таки есть, за что они на нее так ополчились. Сначала медведь, теперь эта зверюга…
Собака, между тем, вышла на финишную прямую и, не сбавляя хода, прыгнула. Астра инстинктивно выставила вперед левую руку, закрывая горло. Вместе они упали на густую траву, и челюсть с жуткого вида зубищами клацнула в пальце от нее на лезвии вовремя подставленного ножа.
Так страшно Астре еще не было ни разу в жизни. Сколько у нее было той самой силы, которая чаще всего определяет исход поединка хищника и человека, забредшего в лес без ружья? Хватит ли ее, чтобы справится сейчас? Девочка с холодной ясностью поняла, что не хватит. Лишающий разума ужас зажег огоньки паники в ее расширившихся зрачках. И вдруг в желтых глазах зверя вспыхнул ответный ужас, отражая зеленый свет волшебного кольца.
Еще не до конца веря, что спаслась, Астра отрешенно наблюдала, как собака пятится от нее, поскуливая и припадая к земле, пока не сорвалась на бег и не скрылась в кустах на повороте. Девочка села и отдышалась, с внезапной благодарностью глядя на кольцо. Ведь оно уже второй раз спасает ей жизнь. И что самое смешное, она про него совсем забыла! Привыкла обходиться без магической помощи, вот и не вспомнила о ней вовремя. Но колечко оказалось умным, само вовремя подсуетилось.
- Все, теперь я о тебе больше не забуду! – нежно проворковала Астра и погладила пальцем зеленый камень. - Если еще какие-нибудь звери нападут, мы с тобой от них враз отобьемся…
Кстати о зверях… Что-то важное все время ускользало от Астры, с которой медленно, словно тягучий малиновый джем, сползал пережитый ужас. Девочка силилась поймать непослушную мысль за хвост, но та только беспорядочно металась туда-сюда, не желая останавливаться ни на миг.
Она снова двинулась по тропинке, уже не опасаясь, что зверь бросится за ней. Таких уроков они не забывают, надолго вбивая в память знания о человеке, которого не стоит трогать. Еще и членам стаи как-то рассказывают… Была бы домашняя, хозяин бы как-то смог успокоить, растормошить и снова приказать…
Приказать! Ну, конечно! Как она сразу не поняла! Видать, страх как-то отключает мозги и вообще негативно влияет на соображалку… Вот, что было странным в этой собаке – она не принюхивалась, не присматривалась, не рычала с расстояния нескольких шагов, ожидая, когда жертва повернется спиной и побежит прочь. Она неслась как-то слишком целенаправленно, словно повинуясь чьей-то команде – догнать и остановить…
Но это значит… Это значит, что надо спешить! Она недооценила местных порядочников, а они очень скоро организовали за ней погоню с собаками! Ой-ой-ой! Это уже совсем нехорошо!
И Астра что есть мочи припустила по тропинке.
Аждаха вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:37   #15
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Попутчик

Тропинка в очередной раз причудливо изогнулась, и за поворотом показался огромный куст, в котором, похоже, опять кто-то сидел. Веточки активно дрожали, и крупные листочки тряслись, словно звенели от опасности.
Тай сделала всем знак остановиться и осторожно подошла к кусту. Дану почудилось, что ее ногти стали чуть длиннее, и сама она - как-то крупнее… Через мгновение раздался ее удивленный возглас.
- Най, то есть Волчок, что случилось? Кто тебя обидел?
В ответ послышалось только невнятное поскуливание.
Через пару мгновений проводница подошла к компании и виновато развела руками.
-Он забился в самую середину, визжит и отказывается вылезать.
-Сейчас узнаем, – Дан вытащил из капюшона хомяка и поднес к кустам, - иди-ка, разберись со своим приятелем – что там случилось?
- Странненько, - Кактус неуклюже перелез через ветви и скрылся из вида. Воцарилось молчание.
- Ничего не понимаю, - хомяк выполз из куста и развел лапы. – Он говорит, что там впереди нечто запредельно ужасное, что туда никак нельзя идти, он боится, и поэтому вернулся. И такое ощущение, что я говорю не со взрослой собакой, а с насмерть перепуганным щенком…
- Опять нечисть? – нахмурился Лэм.
- Угу, - покусывая губы, кивнула Лика, – только не лесная. Очень похоже на псионический удар, на действие кольца Лилиан.
-Значит, Волчку удалось найти вора, - оживилась Тай. – Ох, доберусь я до этого пакостника! Только вот, как помочь Волчку?
- В принципе, воздействие кольца длится недолго, но ведь ждать до вечера мы не можем? - Анликка вопросительно посмотрела на Дана, дождалась его кивка и второй раз за утро полезла в сумку. - Если только вот это попробовать, – она достала медальон.
- Что это? – Дан внимательно разглядывал блестящий кулончик с розой посредине. – Тоже артефакт от свекрови?
- Нет, это мне Дориан на помолвку подарил, - ответила Лика. - Чтобы я не нервничала… Только он слабенький совсем. Его можно одеть Волчку на шею…
- На шею испуганному боевому псу? – Дан нахмурился. - Давай попробуем иначе. Слабенький, говоришь, - он осторожно взял Лику за запястье, - поднеси-ка амулет поближе к кусту.
Лика протянула руку, Дан сосредоточился... И каждый почувствовал, как отступает тревога, уходит усталость и дурное настроение.
Через пару минут из куста, виновато опустив глаза, выполз пес.
- Не расстраивайся, – потрепал его по холке Дан. - Нет ничего постыдного в том, что ты попал под магический удар. Стыдно должно быть магу, который теряет такие артефакты…
Теперь виновато потупилась Лика.
-Она же не специально, - вступилась за девочку Тай.
-Вот именно, - Кактус проворно забрался на плечо к магу и погрозил пальцем. – Она не специально.
- Еще бы специально, - отозвался Дан. – Просто надо всегда помнить, что магические артефакты – оружие повышенной опасности, и беречь их пуще глаз. И всегда убирать подальше от вороватых рук.
- И как мы теперь найдем вора, если собака не может идти по его следу? – прервал воспитательный процесс Лэм.
-Да очень просто, пойдем по следу Волчка, - улыбнулась Тай. - Вперед?
-Идемте, - откликнулся Дан. - Только я попрошу – пока кольцо не будет обезврежено, постарайся держаться за мной.
- Кольцо настроено на меня, - насупилась Лика. – Я должна его вернуть.
- Да куда же мы без тебя, - улыбнулся Дан. - Идем.
Лика, обрадовавшись, что лекция об ответственности мага закончилась, радостно улыбнулась, и они почти бегом кинулись в погоню.
Тай оглянулась, отметила, что рядом с замыкающими Алисой и Сюзи идет Лэм, и сосредоточилась на следе…

Серая Волчи

Сквозь закрытые веки проникал неяркий зеленоватый свет, который её и разбудил. Кли моргнула и открыла глаза, не совсем понимая, где находится. Над головой переплелись толстые ветки какого-то хвойного дерева, а лежала она, судя по ощущениям, на мягкой хвое, которая так приятно пружинила...
Снегура потянулась и попробовала встать, но резкая тошнота, подступившая к горлу, сразу же показала ей неудачность такого решения. К тому же затылок просто разламывался от боли и вообще, ощущения во всем теле были не самыми приятными. Она, конечно не знала, как это бывает, но сейчас ей казалось, что по ней пробежало стадо чвыриков. В памяти сразу же всплыли воспоминания о встрече с охотником и последующем неудачном падении.
- Хотя, как сказать...- задумчиво произнесла она в пустоту перед собой,- оказалось, что очень даже удачным.
Полежав пару минут, пока тошнота немного притупилась, она ещё раз попробовала сесть. Со второй попытки это получилось лучше, хотя сидеть без опоры снегура все равно не могла. Пришлось опереться о сплетенные ветки за спиной. Стараясь не делать резких движений, она наклонилась и попыталась осмотреть раненную ногу. Небольшая стрелка, не больше пяди в длину, прочно застряла в ране и причиняла определенные неудобства, но это было не самым страшным. Страшнее было то, что рана воспалилась, а на том месте, где лежала раненная нога растеклось огромное пятно крови, значит, без врача не обойтись. Дотянувшись до сумки и подавив резкий приступ тошноты, она достала кусок чистой ткани и флягу с водой. Первая попытка вспороть штанину закончилась тем, что вся вчерашняя еда живописно украсила землю по левую сторону от снегуры.
- Хотелось бы верить, что я смогу вернуться и убрать за собой, - пробормотала Кли, преодолевая "приятные" ощущения, и нащупала в сумке тонкий серебряный нож.
Естественно, с первой попытки достать дротик не получилось. Следуя законам Клисиной непутевости, стрела сломалась ровно посередине, а в глазах от совершенных усилий потемнело ещё больше. Пришлось сделать небольшой перерыв и отдышаться. Со второй попытки дела пошли лучше, хотя и тут не обошлось без проблем. Болт она все-таки извлекла, взвыв при этом так, что вокруг неё на секунду замолкли все птицы, зато, когда она попыталась воткнуть в землю нож, с помощью которого проводила «операцию», то естественно сломала его о спрятавшийся под землей камень. Если бы она была здорова, то дело окончилось бы сломанным ножом. Но голова и так напоминала кузницу, а внутренности устроили дружескую вечеринку и постоянно менялись местами, так что от толчка в руку, она завалилась на бок.
- Непорочная Снегурочка! – обреченно произнесла Кли, лежа на боку и собираясь с силами для следующего рывка, - с кем ещё могло случиться столько неприятностей подряд! Не зря меня дядя Дро никогда не пускал в мастерскую, а метательные ножи мне делали из самых прочных сплавов…
Отдышавшись несколько минут и тихо порадовавшись, что желудок уже пуст, снегура собралась с силами и попыталась закончить начатое.
Капнув на смоченную тряпку пару капель останавливающей кровь настойки, которую она все-таки сунула в сумку перед самым уходом из дома, Клиса кое как перетянула рану и задумалась о своем положении.
Идти куда-то в таком состоянии было практически невозможно. Разве что очень медленно и ползком. Но не идти - значило просто умереть от воспаления и голода. Хотя, в таком состоянии она была не то, чтобы уязвима, а скорее совершенно беспомощна. А люди вокруг, после произошедших с ней событий, не казались особо дружелюбными.
Постаравшись наиболее трезво оценить свое состояние, она решила, что лучше пусть её найдут недружелюбные люди (кто знает, может ей повезёт, как с Вертом), чем не найдет никто и она просто умрет и будет съедена жучками. Снегура нащупала ремень от сумки и намотала его на запястье, чтобы не сковывал движения, а потом, стараясь не беспокоить раненную ногу, выползла из убежища на полянку, мысленно поблагодарив спасшее её дерево. Но тут удача, очевидно, переработавшись вчера, решила, что с Клисы хватит подарков и сбежала. Неудачно вывернув больную ногу, она вскрикнула и потеряла сознание.

Попутчик

Совместно с Алькой и Люксорией

Тропинка виляла между деревьев, словно пытаясь запутать следы. Минут через пятнадцать Дан и его спутники выбежали на небольшую полянку. Тай внимательно огляделась и удовлетворенно сказала:
- Ага, вот тут они и встретились…
- И как мы будем искать вора дальше? – удивилась Лика, - Волчок же тут остановился...
- Найдем, - подмигнула Тай, - еще и часа не прошло, след совсем свежий.
Она уверенно повела компанию в погоню. Вот когда Дан оценил ее мастерство лесовика. Женщина словно и не смотрела под ноги - просто шла, почти бежала вперед. И только внимательно смотревший Дан иногда замечал на влажном мхе намек на след. Как Тай отыскивала следы на сухой хвое, было совершенно непонятно.
- Скоро нагоним, - улыбнулась Тай.
- Тогда дальше мы с Ликой идем первыми, - сказал Дан. - На нас магия амулета подействовать не должна...
- И все следы затопчете! - заметила проводница.
- Ну что, я в лесу в первый раз, что ли? - почти обиделся Дан.
- Ладно, - Тай пожала плечами и уступила место во главе отряда Дану. Рядом с ним, задрав нос от осознания собственной значимости, встала Лика.
След вора отчетливо проступал на мху, не успевшем просохнуть после многодневных ливней. Иногда он исчезал, но Тай безошибочно выбирала направление, в котором двигался вор. И вскоре впереди уже показалась мелькающая между деревьями юркая фигурка.
- Вот он, - закричала Лика, только что не указывая пальцем. Воришка обернулся, на секунду замер, разглядывая преследователей, и бросился бежать.
- Лови, лови его, а то уйдет! – азартно вопил Тусик, подпрыгивая в капюшоне. – Справа заходи, окружай! Ай, я же сейчас выпадуууу!!!
- Помолчи, - бросил на ходу Дан.
Вор, - а чем ближе погоня приближалась к беглецу, тем понятнее становилось, что все-таки воровка, - оглянулась, и, заметив преследование, выбросила вперед руку в атакующем жесте.
Дан сделал быстрое круговое движение, и Анликка поняла, что их загородила воздушная стена, через которую не смогло проникнуть воздействие перстня. Воровка поднесла кольцо к самым глазам, повертела и снова взмахнула рукой. Ничего не произошло.
Тем временем Дан сложил пальцы, и Лика просто увидела, как из пальцев мага стал мгновенно вырастать длинный воздушный стебель, он уплотнялся, становясь почти упругим, и на конце его расцветал странный цветок. О, да это вовсе не цветок, а сачок для ловли бабочек… Очень больших бабочек… Ростом с человека… Огромный сачок с длинной ручкой неотвратимо приближался к воровке.
Но не тут-то было. Девчонка, видимо, пришла к выводу о полной бесполезности кольца против людей и заметалась между деревьев. Дан никак не мог точно прицелиться, чтобы набросить сачок. Вот воровка вильнула влево, но наперерез уже мчался Лэм, и ей пришлось сворачивать в сторону. Маг даже хотел крикнуть, что она вот-вот ускользнет, но тут увидел с невероятной скоростью мелькающие среди деревьев косички Тай. Эта не упустит. И точно, через секунду воровка чуть было не влетела прямо в ее распростертые объятья, но вовремя шарахнулась назад. Такого момента Дан, которому уже надоело носиться по лесу с сачком наперевес, упустить не мог, и сачок молниеносно опустился, накрывая хрупкую фигурку мягко светящимся воздушным коконом.
- Вот, теперь можете подходить, - сказал маг, снимая защитную стенку.
Первой к застывшей у дерева фигурке подошла Тай.
- Осторожно, лэри, - предупредил Дан, - я должен снять ловушку, Лика, забери свое кольцо. И спрячь подальше.
- Теперь-то уж точно уберу подальше. Не хватало каждый раз за ним так бегать, - проворчала Лика, подходя поближе к худенькой девушке, которая смотрела на мэстрэю с явным вызовом.
Маг быстро щелкнул пальцами, и огромный воздушный сачок исчез.
«Забери кольцо… А если она не отдаст?!» - растерянно подумала Лика.
- Лэри, может, вы вернете мое кольцо? – вслух сказала она.
- А ты сначала докажи, что оно твое! – заявила та. – Мне вообще его бабушка в наследство оставила!
Анликка удивленно остановилась. Воровка сочла момент подходящим, чтобы снова попытаться воспользоваться кольцом. Может, оно только на группу людей не работает, а на эту разодетую куклу очень даже подействует?
Внезапно разогревшийся перстень обжег руку. Девушка сорвала предательский артефакт с руки и поспешно отбросила в сторону. Преследователи проводили его полет заинтересованными взглядами.
Воровка сочла момент подходящим, и снова бросилась бежать.
- Ловите ее! – услышала Астра.
В ту же секунду ей под ноги, словно сам собой, кинулся корень дерева, и девушка растянулась на траве. Тай тут же оказалась рядом, и хоть и получила пару пинков от яростно вырывающейся беглянки, держала ее, пока Лэм на удивление умело связал наглой девчонке руки.
- Молодец, Лика! – похвалил Дан. – Вовремя ты вмешалась!
- Спасибо, - покраснела та.
- Держи свое колечко, - подошла Тай. – И не теряй больше!
Лэм промолчал, растирая укушенное запястье.

Морис

Совместно с Люксорией.

Наконец-то!.. Душу Лэма переполняло какое-то странное чувство. Впервые за последние несколько дней ему удалось добиться какого-то результата. А то он уже начал сомневаться в своей способности справляться с проблемами, так часто возникающими у него на пути. Теперь необходимо не упустить ситуацию из-под контроля. А лучше способа, чем двойной морской, пока еще не придумали! Благо, веревка с собой. Теперь не убежит! И развязать сама – не развяжет, узелок с секретом, проще разрубить.
Уууу! Ббб…барракудова дочь! Она еще и кусается! Спокойно, спокойно. Не стоит срывать на ней зло. Это – явно жест отчаяния.
Странная девица. Смотрит на всех, как прожженный портовый мальчишка. Такая будет отбиваться до последнего. К ее совести взывать бесполезно, пугать – тоже. Как глазами сверкает! Явно оценивает нас, а заодно просчитывает варианты, что мы с ней сделаем. Ну что же, ты с нами играла, теперь мы с тобой поиграем. Как с мышкой.

-Многоуважаемая лэри, – Лэм с иронией поклонился девушке, - надеюсь, веревка вам не мешает?
-Вы так заботливы, достопочтенный лэр! Быть может, хотите на мое место? - не осталась в долгу авантюристка. – А может, вы будете так любезны и развяжете это макраме, которое вы тут наплели? Вообще странная ситуация получается. Иду себе по лесу к бабушке, никого не трогаю, вдруг напали, кольцо отобрали, грабители, да еще и издеваются!
-Ну что же, такая у нас, лесных грабителей, профессия, - ничуть не смутившись, продолжал Лэм. – Ловить молоденьких девушек, идущих к своим бабушкам. Впрочем, вы легко можете от нас откупиться, заплатив маленький выкуп. Одного большого портмоне с ассигнациями, содержимого кассы таверны и серебряной брошки хватит.
Наблюдавшая за диалогом Лика слегка хихикнула и бросила на Лэма восхищенный взгляд.
- Портмоне? Ассигнации? Откуда они у меня? Здесь, в Пристенках их днем с огнем не сыскать, – воровка уставилась на окружающих абсолютно честными глазами. Но злодеи почему-то не торопились развязывать веревки и рассыпаться в извинениях. - Тут вам не столица, уважаемый лэр. Вы, вероятно, раньше промышляли на больших трактах, но здесь вам придется убавить аппетит. У моей бедной бабушки есть только пара рунных овечек, так что, боюсь, ей не потянуть такой выкуп…
- Милая девушка, я бы с удовольствием еще послушал про вашу бабушку, - Лэм стал серьезным, - и другие бабушкины сказки…. Но мы, лесные разбойники, - люди очень нетерпеливые. Кроме того, чтобы так вольготно вести себя в лесах, нам приходится платить дань сразу и Позорной, и Порядочной дружинам. А это – такие накладные расходы!... Поэтому, скорее всего, последним мы подарим вас. Думаю, в Порядочной дружине очень обрадуются! Они любят слушать сказки… про бабушек.

Лэм обернулся к своим спутникам в поисках поддержки, Дан одобрительно кивнул головой и сделал строгое лицо. Наглая девчонка изобразила покорность судьбе и с выражением обиженной в лучших чувствах аристократки согласилась.
- Ну, ладно, уговорили! Но как я отдам вам выкуп со связанными руками?
Лэм нехорошо усмехнулся и сделал вид, что серьезно обдумывает эту идею, после чего сокрушенно покачал головой.
- Ну, нет, развязывать мы вас не будем. Вы просто нам скажете, где взять выкуп, вот и все. И не надо девичьей скромности. Вы ведь – не светская дама, вряд ли вы спрятали деньги в декольте.

Глаза девушки ярко сверкнули, но она тут же опустила ресницы, скрывая яростный блеск.
-Видимо, такова моя несчастная судьбинушка! Нет у меня, бедной, другого выхода… Забирайте свой выкуп, изверги! Он в поясе…, - с видом трагической героини произнесла воровка.
Но не успел Лэм протянуть руку, как девушка закричала:
-Предупреждала меня бабушка, что все мужчины одинаковые! Вам только одно нужно – как бы добраться своими грязными лапами до нежного девичьего тела!
От таких слов Лэм слегка покраснел и тут же отдернул руку.
-Позвольте мне, грант, - бросив на демона ироничный взгляд, Тай подошла поближе, - я займусь поясом, а вы посмотрите в сумке.
-Толька не портите мое имущество, оно мне еще пригодится, - авантюристка перестала паясничать и с независимым видом отвернулась.

-Так, насколько я понимаю, это – ваше портмоне, грант, - Тай вытащила из пояса толстый кошелек, - проверьте, все ли на месте.
Лэм наскоро и как-то без особого интереса осмотрел содержимое портмоне, кивнул, мол, все в порядке, и еще усерднее стал что-то искать в сумке.
-Это, похоже, воровские инструменты, а это… не ваш ли гребешок, мэстрея? – Лэм протянул найденную вещицу Лике. – Наверное, остальное она выбросила.
-Ой, действительно мой, спасибо, - обрадовалась Анликка.
-А вот тут у нас остальная добыча, - Тай встряхнула на ладони какой-то мешочек. - Мэстрэ Дан, возьми его пока себе. А в таверне отсчитаем Хизер сумму, которая пропала из ее кассы, а оставшееся вернем девушке. Или порядочникам.
-Позвольте, - Лэм перехватил мешочек из рук Тай и принялся в нем что-то искать. – Вот она!
-Простите, грант, - сдвинула брови Тай. – Что вы взяли?
-А это и есть моя брошь, - спокойно объяснил Лэм и разжал кулак. Маленькая серебряная брошка, изображавшая летящую чайку, блеснула на солнце…

elena

В тот самый момент, когда Лэм спрятал в кулаке серебряную птичку, Тай наконец-то вспомнила, кто он такой. Точно. Именно его она встречала в доме своего племянника на одном из зимних праздников. Но проводница при всей своей прекрасной памяти на места и дороги, плохо запоминала лица людей. А их имена исчезали из ее головы так же быстро, как сами путники в телепорте.
Как же его звали? Этакий светский лев, не слишком приятный, с ироничным взглядом, внимания которого пытались добиться дамы разных возрастов. Не взирая на его хромоту. Кстати, почему-то в гостях он хромал и все время опирался на свою трость. А сейчас… легко скачет по лесу. Действительно, олигарх. Богатый и … безразличный ко всему. Ее представили как тетушку Таисию, и, получив мимолетный равнодушный взгляд и такой же равнодушный кивок, Тай старалась держаться подальше от гостя. Однако случайно услышала, как племянник, провожая этого типа, приглашал его приезжать, когда здесь не будет «стервятниц». И ясно было, кого он имел в виду. Но еще она слышала грустный смех в ответ и фразу: «Тут же и слетятся». И это заставляло задуматься: а все ли так, как кажется с первого взгляда?
Ну, что же. Узнать нынешнюю Тай тому, кто видел чопорную даму с волосами, забранными в гладкий пучок, причем стальной блеск маскировался белой пудрой, и волосы казались седыми – почти невозможно. А если этот «Лэм» хочет остаться неузнанным, это его право.
Тай оглянулась в поисках Алисы и замерла. Ни белогривой пони, ни Алисы на поляне не было.
-Лэм! Где Алиса? - и, видя недоумение на лице мужчины, проводница добавила. - Вы же шли замыкающим.
-Да. А потом ушел вперед, - непонимающе и от того немного раздраженно ответил тот.- С ней остался Волчок.
-Я должна была рассказать вам подробно правила леса, - проводница тряхнула головой и обернулась к Дану. – Мэстрэ, объясни все гранту. Я иду искать Алису.
-Но с ней же собака!- искренне удивился Лэм.
Тай уже не слышала, как Дан лекторским тоном объяснял, что последствия магических ударов не проходят мгновенно. И собака еще несколько часов может быть не адекватна. Может начать лаять без причины. Может уснуть на полушаге. А замыкающий оберегает всех идущих впереди. Лес – это не парк, тут все может случиться. Но он, Лэм, этого не знал, его не предупредили…
Лика серьезно и укоризненно посмотрела на Лэма, но промолчала. Воспитание не позволяло делать замечание старшему. Хотя и очень хотелось. Алиса, конечно, - вредина, и вообще… Но, наверное, страшно остаться одной в лесу…

Тай бежала назад по тропе. Спокойно объедающую клеверный лужок Сюзи она нашла достаточно быстро. Подхватив пони под уздцы, отправилась на поиски остальных. Вскоре нашла и спящего под кустом Волчка. Но ни Алисы, ни Чуда не было видно. Тай внимательно осмотрела тропу. Вот тут Чуд спрыгнул на землю и, как заяц, задал стрекоча. Почему этот странный кот не полез на дерево, как все нормальные коты, а ринулся бежать по лесу? И что его так испугало, кстати?
Вот тут Алиса спрыгнула с пони и побежала вслед за любимцем. Так, следы Волчка, который уполз под куст и там до сих пор и лежит. Похоже, это он и напугал Чуда, а потом заснул. Магический откат...
-Маалыш, - тихо позвала проводница, чтобы не испугать собаку. - Волчооок.
Пес зевнул, просыпаясь, отряхнулся и, как ни в чем не бывало, уставился на Тай.
- Волчок, где Алиса? - голос Тай стал строгим.
Пони, подтверждая вопрос, фыркнула за спиной. Волчок вскочил, покрутился на месте и быстро рванул по следу. Тай попросила Сюзи не теряться и бросилась бежать за ним.
Аждаха вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:41   #16
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Drakosha

«Чудовище, какой ужас! - думала Алиса, - а если оно кусачее? Зачем мы за ним едем? Нам же надо совсем в другую сторону от него».
Алисе было страшно. Страшнее, чем тогда, когда она осталась без денег, и даже страшнее, чем тогда на вокзале, когда она думала, что её поймают. Все быстро шли вперед, а она тряслась на Сюзи. Ей, конечно, было очень обидно, она хотела идти, как все. Но после того, как она пару раз споткнулась о корень, а на третий раз таки шлёпнулась, со словами: «Так мы никого никогда не догоним» ее усадили на пони. Сначала рядом шел Лэм, но потом он почему-то заторопился, ушел вперед, и рядом остался только бывший Най…
Алисе было очень обидно, и она, прижимая Чуда к себе, старалась не потерять спутников из виду. Но это ей не очень хорошо удавалось: тропинка извивалась, как змея, и к тому же вся была усеяна корягами, и Сюзи требовалось время, чтобы пройти по ним. Алиса все время теряла из виду своих спутников и очень боялась отстать.
«Не тропинка, а особо гадкая змея», - подумала Алиса, когда вся компания скрылась от её глаз за очередными кустами.
-Ну, давай, лошадка, побыстрее. Ты же не хочешь потеряться? Вот я совсем не хочу, тут чудища всякие водятся. Не знаю как девицами, а вот лошадками они точно любят пообедать.
Пони, видимо, уразумев, что ничего хорошего с ними в лесу случиться не может, придала скорости, и в просвете кустов, к немалому облегчению, Алиса разглядела своих спутников.
-Фух, - выдохнула она и, наконец- то, обратила внимание, что от испуга прижимает к себе Чуда со всей силы. - Ой, извини меня, мой хороший, - и она ослабила хватку.
-Ррррррррррррр.... ррррррррррррр...ррррргав
Услышав эти страшные звуки, Чуд зашипел и рванул из рук Алисы. Не ожидавшая ничего подобного Алиса только и успела заметить, в какой стороне мелькнул серый хвост.
-Я вернусь, вот только поймаю Чуда, - бормотала Алиса, ища кота по кустам. - Тут совсем не далеко. Сюзи, ты меня тут подожди, ладно? Я быстро.
Разыскивая кота, она переходила от дерева к дереву, заглядывая во все подворачивающиеся по дороге буераки и овраги. Голоса ее спутников становились все дальше и тише и вскоре исчезли совсем.
- Вот ты! - радостно закричала Алиса, разглядев испуганного Чуда на дереве. - Ну, иди ко мне, глупый. Чего испугался? Подумаешь, собака. Ну, ладно, ты прав, большая собака, но все равно не повод удирать, а если бы ты потерялся? Вот так, а теперь пойдем обратно. Обратно... - Алиса растеряно посмотрела по сторонам. – Наверное, нам туда, Чуд.
А потом было налево, направо, чуть- чуть назад, куда-то за овраг…
Алиса пыталась вспомнить хоть какой-то знакомый куст или дерево, но все они были для неё как близнецы. Она прислушивалась, надеясь услышать хоть чей то голос.
- Ну, не может же быть, Чуд, что они меня не ищут, не зовут? Не может... Не может... - твердила она сквозь слёзы, прижимая к себе кота. – Потерялись, - со страхом прошептала Алиса.
Теперь она была в этом уверена: потому что такую круглую, как монета, поляну она бы наверняка запомнила. А если принять во внимание, что на поляне лежало совершенно неизвестное ей существо, то шансы на то, что она проходила тут и его не заметила, были равны нулю.
Алиса замерла и во все глаза уставилась на кого-то на траве. Одна, в чужом лесу, да ещё и это существо. Её сковал ужас.
Минуты ползли медленно, как улитки. Алиса стояла и ждала, но ничего не происходило.
- Что это, Чуд? - шёпотом спросила она. Чуд сидел у неё на руках, не подавая каких-либо признаков беспокойства. - Думаешь....
Алиса потихоньку подошла ближе.
-Какое... какая она белая. Думаешь, так и должно быть? Чууууд, - в панике проговорила Алиса, - Чуд, она ранена.
Алиса замерла возле девушки, рассматривая рану на ноге. Из-под повязки стекала тоненькая струйка крови…. Как же там было?… сначала остановить кровь. При мысли о крови Алисе стало дурно, и она закрыла глаза…. А как остановить? Там и так повязка, а кровь идет…. Алиса осторожно вытерла кровь платочком…
Так, вроде не идет больше. Ой, а это хорошо когда из раны не течет кровь? ... Нет крови! Она что умерла? Поэтому такая белая
Неожиданно девушка застонала.
Жива... Надо кого-то позвать.
Алиса осмотрелась по сторонам. Туда, или сюда, а может... Куда!?
Она бестолково металась по кругу, пытаясь сообразить, куда идти.
С поляны снова раздался стон. Алиса бросила своё бесполезное занятие, подбежала к девушке и в полной растерянности остановилась рядом, судорожно пытаясь вспомнить хоть что-то из того, что она знала по оказанию помощи.
Обезболивающее... швы... какие швы? куда? раненым нужен покой... вода... Да-да, вода. Надо дать ей воды. Трясущимися руками Алиса вытащила фляжку с водой.
А как? Как же ей её влить?
Она аккуратно приподняла голову девушки и почувствовала, что она очень горячая.
Компресс... надо положить что-то мокрое на лоб. Вот только что? Все вещи остались в сумках, а сумки на пони, а пони... Неизвестно где. Хорошо, хоть фляжка болталась на поясе.
Алиса смочила ладонь и положила её на горячий лоб девушки.
"Как же так, - думала Алиса, - кто же мог вот так взять, подстрелить и бросить? А если она умрёт?" - от этой мысли Алиса пришла в ужас и стала прислушиваться к дыханию незнакомки.
Стоны уже не пугали её, даже наоборот, радовали – значит, жива.
Вода заканчивалась. А их все не находили и не находили, и в душе Алисы снова поднималась паника.
- Вот ты где, пропажа, - неожиданно послышалось сзади.
Алиса резко повернулась
- Тай! - и рыдающая девочка бросилась к проводнице.

elena

- Вот ты где, пропажа!- В голосе Тай слышалось облегчение, она обняла дрожащую девушку. Увидев, что, вернее, кого показывает ей Алиса, Тай слегка опешила.- Снегура… сто лет их не видела в наших краях, – бормотала она себе под нос, осматривая спящую девушку
- Что с ней? – тревожно спросила Алиса. - Она не умрет?
- Не должна, рана вроде не тяжелая, - успокоила девушку проводница. – Спит вот она странно, как в обмороке… Словно ее опоили.- Тай принюхалась.- От тела исходило какое-то мерзкое дуновение, что-то вроде запаха, но намного тоньше...Наркотик... Он вызывал у Тай подспудное омерзение и этот запах и чувство она не сутала бы ни с чем.
-Ее ранили отравленной стрелой!"

Тай осматривалась, и Алиса видела тревогу проводницы.
И тут на поляну выбежала пони. Она возмущенно фыркала, как будто ругаясь, что ей опять пришлось обходить противные кусты. Алиса облегченно рассмеялась.
- Так, Волчок, - строго обратилась Тай к собаке, - бегом на стоянку и приведи всех сюда…
Пес умчался, а проводница скептически огляделась и подумала, что убежище, пожалуй, раскрывать не стоит, стоянку разбить можно и рядом на полянке. А дальше – будет видно, стоит ли всем ее спутникам знать тайну убежищ……

На стоянке горел костер, варился ужин. Чуть в отдалении, под бдительным присмотром Лэма, сидела, прислонившись к стволу поваленного дерева, юная воровка. Ее руки были надежно связаны.
Дан хмурился. Лэм выглядел недовольным и насупленным. Мало приятного знать, что рядом в лесу бродит убийца.
Тай показала девочкам, как устроить теплую ночевку даже на холодной земле.
- Главное, - объяснила она, - чтобы земля поддавалась лопате.
Проводница выкопала неглубокую длинную ямку, предварительно сняв и сложив горкой дерн. Потом разожгла в углублении два небольших костра и, когда они прогорели, рассыпала угли по всей яме. Потом засыпала все это землей и уложила дерн на место. Сверху расстелила одеяло и уложила снегуру. Улыбнулась на недоверчивые переглядывания девочек.
Когда Тай отошла к костру, Алиса и Лика, не сговариваясь, попробовали землю под одеялом спящей снегуры. Земля была теплой, почти горячей.
Когда раненую уложили, и обед был готов, компания выслушала отчет проводницы.
- Хорошо бы ее телепортировать в таверну, - предложила Тай.
- Состояние очень плохое? – Дан покосился на раненую.
- Нет, рана не опасная, но стрела была чем-то обильно смазана, - предположила Тай, - видимо, снотворным, я не чувствую никаких признаков яда.
Мужчины хмурились.
- Тай, - Дан неловко ухмыльнулся, - телепортировать в таверну весь отряд, включая животных, я сейчас уже вряд ли смогу. Двух -трех человек –да. Но тогда я отправлю туда тебя, Алису и раненую – максимум. И тут останутся молодая , пока мало что умеющая Лика, грант – новичок в лесах, и у них на попечении – обессиливший и ни на что не годный маг и преступница... Ты считаешь это разумным?
- А когда ты сможешь телепортировать всех? – вздохнула Тай, признавая правильность аргументов мага.
- Я думаю, утром, - улыбнулся маг, - если мы не станем больше никого ловить или взрывать..
- Ну, тогда останемся тут до утра, - приняла решение проводница.

попутчик

Дан подошел к спящей Клисе, осторожно потрогал лоб, нахмурился и решительно стянул с девушки одеяло.
- Лика, - позвал он, не оборачиваясь и осторожно снимая повязку, - иди сюда. Давай-ка попробуем немного полечить нашу раненую.
- Но я… я плохо умею, я же не лекарь, - Анликка осторожно заглянула через плечо мага и зажмурилась. – Как ей больно!
Тай вздохнула и подошла поближе. Алиса хотела последовать ее примеру, но не решилась, хотя все, что касалось раненой девушки, стало для нее почему-то очень важным. Лишь Лэм недоуменно смотрел, как маг решительно подтолкнул девочку к раненой и заявил:
- Других лекарей поблизости не наблюдается, так что лечить будешь ты.
- Не бойся, я помогу, - важно заявил хомяк, подходя к Клисе. - Тут главное – не отвлекаться ни на что. Ты сосредоточься – и лечи.
- Как? – едва слышно произнесла Лика и вопросительно уставилась на Дана.
- Кактус прав, - кивнул маг, - рана – это все лишь разрыв живой ткани, нужно ее срастить, помочь зажить. Неужели ты никогда не сращивала царапины и порезы? Вспомни, ты умеешь. Это всего лишь глубокий порез, - Дан осторожно провел рукой над раной один, другой раз. – Я немного собью температуру, будем считать, приложу холодный компресс. А ты потихоньку попробуй зарастить. Только помни, что начинать надо с самых глубоких слоев.
Лика закусила губу и присела возле Клисы на колени. Волчок и Кактус затихли рядом, словно охраняя магичку от чужого вмешательства. Лика вопросительно посмотрела на мага, тот кивнул головой. Девушка закрыла глаза и сосредоточилась.
- Ну, вот и умничка, - неизвестно когда подошедшая Тай погладила Лику по голове, - теперь давай перебинтуем хорошенько и все – спать.
Лика открыла глаза и взглянула на свою работу. Рана не исчезла, она стала менее глубокой, не такой воспаленной на вид, но она была…
- Не получилось, - почти всхлипнула она. – Когда папа лечит, даже тоненького шрама не остается…
- Ну, что ты, не расстраивайся, - Тусик залез на колени к Лике и заглянул в глаза, - не все сразу.
- Ты - молодец, - кивнул Дан, и от похвалы мага Лике стало сразу… легко, и даже голова закружилась. - Главное - ткани начали срастаться.
Анлика радостно улыбнулась и попыталась встать, но почему-то ноги держали плохо, и голова кружилась все сильнее.
- Не торопись, - Дан осторожно поддержал девушку, помог ей подняться и почти на руках проводил до заботливо расстеленного одеяла. – Теперь по расписанию - чашка крепкого и сладкого навара, и спать до утра.
Тай поднесла Лике чашку, и та благодарно глотнула обжигающий сладкий напиток. Оказывается, именно этого ей и не хватало для полного счастья. Сквозь надвигающуюся дремоту Лика еще успела увидеть, как Тай в сопровождении Волчка отнесла юной преступнице миску с ужином; успела заметить, как Лэм снова связал воровку сложным узлом; успела услышать, как завозилась Алиса, устраивая поудобнее под одеялом кота, и провалилась в сон.

-Что с ней? – спросил Лэм, не промолвивший за весь вечер ни слова, - она заболела?
- Любое магическое действие отнимает силы, - ответил Дан, - а Лика сегодня впервые сама лечила рану, и для нее это - серьезное испытание.
Лэм, чуть прищурившись, взглянул на мага, но промолчал. Дан понял, что вопрос – а зачем ты девочку-то подставил, маг, сам не мог? – чуть не слетел с языка гранта, но его воспитание не позволило высказать малознакомому спутнику какие-то претензии. Наверное, стоило бы объяснить, что ему, магу воздуха, залечить такую рану было бы куда сложнее, и сил он потерял бы не меньше, и результат вряд ли был лучше. Тогда, возможно, из глаз Лэма ушла бы эта презрительная ухмылка.
А может и нет. Дан по своему опыту прекрасно понимал, что объяснять стоит только тому, кто готов принять твои слова. Да и что ему этот чужой демон, с которым завтра они расстанутся навсегда? Надо ли ему знать, что в лесу, где боевыми болтами стреляют по юным девушкам, желательно иметь хотя бы одного действующего мага, способного защитить? Пусть думает, что угодно. На всех не угодишь.

- Кто мог в наших лесах ранит снегуру? – Тай подошла, как всегда, неслышно, прервав размышления Дана. - Это явно не случайный выстрел.
Дан покосился на Алису и Лэма и осторожно увлек проводницу за круг света.
- Судя по всему, мы наткнулись на один из аргументов твоего друга Клуша, - вздохнул маг. - Смотри, все сходится. Боевой болт, смазанный не то снотворным, не то еще какой гадостью, чтобы жертва наверняка не убежала далеко. Жертва - из нелюдей. Когда очнется - надо будет ее порасспросить, кого она видела, и где ее ранили, но, кажется, мне, что это были те самые богатенькие мальчики, которые, как говорит позорник, стали слишком часто мелькать в ваших краях. Золотые детки, которым надо показать свою удаль за чужой счет. Неудивительно, что нелюди пропадать стали.
- И не только нелюди, - хмыкнули из темноты.
Дан даже вздрогнул от неожиданности – он совсем забыл про связанную воровку, увлекшись собственными мыслями. И, похоже, зря. Она явно что-то знает. Нужно бы выяснить, что именно.
- А кто еще пропадает? Что ты знаешь? – спросил он, подходя ближе. Тай тоже придвинулась, с любопытством рассматривая вздернутый подбородок девчонки.
Та раздраженно отвернулась, явно досадуя на свой длинный язык. Она уже жалела, что вообще открыла рот.
- А с чего вы взяли, что я что-то знаю? Я - всего лишь воровка, и никакого отношения к пропавшим нелюдям и людям не имею. И вообще, я спать хочу!
Она развернулась к огню, который тут же заиграл кровью на ее волосах. Дан хотел еще что-то спросить, но Тай покачала головой.
- Оставь ее. Может она что-то и знает, но она - всего лишь воришка. Здесь другое. Нужно быть хорошим охотником, чтобы в лесу подстрелить снегуру, - нахмурилась Тай. - Тут мало одной бравады.
- Вот это мне больше всего и не нравится, - кивнул Дан. – Либо тут помогают профессионалы, либо имеется уже значительный охотничий опыт. Словом, чем быстрее мы завтра отсюда уйдем, тем мне будет спокойнее. Клуш был прав, неладное что-то происходит в Пристенках…

Fael

Верт проснулся резко, как и заснул. Первым ощущением была боль, словно тысячи иголочек поочередно впивались в его тело в разных местах.
«Ну, конечно, хвоя же нападала, вот и колется», - попытался объяснить он сам себе. Однако, привстав на карачки, он понял, что дело тут не только в хвое. «Иголочки» тут же задвигались и забегали по его телу, поползли на лицо, в волосы и за шиворот. Верт вылетел из-под елки, как ошпаренный.
- Кошкин Ёт!!! Муравейник! - только и смог выкрикнуть он.
Следующий час он занимался вытряхиванием из одежды и волос мелкой кусачей живности. За несколько часов насекомые успели изрядно потрудиться - все тело Верта покрывали зудящие красные волдырики. Лицо опухло и напоминало сейчас помидор - тугой и красный. Верт снова надел рубаху, вроде бы очищенную от муравьев, поглядел на солнце и… зашагал на юг. Конечно, можно было бы попробовать обойти болото и по лесу или пройти через него, как он подумывал вчера ночью… Но он просто устал, и ему совсем не хотелось проверять на своей многострадальной шкуре, как далеко и широко простирается это ётово болото. Туда, на юг, ушла Клиса, там город, там люди, там нормальная дорога, там можно, наконец, помыться, поесть и поспать на постели… Это, конечно, все не очень скоро, но еще - он точно это помнил - там был ручей, в котором можно хоть немного облегчить этот кошмарный зуд по всему телу.
Ручей и впрямь обнаружился довольно скоро, и Верт, раздевшись донага, блаженно растянулся в нем во весь свой рост. Он пытался припомнить, какие травки снимают зуд, но познания его дальше календулы не простирались, а в лесу она явно не росла.
А потому он просто еще немного повалялся в ледяной воде, пока кожа не онемела, оделся, набрал воды во флягу и зашагал дальше.
Он пытался охотиться, но почему-то ничего не получалось - то ли устал, то ли просто не везло, то ли звери были чем-то напуганы.
Так что в качестве обеда он поджарил на прутиках несколько сыроежек, съел горстку ягод и запил водой из фляги. Желудок на некоторое время успокоился, и Верт продолжил путь, изо всех сил надеясь к вечеру выйти к людям.

Высшим силам надо, чтобы в них верили, а потому они все же изредка исполняют желания людей. Начало смеркаться, Верт уже почти отчаялся, когда, наконец, заметил среди ветвей теплый оранжевый огонек. Воспрянув духом, юноша поспешил к костру, от всей души благодаря всех лесных духов скопом и Санта-Болту заодно.
Мимо вдруг пролетела крупная сорока и села на ветку. Верт от неожиданности пригнулся.
Он намерено не старался меньше шуметь, чтобы не появиться неожиданно, но первым его приближение услышали не люди. Со стороны костра донесся короткий лай.
- Кто там, Волчок? - спросил низкий женский голос.
В ответ раздалось грозное рычание.
Вообще Верт собак любил, но прекрасно понимал, что чужой пес запросто может и покусать, если решит, что он нападает на его подопечных. А потому решил пса опередить и, еще не дойдя даже до круга света, сказал:
- Вечер добрый, уважаемые! Позвольте путнику у костра погреться!
Он, наконец, вышел в круг света и с интересом оглядывал компанию, пока большой серый пес обнюхивал его.
Первой в глаза бросалась странная высокая женщина со множеством тонких косичек. «Интересно, а как она голову моет? Неужели расплетает и заплетает каждый раз?» - невольно подумал Верт и улыбнулся. Она же, видимо, была и хозяйкой пса - только ей мог принадлежать тот низкий голос. Ну, не этой же девчонке, кутающейся в одеяло! «Хм, совсем ведь малявка, как ее в лес-то занесло? Может, дочка этой с косичками? Не похожа, правда». Женщина быстро писала что-то на бумажке.
Кроме того, в компании было двое мужчин - один постарше, с браслетом на руке и странной зверюгой на плече, другой помоложе, но какой-то уж больно породистый - это ж надо, сидеть у костра с идеально прямой спиной!
- И тебе доброго вечера, путник, - произнесла женщина с косичками, - садись, погрейся, раз уж такая нужда. Волчок, иди-ка сюда.
Пес, наконец, закончил процесс обнюхивания, счел результат удовлетворительным и подошел к хозяйке. Та прицепила мешочек с запиской к его ошейнику и хлопнула пса по загривку.
- Давай, беги скорее к Хизер – строго сказала она псу, - и чтоб поскорей нашли толкового целителя! И без глупостей!
Пес коротко гавкнул, мол, не сомневайся, я все сделаю как надо, и быстро растворился в сумерках.
Верт заинтересованно проводил пса взглядом, - надо же, какой умный зверь! – но спрашивать, кому вдруг понадобился целитель, постеснялся. Он просто сказал «Спасибо!» и сел к огню, неосторожно задев стоявший на земле котелок. Сам котелок он успел поймать, а вот крышка упала, и из котелка разнесся такой умопомрачительно-вкусный аромат, что у юноши закружилась голова. Усилием воли он заставил себя поднять крышку и водрузить ее на место, но голодный взгляд заметил мужчина, державший странную зверушку.
- Да ты не стесняйся, поешь, голодный, небось, - радушно предложил он.
Верт улыбнулся благодарно и придвинул к себе котелок с остатками варева.
- Опять ты нашу еду разбазариваешь! А что я с утра есть буду?! - вдруг сказала зверушка. Верт чуть ложку не проглотил от изумления.
- А ты опять жадничаешь, Кактус! - урезонил его мужчина.
- Не обращай внимания, - улыбнулась женщина с косичками, - этот хомяк - такой обжора, что даже у родного хозяина готов кусок изо рта вырвать.
- Неправда! - возмутился хомяк. - Я не обжора! Я просто запасливый!
Все рассмеялись. Верту тоже стало смешно - судя по комплекции, «запасы» это чудо делает последние лет десять, причем ни один день из них не был по-настоящему голодным!
Он обвел еще раз взглядом всю компанию - все-таки улыбающиеся лица - это гораздо приятнее, чем настороженные. И вдруг юноша заметил на самой границе света еще одну фигурку, сидящую, обхватив колени руками. Руки девушки были связаны спереди, а лицо… Нет, дело было не в том, что она не смеялась - единственная из всех. Это лицо Верт уже видел, как и эту копну темно-красных волос, торчащих во все стороны.
Девчонка смотрела ему в глаза - сомнений нет, она тоже его узнала.
- Привет, путешественница! Ты как здесь оказалась?
Девчонка отвернулась.
Смех мигом затих.
- Ты ее знаешь? - мгновенно насторожившись, спросил второй мужчина, который был помоложе.
- Виделись. А почему вы держите ее связанной? Разве можно так обращаться с девушкой!
Он укоризненно посмотрел на мужчин.
- Конечно нельзя, но вот эта конкретная девушка - профессиональная воровка, и веревка – пожалуй, единственное, что может удержать ее в нашей компании, - возразил мужчина с хомяком, но по тону было слышно - ему и впрямь стало стыдно.
- Не может этого быть! - Верт вскочил.
- Очень даже может. И у нас есть доказательства. Мы нашли у нее наши вещи, которые пропали ночью в таверне. А вы, молодой человек, или сообщник, или невероятно наивны! - жестко произнес породистый.
Верт опешил. «Да что они все, с ума тут посходили? Девчонку воровкой обзывают, а меня сообщником! Хорошенькое дело! Ну, если так, я-то про себя точно знаю, что ничего ни у кого не воровал, а значит, и она тоже. Может, ее подставили? Да наверняка! Надо ее оправдать, обязательно! Найти доказательства, что она невиновна. Поговорить с ней. Ночью, когда все лягут спать…»
- Всякое бывает в жизни - философски заметил старший мужчина. - А женщины вообще коварны. Тебя как звать-то, защитник?
- Верт, - машинально ответил парень.
- А я Дан. Очень приятно.
Верт помялся, но все, же пожал протянутую ладонь. На душе было гадко.

попутчик

«Надо же было опять вляпаться, - размышлял чуть позже Дан, поглаживая разомлевшего у костра Кактуса. – Почему любая тропинка, по которой я иду, обязательно приводит в болото к чвырикам? Сколько раз обещал себе, Софии, Кактусу – что буду жить спокойно? Как положено приличному магистру. Дом, работа, по болтанкам - тихая пьянка в приличном кругу… Почему я не умею по-человечески? По идее надо бы схватить в охапку Лику и рвануть всех ног обратно в Магнолиум, сдать ее с рук на руки любящим родителям, и тихо сидеть в своей комнате… но ведь не получится сделать вид, что ты – всего лишь гость в доме, где начался пожар. Уже не получится.»
Дан посмотрел на спящую Клису, на притихшую Алису, на рыжего паренька, насупленно строгавшего ножом какую-то деревяшку, на хлопочущую у костра Тай. Откуда взялись в его жизни все эти спутники, которых надо оберегать и защищать? Зачем?
Дан усмехнулся свои мыслям и осторожно переложил задремавшего хомяка на одеяло. Ну и кому он врет? Не бывает случайных встреч, если Санта-Болта приводит человека –или нечеловека – тебе навстречу, значит, так суждено. И несчастный пыжик не случайно попал в ловушку, и эта воровка не зря собрала вещи таких разных постояльцев, и девочка заблудилась не зря. Кто знает, может и эта вот сорока, нагло расхаживающая вокруг костра – тоже не случайно оказалась здесь...
Видимо, кому-то там, где решаются судьбы, пришло в голову, что мэстрэ слишком спокойно живет. И он перемешал тропинки так, что теперь… Дан вздохнул. Дорогу нужно пройти до конца. Иначе ты будешь снова и снова возвращаться на этот путь, пока не выучишь урока. Значит, придется решать. И не Клушу, не Тай, а тебе, мэстрэ Дан. Ты ведь давно знаешь - то, что надо сделать тебе – никто другой не сделает. Поэтому не мечтай отсидеться в стороне или остаться наблюдателем. Не получится, как никогда не получалось.
Дан встал и обошел поляну, ставя охранный контур.
А та дрянь, которая стреляет боевыми болтами по девушкам – какой бы расы они ни были – должна быть наказана.
Аждаха вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:45   #17
Аждаха
Модератор
 
Аватар для Аждаха
 
Регистрация: 30.07.2009
Сообщений: 2,146
По умолчанию

Luxoria

Лежать со связанными за спиной руками было ужасно неудобно. Нельзя было ни перевернуться на спину, ни лечь на живот – сразу пришлось бы уткнуться лицом в землю – ни нормально устроиться на боку. Правая рука болела, потому что на нее приходился основной вес тела, запястья начинали саднить…
«Гадство! И понадобилось же им на ночь связывать ей руки за спиной! Нет, безусловно, так сбежать сложнее, но попробовали бы сами поспать в такой позе! – думала Астра, разглядывая колдуна, сидевшего у костра и ворошившего угли. Возле него увлеченно прыгала Кряква, демонстративно выискивая что-то на земле. Маг смотрел на нее невидящим взглядом и бросал ей кусочки хлеба. – И чего он не ложится спать? Он что, всю ночь собирается так просидеть? А эта наглая морда ходит вокруг и заискивающе крякает, вместо того, чтобы как-то попытаться помочь бедной мне!»
Случай для побега представился настолько подходящий, что сначала Астра даже не поверила своей удаче. Она уже почти смирилась, что ей не удастся сбежать от такой толпы народу, среди которых маг, лесовик, да еще такая «милая» собачка. И тут такой подарок судьбы – собачку отослали, Кряква вернулась из очередного загула и решила помочь напарнице. Да еще и этот рыжий олух из леса прибился. Все же неправильный он какой-то, слишком наивный и честный – таких не бывает. Защищать кинулся, глазами сверкать – мол, зря девочку обидели, негодяи! Цирк, да и только…
Но и он, оказывается может быть полезен, да еще как! Весь вечер крутился, вертелся, даже стал вырезать ножом какую-то фигурку из толстой ветки, чтобы чем-то занять руки. И все бросал в ее сторону непонятные взгляды, будто хочет подойти и заговорить. Зачем? О чем? Какая разница. Все равно уснул, так и не дождавшись подходящего момента. Зато ножичек… ножичек лежит себе рядом с деревянной фигуркой, поблескивает острым лезвием в свете костра. И это хорошо, просто замечательно… Спасибо тебе, рыжий! Еще бы колдун этот, чтоб ему икнулось, угомонился наконец, совсем было бы хорошо.
Маг икнул, удивленно посмотрел на оставшийся в руках кусочек хлеба и довольную сороку, бросил ей остатки лакомства и все-таки лег на лапник. Через десять минут он уже мирно посапывал под одеялом. Говорящий хомяк лежал рядом и дрыгал во сне лапами, словно пытался поймать что-то вкусное, но очень далекое.
Время для осуществления плана было самое подходящее. Астра тихонько шикнула, пытаясь привлечь внимание Кряквы. Вредная сорока, как нарочно, совсем не торопилась на помощь, а все еще подбирала крошки возле костра. На звук тут же подняла голову лесовичка. Шарики на ее косичках призывно блестели, и это, похоже, гипнотически подействовало на вороватую птицу. Она переступила лапами, осторожно подходя ближе, но лесовичка отогнала ее взмахом руки. Кряква обиженно отлетела к лежанке рыжего. Лесовичка успокоилась и снова улеглась, а сорока обернулась к Астре и насмешливо подмигнула.
«Ах, ты ж - зараза мелкая! – разозлилась Астра, которой уже совсем невмоготу было лежать на затекшем правом плече. – Я тут мучаюсь, а она играется!»
Очень хотелось показать вредине кулак, но за неимением такой возможности, пришлось ограничится гневным взглядом, который Кряква, как и ожидалось, проигнорировала напрочь. Она почему-то считала, что в их дуэте главная именно она, поэтому делала то, что ей взбредет в голову, и с мнением Астры почти никогда не считалась.
Между тем сорока осторожно подхватила за ручку нож, перелетала к Астре и разжала когти. Нож мягко воткнулся в землю за спиной девочки. Лесовичка снова приподнялась на лапнике, осматривая стоянку. Но все было тихо, только сорока ворошила клювом землю недалеко от связанной воровки. Смерив птицу недовольным взглядом, женщина снова отвернулась от огня.
Астра перевернулась и подползла поближе к ножу. Лесовичка подняла голову от лежанки, но это снова оказалась сорока – на этот раз она пыталась просунуть голову в одну из сумок, но то ли голова была слишком большая, то ли сумка была плотно закрыта, только ничего не получалось.
- А ну, пошла отсюда, - тихо, но угрожающе прошипела лесовичка. Сорока обижено покосилась в ее сторону, но улетать не спешила. Вместо этого снова занялась поисками крошек возле костра.
Когда Астре наконец удалось разрезать веревку, подавив стон от боли в затекших запястьях, лесовичка снова спала. Но спала ли? Девочка кивнула Крякве, и та негромко стукнула клювом о казанок. Лесовичка даже не шелохнулась. Сорока стукнула снова, но на этот раз немного громче. Снова никакой реакции. Похоже, отвлекающий маневр сработал, и теперь все шорохи женщина будет списывать на проделки Кряквы. Отлично!
Успокоенная, Астра быстро разрезала ножом веревку на ногах, сунула его за голенище сапога и осторожно встала. Лесовичка спала, больше не обращая внимания на шум. Астра сделала пару шагов в темноту и снова замерла, всматриваясь в освещенный светом догорающего костра силуэт. Но все было тихо.
Она снова сделала неслышный шаг навстречу свободе, затем еще один, и еще, и еще… Пока свет костра не остался далеко позади. Ноги сами несли ее все дальше и дальше, туда, где она будет в безопасности, где не будет маячить перед глазами тюремная решетка.

Талинна

Очередная ночь спустилась на Бэмц, и вместе с темнотой пришел сон. Он накрыл тишиной и покоем весь городок, дома и службы, мастерские и казармы, храмы и улицы. Спал весь город.
Только в маленькой комнатке под чердаком, слепо таращась в темноту, не спал Олаф. Он лежал, вспоминая прошедший день и иногда ежась от неприятных воспоминаний.
Когда сегодня утром, вымазанный и расцарапанный, он оказался в пяти минутах ходьбы от таверны, Олаф рухнул на землю, прямо в пыльную траву. Было больно и обидно. Хотелось, как в детстве, рыдать, растирая глаза руками и размазывая грязь по щекам.
Минут через пять Олаф успокоился, поднялся и, отряхнувшись, побрел к задней лестнице. В голове не было ни одной мысли, только горечь. Он брел, тупо переставляя ноги.
- А, вот ты где! - звонкий голос служанки Тины заставил его вздрогнуть. - Уже совсем светло, а огонь на кухне не зажжен! В комнате его нет! И что это за вид? Ты что, специально в грязи вывалялся?
Олаф хмуро смотрел на рассерженную девушку, её слова не доходили до него сквозь пелену раздражения и усталости. Только сердитое лицо и интонации - злые и визгливые.
- Ты меня слышишь? Ты что, пьян? Или обкурился чего? - Тина подскочила к Олафу и, ухватив за плечо, встряхнула паренька.
- Молчааать! Ты, трясогузка несчастная! Как ты смеешь повышать на меня голос! - взорвался Олаф, стряхнув с плеча руку служанки. Он, сжав кулаки, навис над девушкой и незнакомым ни себе, ни ей голосом заорал, - Молчать! Знай свое место!
Вспомнив это, Олаф уткнулся лицом в подушку и застонал от стыда. Как он мог? Это там, в родной деревне, все женщины, даже мать и бабка, спрашивали у мужчин любого возраста разрешения сказать слово. Но здесь, в Бэмце, все обстояло не так. И с Тиной у Олафа были нормальные отношения почти ровесников - они шутили, подкалывая друг друга, поздравляли с праздником, обменивались сладостями... И вдруг такое!
Олаф сел на кровати и затряс головой. Он никак не мог понять, с чего он так вызверился на Тину. Но если бы только на неё! У лестницы он наорал на кухарку Марту, обидев её до слез, и, когда его попыталась остановить Хизер, он нагрубил и ей!
После этих воспоминаний Олаф уже не мог лежать. Он вскочил и принялся ходить по комнатке.
- Что со мной? Откуда эта злость? - мальчик застыл у окошка. - Ведь ничего необычного не произошло. И раньше, там, дома, мне приходилось возвращаться ни с чем, прошатавшись попусту по лесу. И ошибки были, и промахи! И не только дома, но уже здесь! И за столом вел себя, как дикарь, и посуды на кухне перебил немало. А чего только стоит та миска с горячей кашей, которую я вывалил на колени постояльцу?
- Ты прежде всего пойми, почему ты так разозлился.., - прошелестел тихий голос Джобуша за его спиной.
- Эти люди.., - не оглядываясь, ответил Олаф. - Тай, эти девочки… Они не такие, не как все постояльцы. Они - другие… Мне хотелось, чтоб они обратили на меня внимание.
- А почему тебе этого захотелось?
- Я не знаю. Может, мне надоело быть просто мальчиком на побегушках?
- Ты захотел стать кем-то другим?
- Да-да! Смелым, сильным, таким, чтобы они меня заметили… А не просто подай-принеси...
- И тут ты допустил промах! Из-за меня..., - тяжело вздохнув, проговорил Джобуш.
- Нет, ты не виноват. Мне нужно было лишь немного подумать, и мы бы все сделали правильно - и вам помогли, и вора не упустили, - Олаф вдохнул прохладный воздух и продолжил. - Да и в лес не стоило бежать вот так - растревоженным и неподготовленным. Вот и получил от Хозяина по полной...
- А потом, когда вернулся?
- Потом я опять виноват сам! Наорал... Тину напугал, хозяйке грубостей наговорил, как мальчишка…
- И что, все так непоправимо?
- Нет. Я мужчина и должен признать свои ошибки! Не ныть, а поступить, как взрослый! - Олаф развернулся и успел заметить только тень, ускользающую в щель. - Спасибо тебе, Джобуш.
- А я что? Я просто задавал вопросы. Ответы ты сам нашел, - тихо прозвучало из темноты.

Когда кухарки и служанки появились на кухне, там уже вовсю горел огонь, на лавке стояли ведра с водой, а Олаф подметал пол.
Тина, увидев мальчика, спряталась за спиной кухарки. Тот отложил метлу, откашлялся и громко произнес:
- Тина! Тетушка Марта! Вы меня извините. Я виноват, но я больше не буду.
Тетушка Марта, добрейшая душа, тут же запричитала:
- Ой, милый, да что ты! Бывает! Всяко бывает! А мы уже и не сердимся, да, Тина? - и она вытащила из-за спины девушку. - Воды принес, пол подмел… Ой, молодец!
- Мы-то ладно, мы народ простой, а вот перед хозяйкой ты как извиняться будешь? - ехидно проворчала Тина.
- Как-как! Как грубил - громко, так и извиняться буду! - и Олаф решительно направился к двери в конторку Хизер.

Через полчаса взмокший, но довольный, Олаф вышел в сад. Все оказалось не так страшно, как ему представлялось - Хизер спокойно выслушала его покаянные слова, улыбнулась и... заставила переодеться. А потом... Потом хозяйка позвала всю ту же тетушку Марту и в её присутствии заключила с Олафом настоящий договор найма!
- Я, хозяйка таверны Хизер Нардис, беру Олафа по прозвищу Белый на работу за стол, кров, одежду и половину золотого в сезон!
Олаф стоял посреди малинника и улыбался. Договор! С ним заключили договор! И теперь он не из милости живет здесь, а как взрослый работник!
- Р-р-р-р! - раздалось из кустов.
Олаф оглянулся и увидел Ная, пса Тай. Собака стояла у куста. Её бока тяжело опадали, как будто пес долго бежал.
- Най! Иди ко мне! - Олаф присел и поманил пса, но тот тряхнул головой и решительно направился к дому. Когда пес пробегал мимо, Олаф успел заметить на его ошейнике мешочек.
- Ну, как знаешь! - проговорил мальчик в след убегавшему Наю.
В саду пахло спелой малиной и разнотравьем.
- Олаф! - послышался тревожный возглас Хизер. - Олаф, беги в город, скорее! Нужен лекарь, причем лучше, если это будет мэстрэ Хург. Беги, быстрее!
Олаф перемахнул через забор и припустил по тропинке.
"Мастер Хург? Интересно, кому у нас в таверне он понадобился? - думал на бегу
Олаф. – Это, наверное, Най принес известие... Тай! Неужели ей!"
И мальчик прибавил скорости.
- Ну, пожалуйста, Санта-Болта, пусть только не Тай, только не Тай!

elena

совместно с Алькой и Фаэль

Тай, как обычно, проснулась первой. Она перевернулась на спину и по-кошачьи потянулась, щурясь на солнце. Сначала проводница проверила, как себя чувствует их раненая. Кажется, девушке стало лучше, хотя в себя она так и не пришла. Лэм тоже проснулся, огляделся вокруг и…
- Она сбежала!
- Кто?! Кто сбежал? – хором спросили Алиса и Лика, подскакивая. Потом посмотрели друг на друга и почти так же слаженно развернулись в разные стороны.
- Воровка!
От этого известия пробудился даже Тусик и спросонок полез на ближайший пенек, как будто надеялся оттуда разглядеть следы беглянки. Тай внимательно осмотрела лежащие на земле куски веревки.
- Смотрите, она как-то перерезала путы. Явно ножом, - Тай подобрала с земли обрезки и внимательно оглядела притихшую компанию. – Кто-то оставлял около нее нож?
Верт схватился за пустые ножны и покраснел.
- Ну, сбежала и сбежала, а вам обязательно надо поймать и наказать? - сердито бросил он проводнице. – Вы же вернули все, что она у вас украла, как вы говорите! Зачем вам она?
- А вы предлагаете простить и отпустить? – невесело улыбнулся Лэм. – Молодой человек, какой бы очаровательной вам не казалась эта девушка, она все-таки воровка. А оставить ее на свободе – значит позволить ей обкрадывать и других путешественников.
Тай еще раз осмотрела место, где лежала воровка, и следы, ведущие в чащу.
- Мэстрэ Дан, ты же поставил защиту поляны? - она удивленно смотрела на мага.
- Защитный контур охраняет поляну от гостей извне, – хмуро пояснил маг. Проводница кивнула, подумав, что в следующий раз будет дотошно выспрашивать все характеристики защитной магии.
- Вы все остаетесь на поляне, - Тай строго посмотрела на притихшую компанию, - я иду в погоню одна. Одна! - последнее относилось к Лэму, попытавшемуся возразить.
Верт поднялся, явно намереваясь идти следом за ней, но Дан поймал его за руку.
- Не надо, ты не угонишься за Тай, и ни ей, ни девочке ничем не поможешь. А остановить воровку действительно надо. И пусть лучше это будем мы… Подождем, - сказал маг скорее самому себе, чем своим спутникам.
- Может, нам все-таки стоит вернуться? – спросила Лика, переплетая косу.
- Ты устала? – спросил маг. – Или плохо себя чувствуешь после вчерашнего?
- Да нет, все хорошо, - девушка смотрела в сторону. – Просто… снегуру же надо к лекарю… Я не умею лечить, как надо.
- Ты все сделала отлично. А обратно пойдем телепортом, - пообещал Дан. – Я запомнил таверну, так что проблем не будет.
- Правда, телепортом? – Алиса подобралась поближе, крепко прижимая к себе апатично повисшего на ее руках кота. – Здорово, я никогда не видела!
Лика отошла в сторону. Разговаривать с демонессой не хотелось. Тем более, что после вчерашнего исчезновения Алиса все больше напоминала ей обычную девочку… Вот Лэм – другое дело. Скрытный ученый как нельзя лучше соответствовал тому образу демонов, который обычно рисовали в семье Кеон. «Никогда не знаешь, какая гадость у них на уме!» - частенько говорил двоюродный дедушка, одно время бывший послом в Демо. А бабушка прибавляла, что для общения с демонами одного козыря в рукаве мало.

Drakosha

Алиса присела, прислонившись спиной к мшистому дереву, и принялась размышлять. Хотя «размышлять» - это громко сказано. Её мысли были скорее похожи на вышивку, в которой безнадежно запуталась нитка.
«Домой... Может, стоит вернуться домой? Папенька … повопит и, может, дома запрет на ближайшие месяцы… Точно запрет, а, может, еще и выдерет. За побег, за деньги…»
Алиса передёрнула плечами и нахмурилась
«Нетушки, подождем с возвращением».
Алиса взглянула в сторону лежащей неподалеку раненой девушки, и события последних дней ожили яркими картинками.
«Или, все-таки, вернуться? Дома безопасно и… скука смертная. Я никогда не увижу моря и водопадов, но никогда не потеряюсь.
Но ведь меня не бросили, искали. Вон, как переполошились, а как утешали и успокаивали!
Надо решать сейчас, пока еще не ушли далеко: скучная, серая, безопасная или яркая, интересная, но с неким риском для любимой тушки новая жизнь?»
Алиса оглядела окружающую ее компанию из-под полуопущенных ресниц.
«Ну, где я еще познакомлюсь с такими интересными людьми? И ведь ужасно интересно, с какой целью они отправились в путь? Уж точно не в поисках прекрасного принца!
Ну, уж нет. Никаких возвращений домой! Надо обязательно попросить Тай или Дана научить хоть как-то ориентироваться в лесу и рассказать, как не пропасть в нем сразу».

Алька

Совместно с Фаэль

Совсем спрятаться от людей Лике не удалось. Под деревом сидел хмурый рыжий парнишка и задумчиво грыз травинку. «О нет, а ведь тоже пойдет с нами! – мысленно схватилась за голову девушка. – Ну откуда они все берутся?! Сначала воровка, потом этот ее защитничек…»
- Доброе утро, лэр, - аристократка заставила себя улыбнуться.
Парень глянул в ее сторону, и хмурое выражение его лица сменилось подобием улыбки.
- Доброе утро. А ты кто? Я тебя вчера не видел.
Лика опешила. Чтобы к ней при первом знакомстве обращались на "ты"! Да кто - какой-то крестьянин! "Эх, вот мама бы сумела одним взглядом уничтожить этого наглого выскочку, - с досадой подумала она. - И как это у нее получается?" Она постаралась придать своему тону как можно больше сухости и значительности, задрала подбородок повыше и сказала:
- Анликка ви-Леар тар-Кеон.
Однако на странного парня ее титулы не произвели никакого впечатления.
- Ничего себе имя! Тебя все вот так и зовут? И никто еще язык не сломал?!
Девушка лишилась дара речи. Что бы на имя, на их семью реагировали так?! Пожалуй, это даже похоже на оскорбление! На глазах выступили слезы.
- А вы… Вы что, специально, да?.. – выдохнула она обиженно. – Да я… на поединок вас вызову!
На сей раз была очередь парня изумляться.
- Какой поединок? Ты что? Я же просто спросил... Ну правда же неудобно каждый раз так называть. Вот я - просто Верт, без всяких лэров - коротко и удобно.
Он миролюбиво улыбался и даже выглядел чуть-чуть виноватым.
- Ее можно просто Лика называть, - ужасно деловой Тусик взобрался на сапог девушки. – Она не обидится.
Девушка подхватила хомяка на руки и растерянно погладила.
- В лесу длинные имена вообще неудобно, - продолжал разглагольствовать Кактус. – Скажем, надо скомандовать «Прячься!», а тут пока все титулы выговоришь, уже и поздно будет. Вот Кактус – это звучит гордо!
- Значит, Лика, - Парень опять улыбнулся и вдруг посерьезнел. - Лика, вот скажи, ты тоже считаешь, что ту девушку надо непременно в тюрьму?
- Я? Не знаю… - пожала плечами девушка. – Раз она воровка, то, наверно, все-таки надо.
- Ну почему?! - парень вдруг взорвался. - Даже если она и впрямь сбилась с пути, зачем же в тюрьму?! ТЫ хоть представляешь, что это такое? Унылые серые стены, сырость, крысы, клопы, прогулки по расписанию, на завтрак, обед и ужин - одинаковая безвкусная бурда, которую и едой-то считать нельзя! И самое главное - она ведь там не исправится! Не найдет свой путь! Только озлобится на весь свет... А впрочем, разве вам есть дело до простых людей?..
Верт горько замолчал и отвернулся.
- Ну, наверно, там все не так плохо… - сочувственно сказала Лика. Судьба воровки ее волновала мало, но хотелось как-то утешить парнишку. – А может, Тай еще и не догонит твою подругу.
- Не, эта догонит, - уверенно махнул лапкой Тусик и добавил: - А вообще-то, вместо того, чтобы стоять тут и рассуждать, могли бы уже и найти мне чего поесть! Я ж с утра без завтрака!
- Пойдем? – предложила Лика Верту. – Заодно посмотрим, как там снегура. Может, ей воды надо или еще чего…
И не удержалась, чтобы не похвастаться:
- Я ее вчера лечила!
- Снегура? - переспросил Верт, подозрительно таращась на Лику. И тут с лежанки поодаль от кострища раздался тихий стон.
Парень подскочил к лежанке, склонился над снегурой и, к изумлению всей компании, воскликнул:
- Клиса!..
- Обалдеть! - почесал затылок Тусик. - Этот парень похоже перезнакомился со всеми одинокими путешественницами в этом лесу!
Аждаха вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:54   #18
Luxoria
Белая и пушистая
 
Аватар для Luxoria
 
Регистрация: 31.07.2009
Адрес: Киев
Сообщений: 1,539
По умолчанию

ЕЛЕНА

Тай ушла с поляны и, убедившись, что ее никто не сможет увидеть, перешла в боевую ипостась. След беглянки был четко виден, кусты не являлись препятствием. Ноги сами несли тело вперед.
Проводница была зла на себя. Ее обманула девчонка с птицей! Чем, интересно, она думала ночью? Птица не могла себя так вести… Слишком разумно.
«Да, милая моя, - думала Тай на бегу, - привыкла, что все само собой складывается, что ты всегда на высоте, и расслабилась. А тебя девчонка сделала. Причем талантливая и гордая. Мне такие нравятся…»
Наверное, от злости Тай решила попугать девчонку. Треск якобы случайного сучка под ногой. Шорох листьев. Рухнувшая перед носом ветка.
«О, как заметалась! А вот здесь мы тебя зажмем в угол. Отличное место - кусок скалы и поваленное дерево, а сзади я. Только уже человеком.».
Беглянка затравленно огляделась. Камень крутой, а дерево сухими ветками упирается в землю. Ни поверху, ни низом не пройти. Тай спокойно ждала.
Девчонка обернулась, замерла, как сжатая пружина. В глазах отчаяние и непокорный вызов. Удар ногой. Тай слегка отступила, отклоняясь, и девчонка тут же рванулась в просвет. Куда собралась-то?
- А ну, хватит! - проводница встряхнула пойманную за шкирку девушку. - Набегалась уже. Послушай, детка, - миролюбиво начала Тай, опуская девчонку на землю. И тут же ей пришлось вновь вздернуть воришку в воздух. Ощутимый пинок по ноге дал понять, что «детке» нужен намордник.
«Ну что ж, - подумала Тай, - будем внушать».
Зрачки глаз, смотрящих в довольные глаза девушки, вытянулись и стали вертикальными. Рука, поднятая к лицу пленницы, медленно превратилась в лапу. Пальцы срослись и покрылись плотной курчавой шерстью серого цвета, а золотистый маникюр удлинился в загнутые желтые когти. Эти когти медленно проскребли по камню, у которого стояли «собеседницы», и на нем остался четкий след когтей.
- Итак, как тебя зовут? - голос остался почти прежним, только стал чуть ниже и раскатистей.
- Астра, - одними губами ответила побледневшая девушка.
- Астра. Красивое имя, - Тай опять выглядела человеком. - Сейчас мы сядем и спокойно поговорим. И ты больше не будешь пинаться. Согласна?
Астра кивнула. Опустилась на мох, ноги все равно не держали и прислонилась спиной к так удачно выросшему дереву. Она что, дура?! Оборотня злить! Да эта ее щелчком в лоб прибьет и скажет, что так и было!
Тай села напротив.
- Значит так, мне уже надоело за тобой по лесу бегать, - проводница говорила вполне дружелюбно. - Сейчас мы возвращаемся, и ты идешь с нами в таверну. Связывать тебя никто не будет.
- Ага, как же! - не удержалась Астра. - Этот ваш Лэм так и позволит!
- Да не такой он суровый, как кажется. Просто из-за брошки расстроился, - Тай улыбнулась. Смотрящая на нее снизу вверх девочка увидела длинноватые и слишком острые для человека клыки. - А если попробуешь дернуться, - Тай указала себе за спину на отметины на камне, - вспомни, пожалуйста.
- Я в тюрьму не пойду, - Астра угрюмо опустила голову, снова побледнев.
- Пять найденышей, - непонятно ответила оборотень. – Что-то мне в этом сезоне везет. Хотя Волчка я в прошлом нашла.

______________________________________________

Fael

- Клиса… - повторил Верт. Мысли неслись галопом, сбивались и путались. – Как она сюда попала? Что с ней?
Ответил ему Дан, видимо, как старший.
- Ее Алиса вчера нашла в лесу. Кто-то ранил снегуру отравленным дротиком, пока лежала, она потеряла много крови. Но Лика ее полечила, так что жить будет. А ты ее откуда знаешь?
«Вчера… Дурак, какой же ты дурак, Верт! Ну почему не пошел с ней, а? Почему не защитил? Нет, потащился в болото, осел упрямый! И ведь встретились все равно. Значит, судьба. А кто ты такой, Верт Терракот, чтобы идти от судьбы в другую сторону?..»
- Парень, ты чего? – Дан тряс его за плечо.
- Н-нет, ничего. – Верт потер виски и как-то беспомощно улыбнулся. – Просто я дурак.
На него выжидающе смотрели пять пар глаз, считая Тусика.
- Чегу вы на меня так смотрите? – смутился парень. – Ну шел я по лесу на север, голодный как пес, решил поохотиться, да встретил ее, она на юг шла. Тоже голодная была. Ну мы вместе тетерева сбили, поели да разошлись. Вот и вся история.
Он сердито оглядел компанию.
- А дурак-то почему? – вдруг спросила молчавшая до сих пор девчонка с лысым котом, кажется та самая Алиса, которая снегуру нашла.
Верт горько усмехнулся.
- Да потому что она меня звала с ней пойти в Пристенки, а я не пошел. Не по пути было. В итоге и сам в болото зашел, и ее не защитил.
Он встал и отвернулся. Не привык он так душу на людях выворачивать, ужасно хотелось побыть одному, но уходить теперь… Так что он просто отвернулся, давая понять, что разговор окончен, и как раз заметил две фигурки, приближающиеся к поляне. Одну высокую, со множеством косичек на голове и одну маленькую, хрупкую, как стебелек, с растрепанными красными волосами, полыхающими в свете солнца.
- Нашла… - прошептал он, не зная, радоваться за девчонку или же наоборот. Про себя лишь мог сказать точно – сам он был рад вновь видеть это красноволосое чудо.

__________________________________________

Luxoria

- Итак, если все готовы, мы отбываем в Бэмц телепортом, - маг встряхнул кистями рук, готовясь выполнять необходимые пасы.
Астра застыла. Вот и все! Сейчас откроется воронка телепорта, за которой ее будут ждать Бэмц и порядочники. Перед глазами очень живо замелькали жуткие картинки и обрывки рассказов, слышанных в Обменнике – о тюрьмах, о зверствах порядочников, о жизни за решеткой. Скудостью воображения девочка никогда не страдала. Она живо представила себе, как она, под давлением стражей порядка, сознается во всех нераскрытых преступления со времен образования Стены. Она почти слышала в ушах противный голос судьи, произносящего запредельную цифру суммарного срока, почти чувствовала на ноге вес чугунного ядра – обязательного предмета одежды любого каторжанина…
Захотелось рвануть из последних сил, куда глаза глядят, но одного взгляда на серьезное лицо Тай хватило, чтобы выкинуть подобные мысли из головы. Похоже, это конец. Что ж, по крайней мере, она ухватила у судьбы два вполне сносных и нескучных года. Оставалось надеяться, что Кряква сумеет позаботиться о себе сама. В конце концов, она - умница, хоть и ужасная вредина.
А у самой Астры больше нет шансов… разве что…
- Подождите! – закричала она, хватая мага за руку. Тот удивленно обернулся, пытливо заглядывая в отчаянные глаза девочки.
- Чего тебе? – спросил за него хомяк, вылезая из капюшона.
- Подождите! Я.., - Астра замялась, но тут же одернула себя. Сейчас было не время колебаться … То, что она задумала, было величайшей наглостью, даже сумасшествием, но ей уже нечего терять. Хуже все равно не будет, так почему бы не пойти ва-банк? Она решительно вскинула голову. – Я хочу предложить вам договор!
Астра обвела взглядом недоуменно переглядывающихся людей. Тай смотрела на нее с непонятной улыбкой и даже легким оттенком одобрения. И чего, спрашивается, лыбится? Но где уж понять этих оборотней! Выражения лица рыжего Астра тоже не поняла. Явно малый со странностями, что ни говори. Вообще компашка как на подбор – один другого чуднее. И ведут себя странно – открытой враждебности почти не проявляют. Маг, тот вообще рассматривает с откровенным любопытством – как экспонат в музее. Один Лэм отреагировал так, как Астра и ожидала. Издал короткий, скептический смешок и нарочито вежливо спросил:
- А с чего уважаемая лэри взяла, что нас заинтересует ее предложение? Как вы сами должны понимать, заключать любые соглашения с представителями вашей профессии – это неоправданный риск.
Девочка смерила его насупленным взглядом и снова повернулась к магу. Судя по любопытству в его глазах, договариваться нужно с ним – он хотя бы выслушает до конца. А играть с хлыщом из Лаборато в словесные игры ей сейчас совсем не хотелось. Ситуация немного неподходящая.
- Я прекрасно понимаю, что у вас нет причин мне верить, но все-таки прошу вас выслушать мое предложение. Если она вас заинтересует, я даю вам слово, что до окончания срока договора буду всячески помогать вам и не причиню никакого физического, морального и материального вреда. Если же нет, значит так и тому и быть. Я смирюсь с поражением и сама пойду с вами в Бэмц.
- И как же дорого стоит слово воровки? – снова перебил Лэм. – Если нас и заинтересует это предложение, то как мы сможем вам доверять? Ваше знание умных слов как-то не успокаивает…
- Подождите, грант, - остановил его маг, мэстрэ Дан, кажется. – Давайте, в самом деле, сначала послушаем, что хочет нам сказать эта юная лэри.
- Вчера вечером, - начала объяснять Астра, - я случайно услышала ваш, мэстрэ, разговор с Тай. Вы говорили о раненой снегуре и о нелюдях, которые в последнее время стали слишком часто пропадать без вести в Пристенках.
Глаза Дана стали очень внимательными. Маг словно пытался проглядеть дырку в голове девочки. Она даже испугалась, что он псионик и все прочитает в ее мыслях сам, а тогда сделка не состоится. Но потом вспомнила воздушный сачок и телепорт и немного успокоилась. Специализацию магов по стихиям пока никто не отменял, уж это-то она знала.
Дан наконец прекратил рассматривать воровку, переглянулся с Тай и подошел поближе.
- Да, я помню, что ты сказала вчера. Ты упомянула, что пропадают не только нелюди, но отказалась что-либо объяснять. Но я повторю свой вчерашний вопрос. Что ты об этом знаешь?
Астра задумалась. Ее жизнь и свобода зависели от того, что она скажет сейчас. Ей удалось заинтересовать их, но это еще не значит, что они готовы пойти на сделку с воровкой, обокравшей их пару дней назад. И Лэм тоже прав – верить ее слову у них тоже нет причин. И все же, нужно попытаться…
- Я действительно знаю кое-что об этих исчезновениях. Как вы понимаете, у меня есть друзья в… скажем, не совсем законопослушных кругах, и на плохой слух я тоже не жалуюсь, так что мне приходилось слышать об этом. Скажу честно, что знаю не так уж много. Но в то же время, я точно знаю, где можно раздобыть больше информации, кого спросить, к кому обратиться… И если вас это интересует, я могу помочь вам разузнать о нападениях на нелюдей побольше. Взамен прошу не так уж много. Всего лишь свободу. Я помогаю вам, а вы не сдаете меня порядочникам и после выполнения договора отпускаете на все четыре стороны.
На поляне воцарилась тишина. Похоже, ее предложение заинтересовало многих. Маг задумчиво чесал небритый подбородок, уставившись куда-то за горизонт. Даже хомяк притих на его плече, раздувшись, как мыльный пузырь. Тай, казалось, уже готова была согласиться, но ждет решения остальных. Конечно, она может выбить правду из одной маленькой воровки, даже если та надумает ее обмануть. Верт бросил участливый взгляд на спящую снегуру и подбоченился, как будто готовился к обороне. Ему-то что до нее? Тоже еще нашелся борец за добро и справедливость! Но его вряд ли кто-то станет слушать…
Во всеобщей тишине внезапный мяв кота прозвучал, как револьверный выстрел. Хозяйка, задумавшись, сдавила его слишком сильно. А может, бедное животное тоже решило высказать свое мнение по поводу договора? Вот только непонятно, это было «да» или «нет»…
- Ну что ж, - нарушил молчание Дан, - ты права, нас действительно интересует, кто нападет на нелюдей в этих лесах. И, возможно, я бы согласился на твое предложение, если бы не одно «но», которое очень метко подметил грант Лэм. Откуда мы знаем, что ты нас не обманываешь?
- Ниоткуда, - вздохнула Астра. – И я не знаю, какие гарантии вам предоставить, кроме собственного слова. Заверения в том, что я его не нарушу, вас, конечно, не удовлетворят?
- Вы удивительно догадливы, лэри, - снова вмешался Лэм.
Астра опустила голову. Ничего не вышло. Что ж, она не особо рассчитывала на удачу. Сколько же можно? И так в последние два года ей просто поразительно везло. Теперь фортуна повернулась жо… спиной к бедной маленькой Астре. Картинки будущей тюремной жизни замелькали перед глазами с новой силой. Некоторые из них были настолько яркими, что на глаза навернулись слезы отчаянья. Усилием воли Астра загнала их обратно, прикусывая дрожащие губы. Еще не хватало расплакаться перед всеми, как последней дуре! Нетушки, не дождутся!
Но спрятать свои чувства до конца ей все же не удалось. Побледневшее лицо и подрагивающие пальцы выдавали ее с головой. На помощь тут же пришел неожиданный защитник. Его рыжие вихры гневно топорщились, а руки сжались в кулаки.
- Да что вы за люди такие? У вас что, совсем нет сердца? Вы готовы отправить девушку в тюрьму, прекрасно зная, через что ей придется там пройти? А Клиса? Неужели и на нее вам совсем наплевать, когда вам предлагают реальный шанс узнать, кто хотел ее смерти? Мне она тоже чужая, как и вам, но я хочу помочь Клисе сейчас, раз уж не помог тогда! И ей, - Верт кивнул в сторону Астры, - помочь тоже. Я ей верю.
- Пожалуй, - медленно проговорила Тай, становясь рядом с Вертом и хлопая его по плечу, - в этот раз я соглашусь с мальцом. Я тоже согласна поверить Астре. Не на слово, конечно. Извини, девочка, но этого ты пока не заслужила. Ты помнишь наш разговор и условия, которые я тебе поставила? И ты знаешь, что я смогу найти тебя везде, где бы ты не была, в случае, если ты решила нас обмануть или завести в ловушку. Зная все это, ты все еще настаиваешь на договоре? Ты все еще утверждаешь, что можешь помочь в поисках напавшего на снегуру?
Астра побледнела еще больше, но все же утвердительно кивнула.
- Да, я могу помочь вам в поисках информации.
- Я ей верю, Дан, - повернулась к магу Тай. – И ты можешь верить тоже. Я за нее ручаюсь.
Дан с подозрением взглянул на лесовичку.
- По-моему, Тай, ты чего-то не договариваешь. Мне, например, не совсем понятны причины твоей уверенности. Ты не объяснишь подробнее?
- Много будешь знать, скоро состаришься, - усмехнулась женщина. – Одно могу тебе сказать, мэстрэ Дан. Я отвечаю за эту девочку. Если веришь мне, можешь верить и ей. Не веришь – дело твое.
- Ну, хорошо, - вздохнул маг, поворачиваясь к Астре. – Мы согласны на договор. Сейчас мы отправляемся в таверну Хизер и там обсудим подробности и выслушаем тебя. Не беспокойся, порядочникам мы тебя не сдадим. По крайней мере, до тех пор, пока ты будешь выполнять условия договора и помогать нам в поисках. Согласна?
Астра снова кивнула. От облегчения у нее кружилась голова, а ноги отказывались держать. Где уж тут пытаться сказать что-то вразумительное? Хорошо, что Тай ободряюще приобняла за плечи – хоть какая-то поддержка. Видеть рядом радостные глаза рыжего почему-то тоже было приятно.
- Если возражений нет, то отправляемся, - закончил разговор маг, снова готовясь открыть телепорт.
- Эй, вы что, с ума посходили? - вдруг всполошился хомяк. – Она пойдет с нами? Ведь она же воровка! Она же украдет все мои запасы! Да я же теперь уснуть спокойно не смогу!
За этим заявлением последовал дружный смех, и люди по очереди стали подходить к воронке телепорта.
Проходя мимо Дана, Лэм пробормотал:
- Вот уж не думал, что в этой компании самым рассудительным окажется хомяк…
__________________
Людям не те що позакладало вуха – людям позакладало душі… © Ліна Костенко
Luxoria вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:56   #19
Luxoria
Белая и пушистая
 
Аватар для Luxoria
 
Регистрация: 31.07.2009
Адрес: Киев
Сообщений: 1,539
По умолчанию

Алька

Лика подхватила свою сумку и стала рядом с мэстрэ. Она видела, как, повинуясь магии Дана, рядом с поваленным деревом возникла воронка. Как, тревожно оглянувшись на взрослых, в телепорт шагнула Алиса, прижимая к себе своего драгоценного кота. Глаза девочки ярко блестели в предвкушении очередного приключения – не часто демонам доводится путешествовать телепортом. Лэм при виде воронки как-то недоверчиво хмыкнул, подошел к залитому водой кострищу, бережно подхватил на руки Клису вместе с одеялом и медленно шагнул в телепорт. Снегура зашевелиалсь, кинула невидящий взгляд на воронку телепорта и снова впала в беспамятство.
Юная воровка настороженно посмотрела на Тай, та кивнула головой, и растрепанная девчонка, чуть прикусив губу, нырнула в самую сердцевину вихря.
Следом шли Тай и Сюзи. Но, видимо, пони не часто приходилось путешествовать телепортом, и она заупрямилась у самого края. Тай попыталась силой затащить ее, но лошадь уперлась всеми четырьмя ногами, и даже умелой проводнице пришлось нелегко. Она начала успокаивать животное, поглаживать, уговаривать…
Лика взглянула на мага - он по-прежнему спокойно смотрел вперед, но почему-то лицо его стало старше, и ощутимо прорезались морщинки у глаз.
- А это сложно - долго держать телепорт? - шепотом спросила Лика у осторожно выглянувшего из капюшона Тусика.
- А как ты думаешь? Если надо держать долго, да еще в малознакомое место, - вздохнул хомяк. – Конечно, нелегко. Но ты не бойся, Дан - маг опытный, у него телепорт не захлопнется. Уедем все.
- А бывает что захлопывается? - удивилась мэстрэя, прикинув, что вот… остаться еще на ночь в лесу, это куда ни шло. Но оказаться в телепорте в тот момент, когда он захлопывается...
- Прекрати рассказывать страшилки, - прикрикнул на добровольного помощника маг. - Лика, не слушай его, давай, ты – следующая.
А этот момент Тай наконец удалось заставить Сюзи сделать нужный шаг, и они обе скрылись в телепорте.
- Кого ждем? - сурово скомандовал хомяк. - Быстро хватай юного путешественника и вперед!
Лика кивнула, взглянула на Верта, который опасливо косился на вихрь телепорта, и вздохнула.
- Пошли, это не страшно.
Рыжий, набравшись мужества, шагнул следом за Ликой. Над их головами, сердито покрякивая, пролетела какая-то наглая сорока.

__________________________________________________ __

Drakosha

-Телепорт, - прошептала Алиса - Ух ты!
До этого дня она не только не видела, но даже практически ничего не знала о таком способе перемещения. Конечно же, среди жителей Демо ходили слухи о том, что плуты могут мгновенно перемещаться с места на место, но вот как это происходит, никто толком объяснить не мог. Говорили даже, что никакое это не перемещение, а особо секретный аппарат, чертежи которого злоумышленники украли у гениального ученого гранта Фантома. Аппарат этот на самом деле делает копию человека - настоящий человек сидит у аппарата, а его копия появляется там, куда надо перенестись, и потом эта копия просто уничтожается.
В общем, слухи ходили всякие, а ей удастся не только увидеть, но и поучаствовать самой. Алиса была в восторге и нетерпеливо ожидала своей очереди. И вот воронка телепорта - у её носа. От предвкушения новых приключений душа Алисы радостно запела, а сердце тревожно замерло. Стараясь в последние секунды привести эти два чувства в какое-либо подобие гармонии, Алиса покрепче прижала Чуда, и, бросив последний взгляд на своих спутников, шагнула в воронку.
- Ух... ты, - фразу она закончила уже во дворе таверны, в котором сразу стало тесно и шумно.

Тай еще на поляне сказала, чтобы снегуру отнесли к ней, и Алиса побежала впереди Лэма, показывая дорогу. Лэм уложил Клису на кровать, а Алиса распахнула окно, и сладкий запах малины наполнил комнату.
Она понимала, что помощи от нее пока никакой не требовалось, да и чем она могла помочь? Но ее не гнали, и она была этому очень рада. Рядом с Тай ей было привычно и спокойно, и ей очень хотелось первой познакомиться с необычной и таинственной девушкой.
Лэм бесстрастно кивнул девочке и вышел из пристройки. Тай зашла на минутку, оглядела раненую и тоже куда-то убежала. Алиса осторожно присела на край кровати и задумалась о своем.
Вот интересно, а почему у Олафа такие двухцветные волосы? И вообще, он симпатичный, но на рыцаря... Алиса представила его в рыцарских доспехах. Доспехи на пареньке болтались и дребезжали, угрожая свалиться в любой момент. Нет, на рыцаря не похож.
Вот Дан... Теперь она принялась мысленно одевать в доспехи мага. Маг сопротивлялся, как мог, не желая менять свою куртку на кучу железяк, а еще и Тусик принялся вопить, что от походной жизни он, если не умрет с голоду, то уж точно похудеет и облезет. Алиса вздохнула. Нет, из Дана рыцаря ее мечты не получится. А жаль, он ей почти понравился.
Следующим в очереди на примерку доспехов стоял грант Лэм. Доспехи сидели на нем, как влитые, но уж очень суровый получился рыцарь. Алиса попыталась представить его поющим серенады и тяжело вздохнула. Петь серенады и заниматься прочей милой сердцу романтической ерундой рыцарь Лэм отказывался, ссылаясь на свою занятость походами и подвигами.

Мечты Алисы прервало возвращение Тай.
- Отдохни, девочка, я присмотрю за ней, - сказала Тай, погладив Алису по голове. - А вот тебя, дружок, тут быть не должно, - это уже относилось к Чуду, попытавшемуся устроиться под боком раненой девушки.
Кот обиженно фыркнул и перебрался на руки к хозяйке.

__________________________________________________ _

Алька

Через мгновение Лика появилась в пустом дворе таверны. Она нахмурилась, подошла поближе к крыльцу и осмотрелась. Рядом была только девчонка-воровка и подошедший к ней Верт.
- Твои друзья сейчас устроят раненую и вернутся, - раздался доброжелательный голос.
Лика обернулась и увидела хозяйку таверны, стоявшую в стороне. Девочка кивнула и взволновано повернулась к телепорту.
И где же маг? Может, телепорт…
Но испугаться она не успела. Во двор таверны шагнул Дан, кивнул, здороваясь, хозяйке, внимательно посмотрел вокруг и удовлетворенно покачал головой, когда из-за угла показался Лэм.
- Все в порядке? – спросил Дан демона, и Лике показалось, что голос мага звучит немного глуше, чем обычно.
- Да, мы уложили ее в комнатах Тай, - кивнул Лэм. – И лэри Хизер уже послала за лекарем.
- Ну, и отлично, - Дан улыбнулся уголками губ. – Можно и передохнуть…. Лэри, вы поможете устроить на ночлег нашу особую гостью? Да и молодому человеку тоже понадобится комната.
Хизер серьезно и внимательно осмотрела маленькую фигурку, застывшую у крыльца. Воровка в ответ не менее внимательно осмотрела Хизер.
- Ваша гостья будет ночевать здесь, а не в участке? - хозяйка таверны обернулась к магу и приподняла одну бровь.
- Нет, лэри, девушка пока останется с нами, - четко ответил Лэм, внимательно глядя на Дана. Лика поняла, что демон тоже заметил и усталость мага, и его нежелание объясняться с Хизер прилюдно. - Если лэри позволит, я ей все расскажу.
Лэм вежливо посторонился, пропуская настороженную Хизер, и следом за ней вошел в таверну.

Лика посмотрела на Дана, ожидая дальнейших указаний на тему: кому куда идти и что делать. Но маг стоял, прислонившись к стене, и явно командовать не собирался.
Девушка поняла, что деваться, собственно, некуда и придется брать власть в свои руки.
- Тусик, иди сюда, - сказала она, пересаживая хомяка себе на плечо. – Ты ж Дану капюшон оторвешь, ездить не в чем будет. Мэстрэ, давайте вы пока в таверне посидите, а мы посмотрим, где вас можно устроить. Верт, бери его под руку.
- Я и сам дойду! – запротестовал Дан.
- Никто в этом и не сомневается, - заверила его Лика. – Астра, вы… то есть ты с нами?

В нижнем зале было светло. В открытые по случаю хорошей погоды окна залетал ветерок и трепал белые накрахмаленные занавески. Для наплыва посетителей было еще рановато, поэтому большинство столов пустовали, да за стойкой скучал работавший у Хизер паренек.
- Простите, не могли бы вы мне помочь? – с ходу попросила девушка, подходя к нему, причем сам ее тон начисто исключал возможность отказа. – Это срочно.
- Да, конечно, - кивнул слуга. – Чего надо делать?
- Для начала – принести моим друзьям горячий навар и чего-нибудь поесть.
- Пирожков! – подал голос вечноголодный Тусик. – С яблоками. Или с вареньем! Или и с тем и с другим. И можно без хлеба!
- Сейчас сделаю, - Олаф, улыбнувшись хомяку, скрылся на кухне, и Лика услышала, как он о чем-то разговаривает с поварихой. Вскоре парнишка появился из кухни с полным подносом, и хомяк деловито потер лапки при виде тарелки с поджаристыми пирожками.
Олаф водрузил поднос на стол, а Лика тут же продолжила:
- Не знаю, есть ли у вас такая возможность, но надо устроить что-то вроде лежанки в саду.
- Но ведь есть еще свободные комнаты!
- Спасибо, я знаю, - прохладно кивнула Лика. – Но нужно именно в саду. Там есть скамейки или что-то в этом роде?
- У нас есть висяк, - сообщил Олаф, подумав. – Такая сетка висячая, чтобы в хорошую погоду между деревьями натягивать и на ней лежать.
- Отлично. Неси в сад, - распорядилась мэстрэя.
Парень сбегал в кладовку, где хранилась «висячая сетка», и вытащил ее на улицу. Через пару минут висяк закачался между двумя раскидистыми яблонями. Олаф по собственной инициативе притащил плед, хотя зачем он нужен летом, не мог сказать и сам парень.
- Здорово получилось, - решила Лика. – Надеюсь, Дан оценит! Осталось уговорить его прийти сюда!
Маг дремал над чашкой и вовсе не желал куда-либо идти, отговариваясь тем, что ему и здесь неплохо. Как ни странно, убедить его помог Тусик.
- Действительно, шел бы ты спать, - шепнул фамилиар на ухо хозяину, щекоча его усами. – У меня, понимаешь, свидание, а тебя без присмотра бросать тоже не годится…
- У тебя каждый день свидания, - фыркнул Дан. – То с соседской кошкой, то еще с кем.
- Попрошу не трогать святое! - возмутился хомяк. – Козявочка – прелестная дама, ее ни с кем не сравнишь! И вообще, тебе не понять!
И Тусик, прихватив с собой почти целый пирожок (один отъеденный уголок не считается), отправился в малинник. Дану не оставалась ничего другого, как сдаться на милость Лики и пойти в сад.
Под яблонями было тепло и тихо. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь листву, разбрасывали по траве золотистые кружечки конфетти. Казалось, будто из города они перебрались обратно в лес.
- Вам нравится, мэстрэ? – спросила Лика с такой гордостью, как будто лично посадила тут все деревья.
- Да, - улыбнулся Дан. – Все отлично.
- Послушайте! – Олаф заступил дорогу возвращавшейся в таверну девушке. - Если мэстрэ плохо себя чувствует, ему точно не стоит лежать в саду.
- Мэстрэ чувствует себя отлично! – отчеканила Лика. Нет, ну, кто позволил этому мальчишке лезть в дела магов?! – И поверь, твои советы – это последнее, что ему нужно. А вместо того, чтобы рассуждать, лучше приготовь еще две комнаты. Верту и Астре тоже надо будет где-то жить.
Паренек даже покраснел от такой отповеди и обиженно засопел.
Сделав распоряжения, Лика пошла в свою комнату. Как трудно командовать! Но не зря ее столько времени учили управлять замком. Она справилась. Вроде бы… Только вот почему-то обиженный мальчишка не шел из головы. И это мешало радоваться.
__________________
Людям не те що позакладало вуха – людям позакладало душі… © Ліна Костенко
Luxoria вне форума  
Старый 12.08.2009, 21:58   #20
Luxoria
Белая и пушистая
 
Аватар для Luxoria
 
Регистрация: 31.07.2009
Адрес: Киев
Сообщений: 1,539
По умолчанию

Морис

Таверна встретила Лэма почти домашним уютом. Легкая прохлада большого зала, мягкий полумрак и тонкий, еле-еле уловимый аромат хвои почему-то всколыхнули в его душе давно забытое чувство дома. И сразу стало спокойно и хорошо, нахлынуло умиротворение.
С чего бы это? Или он слишком долго бродил по лесу? Особенно с непривычки, после бальных залов столицы и шумных южных портов. На природе он до сих пор бывал, прямо скажем, нечасто… ну, разве что иногда гостил в поместье у кого-нибудь из светских приятелей. А еще… впрочем, это не считается. Леса Пристенков – это не острова Мадеин, не стоит и сравнивать.
Или этот «телепорт» так повлиял? Как-то странно – лезть в самую сердцевину вихря. Впрочем, это невероятное для жителя Демо путешествие продолжалось всего несколько мгновений, так что испугаться или удивиться было просто некогда. А, кроме того, у него на руках была раненая девушка, поэтому все внимание было сосредоточено на ней.

Легкое покашливание прервало поток размышлений. Лэм вернулся в реальность и обнаружил, что Хизер с укором смотрит на него, ожидая обещанных объяснений. Извинившись, Лэм кратко пересказал хозяйке события последних дней и суть договора с Астрой. Вдова слушала внимательно и не перебивала.
-Да, ранение этой девушки все переменило, - с каким-то удовлетворением подытожила Хизер, – и вы решили не сдавать воровку властям. Думаю, что им обеим очень повезло наткнуться именно на вашу компанию – и этой девице, и несчастной снегуре. Кстати, как она, грант? Я могу ей чем-то помочь? Может, нам с вами надо побыть там, с ней?
-Мне – вряд ли. Я уложил ее на кровать в комнате Тай. На этом моя миссия по доставке выполнена, - Лэм был удивлен неожиданным поворотом их беседы.
-Простите, грант, вас беспокоит, что она – нелюдь? - взгляд Хизер, казалось, буравил насквозь, но даже неудобные вопросы она задавала с такой вежливой интонацией, что упрекнуть ее в неуважении было никак нельзя.

Лэм на секунду задумался. Слово "нелюдь" резало слух. Он вспомнил, как держал девушку на руках. Несмотря на необычный цвет кожи и какие-то странные уши, она вовсе не казалась нелюдем. И вообще, цвет кожи – это дело вкуса. На Островах Мадеин можно было встретить и не таких – там попадались желтые, коричневые и даже черные, так что у истомившихся от долгого перехода моряков был прекрасный материал для сравнения и обширная тема для сугубо мужских разговоров.
-Ничего подобного, - несколько раздраженно ответил Лэм. - Только я – не врач, и чем я могу помочь несчастной девушке? А стоять там столбом и любопытствовать…

Хизер удовлетворенно кивнула и перевела взгляд на входную дверь. Лэм обернулся. В таверну вошел Дан, поддерживаемый с двух сторон Ликой и Вертом. Похоже, мэстрэ все-таки неважно себя чувствовал. Следом за ними проскользнула Астра. Девочка старалась держаться независимо, но было видно, что она немного нервничает и время от времени бросает по сторонам косые взгляды.

Хизер еще раз с ног до головы оглядела девочку и горько усмехнулась:
-И вы не боитесь, грант, впустить лису в курятник?
-Ну, честно говоря, я сам - не в большом восторге от этой идеи, - ответил Лэм. – Но ваша подруга Тай заверила, что все будет в порядке. Мне даже кажется, что она сумела чем-то припугнуть девчонку. Вы случайно не знаете, чем именно?
Хозяйка хмыкнула, но тут же сделала серьезное лицо.
-Не знаю – не слышала, - произнесла она. – А гадать не буду. Ну что же, значит, все в порядке. Долго ли вы пробудете в нашей таверне, грант?

Взгляд вдовы стал строже, и Лэм понял, что аудиенция окончена. Доверительного разговора больше не будет. "Впрочем, - тут же мелькнула мысль - а нужно ли ему это доверие?" Ответа на этот вопрос он не знал.
-Я пока никуда не спешу, - спокойно ответил Лэм. – Да, я помню, что сумма моего аванса истекла, и мне нужно заплатить за комнату. Вот, пожалуйста, - он вытащил обретенный бумажник. - Это – за три дня вперед.
-Вы очень практичны, грант, - с удовлетворением кивнула хозяйка. – Это такая редкость среди ученых.

Лэм почувствовал подвох, но Хизер была совершенно серьезна. Ему ничего не оставалось, как развернуться и подняться к себе.

_______________________________________________

ЕЛЕНА

Тай вышла из конюшни, где оставила пони, оглядела пустой двор и отправилась в пристройку. Убедившись, что Клиса удобно устроена и находится под присмотром, проводница направилась в большой зал таверны. Хизер стояла в дверях кухни, а в глубине за столом сидела, выпрямившись, Астра и напряженный Верт. Девочка держалась на чистом гоноре, а парень рассеянно смотрел по сторонам, временами косясь на Астру и поспешно отводя глаза, когда их взгляды случайно пересекались.

-Мэстре Хург скоро придет? - озабоченно спросила Тай, обняв и поцеловав в щеку Хизер, с которой так и не поздоровалась толком в суматохе.
-Он уехал. Утром его вызвали на ферму, - было видно, что хозяйка таверны расстроена. - Там молодая женщина сломала ногу. Что-то сложное. Да она еще и беременна ко всему. Быстро назад не вернется. Придет этот толстяк Ваниш.
-Ой, только его нам не хватало! - проводница даже фыркнула от разочарования. – Ладно, я пойду к Клисе, - она повернулась посмотрела на парочку, сидящую у стены. - Хиз, накорми, пожалуйста, ребят! Астра переночует у меня, а вот молодой человек…
-Я могу и в конюшне на сене поспать, - откликнулся парень, - а за еду я могу отработать. В хозяйстве ведь всегда дело найдется…
-А ты, красавица, - матушка Хизер в упор смотрела на Астру, - как собираешься причиненный ущерб отрабатывать?
-А какой ущерб?! - девчонка дерзко задрала нос.- Вам же все вернули. А за еду я заплатить могу. Не нищая.
-Ой, была бы ты моей дочкой, - Хизер покачала головой. – Сейчас покормлю вас…
-Да, твоя касса у мэстрэ Дана, но, он отдыхает, наверное, - спохватилась Тай. – И, пожалуйста, попроси Лэма зайти ко мне.
Хизер уже открыла рот, чтобы спросить, зачем проводнице понадобился грант, но Тай уже вышла на улицу. А несколько мгновений спустя вновь показалась в дверном проеме.
- Хиз, и пошли своего паренька к травнице Поти, пусть придет. А то с этим Ванишем…

_______________________________________________

Морис

Лэм бродил по комнате вдоль и поперек, как будто задался целью ее измерить. Как ни странно, каждый раз получалось разное количество шагов. Но этот пространственный феномен не вызвал никакого интереса. Лэм продолжал мотаться туда-сюда, пытаясь понять, что же так его беспокоит.
Разговор с хозяйкой получился какой-то несуразный. Хизер встретила его радушно, но что же ее разочаровало? Отсутствие энтузиазма Лэма в деле спасения снегуры? Но, если рассуждать здраво, что он мог сделать?
И вообще, он вернул брошку. И в этой таверне его уже ничего не держит. Понятно, что ни Дан, ни Тай в ближайшие несколько дней будут не в состоянии помочь в его поисках. Проводница, в первую очередь, посвятит себя раненой. Ну, а мэстрэ, похоже, задели за живое странные события, творящиеся в Пристенках! Если этого человека вообще может что-то задеть. Впрочем, как уверяет Тусик, Дан – герой, причем прославленный. А у героев – свой Кодекс Чести. Хотя стоит ли верить на слово прожорливому говорящему хомяку?
Лэм усмехнулся, но тут же вновь поскучнел, и принялся рассуждать дальше.
Похоже, что здесь ему больше нечего делать. Кроме того, монет практически не осталось. Нужно искать банк. А, обменяв ассигнации, обратиться к властям. Например, попросить того же мэстрэ Дана порекомендовать его кому-нибудь из столичных знакомых. Маг явно будет рад избавиться от надоевшего ему «ученого».
А сам он, Лэм, будет рад? Да, ему интересна странная разношерстная компания. И чья причуда собрала вместе этих разных людей? Жаль, что он не может позволить себе задержаться, но дело – прежде всего.
Внезапный стук в дверь прервал его прогулку.
-Грант Лэм, вы не могли бы спуститься в комнаты Тай? Ей нужна ваша помощь! – голос Хизер снова веял тем же теплом, с каким она встретила его вначале.
Лэм остановился на полдороги от умывальника до кровати.
-Да, я сейчас приду! – взяв себя в руки, спокойно произнес он и поспешил к двери. Он был нужен? Зачем? И разве это его волнует?

__________________________________________________ ____

Agdaha

Совместно с попутчиком

Птенцы в малиннике орали на редкость нагло. Козявочка вылезла из норы, ежась и дрожа от утренней свежести. Хотелось спать, но галдеж был невыносим… Пыжик выдернула из земли жирного дождевого червя и забросила в гнездо. Птенцы некоторое время с недоумением изучали извивающееся чудовище, после чего продолжили ор. Пришлось искать им жуков и личинок…
За этим занятием и застал пыжика Кактус.
- Козявочка, милая! – воскликнул он, поднявшись на задние лапы. – Я так рад вас видеть!
Козявочка выпустила из рук копощащегося жука и обняла хомяка за щеки.
- Вы вернулись! – пыжику хотелось прыгать от радости, и это было для нее совершенно непривычным чувством, ведь она уже давно ни к кому не привязывалась. Семья Козявочки пропала в лесном пожаре, а с тех пор никого ближе семейства полевок у нее не было.
Кактус похлопал Козявочку по спинке.
- Как вы здесь жили, милая, пока нас не было? Как ваш новый дом?
- Ой! – сказала Козявочка, не в силах описать все эмоции и впечатления последних двух дней. – Здесь столько всего! И птицы вот… и тараканы… и… и… а вы где были? Расскажи, расскажи! – принялась она тормошить хомяка.
- Это долгий рассказ, - важно начал тот. – Вообще, хорошо бы сначала перекусить, но страшно не хочется с вами расставаться…
- Щас! – радостно воскликнула Козявочка и побежала в свою нору. Через три минуты она вернулась с подсохшей булочкой и крупной морковкой. Хизер регулярно приносила пыжику еду, и потому в дальнем углу норы уже начал скапливаться маленький склад продовольствия.
- О, Козявочка, вы моя спасительница, – хомяк поцеловал лапку Козявочки и вонзил зубы в морковь.
Козявочка села рядом, скромно отломив от булочки кусочек. Она страдала от любопытства, что же может рассказать ей хомяк, но расспрашивать голодного было стыдно…
Меж тем, не прошло и нескольких минут, как с морковкой и остатком булочки было покончено. Тусик сыто вздохнул и сказал:
- Ну вот, теперь можно и поговорить… ну что… воровку, мы, конечно же, поймали…
Тусик внимательно посмотрел на пыжика.
- Вы же в этом не сомневались?
Козявочка замотала головой, глядя на хомяка преданным, восхищенным взглядом.
- Но, скажу я вам, непростое это было дело… да и опасное! Странные дела творятся у нас в лесу, - произнес Кактус, с интонацией удивительно напоминающей Дана.
- Какие? – подалась вперед пыжик.
Тусик таинственно осмотрелся и понизил голос до шепота.
- Мы нашли раненую снегуру… и узнали, что кто-то на нелюдей охотится…
Козявочка широко распахнула и без того круглые глаза.
- Это как жа? Это кому жа ж надо?!
- Не знаю, - вздохнул Кактус. – Немыслимые вещи… кому такое могло в голову придти?
И зачем?! Ведь это же не только тут… вы сами едва не стали жертвой… эта ловушка в малиннике… - Кактус осекся, поняв, что ляпнул лишнего.
Козявочка в страхе огляделась по сторонам, как будто за любым кустом скрывался враг.
- Мне страшно! А если меня опять поймають?
- Не бойтесь, милая Козявочка! Пока мы здесь, с вами ничего не случится! – проникновенно заверил Кактус.
- А если вы уйдете? – уставилась на него та. – Я ж останусь одна! Опять!
- Козявочка, мы что-нибудь придумаем, не переживайте! – пообещал хомяк. – А сейчас мне пора бежать! Надо проверить, как там Дан, не просквозит ли его в висяке, да и… там, в таверне, могут решать важные вопросы! Не скучайте, Козявочка! Я скоро вернусь!
С этими словами хомяк убежал куда-то дальше в сад.
Козявочка подобрала с земли крошки, скормила их птенцам и задумалась. Когда-то давно сказки о снегурах ей рассказывала бабка, старая пыжиха… Увидеть ее даже любопытней, чем узнать, поймали воровку или нет! Козявочка немного побродила туда-сюда, соображая, где она может быть, и не будет ли опасно попытаться увидеть снегуру. Через некоторое время любопытство победило.
Козявочка негромко засвистела, и одна из крепких веток малины опустилась едва ли не до земли. Вцепившись в нее, Козявочка свистнула еще и раз и взмыла вверх, к окну таверны, под которым и росла малина.
__________________
Людям не те що позакладало вуха – людям позакладало душі… © Ліна Костенко
Luxoria вне форума  
Закрытая тема

Метки
роман

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Яндекс цитирования


Часовой пояс GMT +3, время: 16:56.


Работает на vBulletin® версия 3.8.5.
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot